WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Параграф 3.3 «Анализ результатов исследования структуры мотивационного компонента личностной беспомощности на разных возрастных этапах». Для более детального анализа и более глубокого понимания мотивационного компонента личностной беспомощности была изучена его структура у беспомощных испытуемых на разных возрастных этапах. При применении факторного анализа использовался метод главных компонент с последующим Varimax normalized вращением. Критерием вхождения переменной в фактор считался факторный вес выше (или =) 40.

Структура мотивационного компонента личностной беспомощности на разных возрастных этапах представлена в разной степени выраженности и обширности. На каждом последующем возрастном этапе происходит увеличение количества задействованных показателей мотивационной сферы и, соответственно, факторов. На основании этого можно предположить, что личностная беспомощность приобретает все более сложную структуру и включает в себя большее количество мотивационных образований. Так, в младшем школьном возрасте это двухфакторная структура, включающая в себя «Боязнь неудач» и «Экстернальный локус контроля» (доля объяснимой дисперсии 59,23%). Мотивационный компонент личностной беспомощности в подростковом возрасте имеет трехфакторную структуру (доля объяснимой дисперсии - 71,78%):

«Пассивность в отношении учебной деятельности», «Экстратенсивная мотивация на фоне социального страха» и «Боязнь неудач в сочетании с низкой ответственностью». В ходе факторизации показателей мотивационного компонента личностной беспомощности в юношеском возрасте выделилось четыре наиболее значимых факторов (доля объяснимой дисперсии - 80,52%):

«Боязни неудач в сочетании с низкой ответственностью», «Низкого уровня притязаний в сочетании со стремлением избежать наказания», «Экстратенсивной мотивации» и «Страха отвержения».

Стоит отметить различия в структуре мотивационного компонента личностной беспомощности в младшем школьном и подростковом возрасте. Так, если в младшем школьном возрасте главными являются боязнь неудач и экстернальный локус контроля, то в подростковом на первый план выходят снижение учебной мотивации, неспособность к целеполаганию. Также обращает на себя внимание появление в структуре мотивационного компонента фактора «Экстратенсивная мотивация на фоне социального страха», что объясняется особой значимостью в данном возрасте интимно-личностного общения, но у беспомощных подростков эта сфера связана с негативными переживаниями, а именно, страхом отвержения.

Существуют различия в структуре мотивационного компонента личностной беспомощности в подростковом и юношеском возрасте. В юношеском возрасте на первый план выходит «Боязнь неудач в сочетании с низкой ответственностью» и добавляется фактор, связанный с уровнем притязаний. Стоит отметить, что структура мотивационного компонента в юношеском возрасте наиболее обширная, охватывает все сферы жизнедеятельности личности, как отношение к социуму, к профессиональной деятельности, так и внутренние позиции.

Параграф 3.4 «Анализ результатов исследования успешности в ведущей деятельности испытуемых с личностной беспомощностью на разных возрастных этапах» посвящен сравнительному анализу успешности в ведущей деятельности на разных возрастных этапах беспомощных и самостоятельных испытуемых. В качестве статистического метода использовался непараметрический метод сравнения – Критерий U-Манна-Уитни для двух независимых выборок.

Ведущей деятельностью в младшем школьном возрасте является учебнопознавательная деятельность. В качестве критериев её успешности были выделены: высокая познавательная активность, успеваемость, сформированность показателей учебной деятельности.

Значимые различия между беспомощными и самостоятельными младшими школьниками обнаружены практически по всем показателям успешности в ведущей деятельности, кроме успеваемости по русскому языку и музыке. На высоком уровне значимости обнаружены различия в успеваемости по информатике (U=994, при p=0,009), иностранному языку (U=1034,5, при p=0,018) и окружающему миру (U=1003, при p=0,01), на уровне статистической тенденции существуют различия в успеваемости по литературе (U=1146,5, при p=0,094) и математике (U=1148,5, при p=0,082). Таким образом, у беспомощных школьников средняя успеваемость значимо ниже, чем у самостоятельных школьников. С высоким уровнем значимости (p=0,000) выявлены различия между беспомощными и самостоятельными детьми в уровне познавательной потребности. У учащихся с личностной беспомощностью средние показатели познавательной потребности гораздо ниже, чем у самостоятельных, менее выражена интеллектуальная активность (U=940, при p=0,003), как и стремление к ней (U=942,5, при p=0,003), также отмечается более низкий уровень организованности (U=922,5, при p=0,002), саморегуляции деятельности (U=924, при p=0,002), работоспособности (U=895,5, при p=0,001), чем у самостоятельных школьников. По скоростным характеристикам (U=913,5, при p=0,002) и ориентировочным компонентам деятельности (U=1088,5, при p=0,046) беспомощные дети также уступают самостоятельным.

Ведущей деятельностью в подростковом возрасте является интимноличностное общение. Критериями успешности в данной деятельности выступают:

контактность, гибкость в общении, потребность в общении, инициативность в общении, легкость установления контактов, широта круга общения, устойчивость общения, выразительность в общении и глубина взаимоотношений, высокий социометрический статус.

В подростковом возрасте у испытуемых с личностной беспомощностью и самостоятельностью выявлены значимые различия по большинству критериев успешности в интимно-личностном общении: у беспомощных менее выражена потребность в общении (U=292, при p=0,076), более низкий эмоциональный (U=453, при p=0,01) и деловой статусы (U=553, при p=0,021), более низкая контактность (U=400, при p=0,009) и гибкость в общении (U=386, при p=0,005), также широта их круга общения (U=289,5), при p=0,069) значительно меньше, чем у их самостоятельных одноклассников, как и устойчивость (U=228, при p=0,005), выразительность в общении (U=274, при p=0,038) и глубина взаимоотношений (U=240, при p=0,008).

Ведущей деятельностью в юношеском возрасте является учебнопрофессиональная. Критериями её успешности выступают: успеваемость, высокие показатели саморегуляции деятельности, удовлетворенность выбранной профессией.

Существуют значимые различия по «среднему баллу» успеваемости (U=299,5, при p=0,02) у беспомощных и самостоятельных студентов. Из всех показателей саморегуляции деятельности выявлены различия по двум параметрам: моделирование деятельности (U=307, при p=0,017) и гибкость в деятельности (U=331,5, при p=0,042). Анализ таблиц сопряженности достоверно показал ( = 4,52; при р=0,033), что в юношеском возрасте среди испытуемых с личностной беспомощностью гораздо больше неудовлетворенных выбором своей профессией, чем у самостоятельных юношей и девушек. Это может свидетельствовать о том, что эти студенты сделали вынужденный выбор или при выборе профессии руководствовались скорее внешними отрицательными, чем внешними положительными и внутренними мотивами.

Таким образом, беспомощные испытуемые менее успешны в ведущей деятельности на каждом исследованном возрастном этапе, чем самостоятельные испытуемые. Результаты проведённого исследования доказывают необходимость изучения личностной беспомощности в рамках деятельностного подхода и позволяют рассматривать не только психологическое содержание личностной беспомощности, но и её проявления в ведущей деятельности.

Параграф 3.5 «Анализ результатов исследования взаимосвязи мотивационного компонента личностной беспомощности и ведущей деятельности». На данном этапе исследования решалась задача выявления взаимосвязи мотивационного компонента личностной беспомощности и ведущего вида деятельности на разных возрастных этапах. Применялся факторный анализ, метод главных компонент с последующим Varimax normalized вращением.

Факторный анализ показателей мотивационного компонента и ведущей деятельности в младшем школьном возрасте выделил три фактора (доля объяснимой дисперсии - 63,2%).

В первый фактор вошли показатели учебно-познавательной деятельности.

Наибольший вес составили 2 показателя с отрицательными знаками: стремление к интеллектуальной активности (-0,87) и интеллектуальная активность (-0,87), а также в фактор вошли с отрицательными весами: саморегуляция деятельности (0,85), работоспособность (-0,83), позитивная коммуникативная активность (-0,81), познавательная потребность (-0,78), организованность (-0,78), общая успеваемость (-0,76), скоростные характеристики (-0,75), ориентировочные компоненты деятельности (-0,72) и с положительными весами: недостаточная учебная активность (0,65), негативная коммуникативная активность (0,67).

Таким образом, психологическое наполнение фактора характеризуется низкой познавательной активностью, низкой успеваемостью, недостаточной сформированностью показателей саморегуляции деятельности. Этот фактор получил название «Низкая интеллектуальная активность и стремление к ней».

Второй фактор определяет показатель предпочтение спокойных ситуаций деятельности (0,7). С меньшими, отрицательными весами в него вошли:

предпочтение усложненных ситуаций деятельности (-0,69) и уровень субъективного контроля (-0,56). Охарактеризовать его можно как нежелание решать сложные проблемы и задачи и брать на себя ответственность за их решение. Данный фактор обозначен как «Предпочтение спокойных ситуаций на фоне экстернального локуса контроля».

В третий фактор вошли показатели мотивационного компонента. Его можно назвать «Боязнь неудач». В него вошли с равными большими весами боязнь неудач (0,78) и с противоположным знаком показатель надежды (-0,82).

Таким образом, два фактора разделились отдельно на учебную деятельность и мотивационный компонент личностной беспомощности. Лишь в третьем факторе мы наблюдаем взаимосвязь этих двух составляющих. И особую важность в этой связи играет локус контроля. Можно предположить, что именно с этой взаимосвязи впоследствии развертывается влияние личностной беспомощности на деятельность и обратно.

В структуре взаимосвязи мотивационного компонента личностной беспомощности и деятельности в подростковом возрасте выявлена трехфакторная структура (доля объяснимой дисперсии - 50,33%).

В отличие от особенностей взаимосвязи, полученной в младшем школьном возрасте, здесь уже нет четкой дифференциации деятельности и мотивационного компонента, что может свидетельствовать о более тесном взаимодействии и влиянии личностной беспомощности на деятельность и обратно.

В первый фактор помимо показателей интимно-личностного общения включен показатель интернальности в области достижений (-0,42). С наибольшим весом здесь выступает с отрицательной нагрузкой потребность в общении (-0,84) и выразительность в общении (-0,84). Далее идут легкость установления контактов (-0,78), устойчивость общения (-0,78), глубина взаимоотношений (0,76), инициативность в общении (-0,65) и контактность (-0,58). Психологическое наполнение фактора характеризуется низкой потребностью в общении и затруднении в установлении контактов и их поддержании, экстернальным локусом контроля в области достижений. Данный фактор можно обозначить как «Избегание социальных контактов».

Второй фактор с большими, отрицательными нагрузками определяет социальный статус, как деловой (-0,85), так и эмоциональный (-0,8). И примерно с равными весами в него вошли интернальный локус контроля (-0,64) и легкость установления контактов (-0,44). Охарактеризовать данный фактор можно как низкое социальное положение среди сверстников, трудности в установлении контактов на фоне внешнего локуса контроля, назовем его «Низкий социальный статус на фоне экстернального локуса контроля».

В третий фактор с максимальным весом вошла мотивация учения (-0,81). А также способность к целеполаганию (-0,72), мотив получения отметки (0,64), интернальность в области неудач (-0,52), гибкость в общении (-0,48), страх отвержения (-0,4) и позиционный мотив (0,4). Фактор получил название по своему системообразующему показателю - «Низкая мотивация учения, имеющая экстратенсивную направленность».

Обращают на себя внимание различия в особенностях взаимосвязи мотивационного компонента личностной беспомощности и деятельности в младшем школьном и подростковом возрастах. Так мы видим, что для подростков на первый план выходит социальная сфера, и только третий фактор характеризует специфику их учебной деятельности. Также в отличие от младшего школьного возраста очевидна взаимосвязь не только локуса контроля, но и мотивации аффилиации, мотивации учения с деятельностью в подростковом возрасте.

Факторный анализ показателей мотивационного компонента и ведущей деятельности в юношеском возрасте выделил четыре фактора (доля объяснимой дисперсии - 61,84%).

В состав первого фактора, вошли показатели мотивационного компонента личностной беспомощности: интернальность в области неудач (-0,81), интернальность в области достижений (-0,72), стремление к успеху (-0,71), общая интернальность (-0,65), интернальность в семейных отношениях (-0,64), интернальность в производственных отношениях (-0,62). Его можно обозначить как «Боязнь неудач в сочетании с низкой ответственностью». Психологическое наполнение фактора характеризуется низким стремлением к успеху и экстернальностью в области достижений, в семейных и производственных отношениях.

Второй фактор наполняют следующие показатели: с наибольшими весами - общий уровень саморегуляции (-0,82), оценка результатов деятельности (-0,8).

Также планирование деятельности (-0,69) и ее моделирование (-0,73) и интернальный локус контроля (-0,4). Он получил название «Низкий уровень саморегуляции деятельности». Психологическое наполнение фактора состоит в основном из отрицательных показателей саморегуляции деятельности на фоне экстернального локуса контроля.

В третий фактор вошли: мотив получения стипендии (0,75), успеваемость (0,72), гибкость в деятельности (-0,71), мотив получения интеллектуального удовлетворения (-0,66), самостоятельность (-0,6), страх отвержения (0,45) и стремление к принятию (-0,41). Его можно обозначить как «Экстратенсивная мотивация на фоне низкой успеваемости». Психологическое наполнение фактора характеризуется низким уровнем успеваемости, высокой значимостью мотива получения стипендии и низкой значимостью мотива получения интеллектуального удовлетворения, низким уровнем самостоятельности и гибкости в деятельности, а также высоким уровнем страха отвержения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»