WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В первой главе «Теоретические подходы к изучению мотивационного компонента личностной беспомощности на разных возрастных этапах» раскрывается теоретический контекст исследования.

В параграфе 1.1 «История изучения беспомощности в отечественной и зарубежной психологии» выделены тенденции в становлении и изучении представлений о феномене беспомощности в отечественной и зарубежной науке.

Предпосылки зарождения представлений о феномене беспомощности были заложены в России великим отечественным физиологом И.П. Павловым. Однако впервые обнаружить феномен выученной беспомощности удалось М. Селигману с коллегами (С. Майером и Б. Овермэйером) в лаборатории Пенсильванского университета. Дальнейшее развитие теории беспомощности также происходило в зарубежной психологии (Л. Абрамсон, Л. Аллой, М. Висинтайнер, К. Двек, Э.

Динер, Г. Металски, К. Петерсон, А. Стоун, Дж. Тисдейл, Д. Хирото, Х.

Хекхаузен). Теория в своем развитии переживала много трансформаций:

зародившись в рамках классического бихевиоризма, в дальнейшем она была переформулирована в традиции когнитивно-бихевиорального подхода, далее произошла трансформация понимания феномена беспомощности в русле теоретико-атрибутивного подхода, далее М. Селигманом был перенесен акцент с выученной беспомощности на выученный оптимизм и на современном этапе в зарубежной психологии актуальность приобретает изучение позитивных психологических феноменов в противоположность изучению беспомощности (М.

Аржил, Дж. Вейлант, Э. Динер, Д. Канеман, М. Чиксентмихали, Н. Шворц).

В России изучение беспомощности начинается лишь в 90-х гг. Наблюдаются разрозненные, локальные исследования данного феномена, его составляющих (например, атрибутивного стиля), а также вопросов профилактики и коррекции выученной беспомощности - тенденция, сходная с зарубежной психологией (Н.А.

Батурин, Т.О. Гордеева, И.В. Девятовская, М.М. Далгатов, Н.Т. Магомедова, В.С.

Ротенберг, В.Г. Ромек). Выполняются исследования позитивных конструктов личности, которые повышают толерантность к негативным образованиям типа феномена беспомощности (активная жизненная позиция (В.С. Ротенберг, И.С.

Коростелева и др.), уверенность в себе (В. Ромек), компетентность (Е. Вахромов), личностный потенциал (Д.А. Леонтьев), жизнеспособность (Е.А. Рыльская), оптимизм (Т.О. Гордеева)).

Наиболее разработанной в отечественной психологии представляется концепция личностной беспомощности (Д.А. Циринг), которая легла в основу настоящей работы.

В параграфе 1.2 «Личностная беспомощность и мотивационный компонент в её структуре» подробно раскрывается концепция личностной беспомощности Д.А. Циринг, которую продолжают в своих исследованиях Е.А. Егорова, Е.В.

Забелина, С.А. Сальева, Ю.В. Яковлева.

Д.А. Циринг предложено новое видение феномена беспомощности, уже не только как состояния, но и как устойчивого образования личностного уровня, включающего в себя сочетание определенных личностных особенностей, пессимистического атрибутивного стиля и устойчивых невротических нарушений, которое получило название личностной беспомощности. Автором концепции впервые был поставлен вопрос о структуре данного явления и раскрыты особенности структуры личностной беспомощности на разных этапах онтогенеза: в младшем школьном, подростковом и юношеском возрасте.

Д.А. Циринг предложена четырехкомпонентная структура личностной беспомощности, включающая в себя волевой, эмоциональный, когнитивный и мотивационный компоненты. Именно изучение мотивационного компонента представляется особенно важным, в силу высокой значимости мотивационной сферы в структуре личности (В.Г. Асеев, В. Н. Мясищев, Б.Ф. Ломов, А.Н.

Леонтьев и др.). В соответствии с выделенной Д.А. Циринг структурой личностной беспомощности, мотивационный компонент можно представить в виде сочетания определенных характеристик мотивационной сферы личности, которые, взаимодействуя с другими (когнитивными, волевыми, эмоциональными) и личностными особенностями, образуют личностную беспомощность. Следует отметить, что личностная беспомощность представляет собой целостное психическое образование, соответственно, все её компоненты влияют друг на друга и обусловливают друг друга. Поэтому рассмотрение отдельно мотивационного компонента достаточно условно, но продиктовано необходимостью детального исследования.

Д.А. Циринг выделен симптомокомлекс, противоположный личностной беспомощности по своему психологическому содержанию, названный «самостоятельностью», который характеризуется выраженной волевой активностью, оптимистическим мировосприятием, эмоциональной уравновешенностью, интратенсивной мотивацией, креативностью.

В русле данной концепции проводятся исследования социальнопсихологических особенностей личностной беспомощности и самостоятельности (Е.В. Забелина, Ю.К. Мухаметова, Д.А. Циринг), изучаются факторы, детерминирующие формирование симтомокомплекса личностной беспомощности, в том числе родительские стили воспитания и травмирующие события (С.А. Сальева, Д.А. Циринг), исследуется структура и психологическое содержание феномена самостоятельности (Д.А. Циринг, Ю.В. Яковлева), изучается взаимосвязь личностной беспомощности и правосознания (Е.А.

Егорова, В.С. Красник).

В силу того, что исследования феномена беспомощности в основном осуществлялись в зарубежной психологии, необходимо расширить понимание беспомощности адекватно нашей культуре и традициям отечественной психологии. Перспективным представляется исследование личностной беспомощности в рамках деятельностного подхода.

В параграфе 1.3 «Деятельностный подход к исследованию мотивационный сферы личности» отмечается многообразие точек зрения на природу мотивации и мотивов, рассматриваются подходы к изучению мотивационных феноменов (В.Г.

Асеев, В.К. Вилюнас, Ж. Годфруа, В.С. Мерлин, С.Л. Рубинштейн, Д. Н. Узнадзе, Х. Хекхаузен, П.М. Якобсон). В последнее время происходит повышение интереса среди психологов к исследованию мотивационной сферы личности (А.Г.

Асмолов, В.Г. Асеев, К.А. Абульханова-Славская, Т.О. Гордеева, Е.П. Ильин, Д.

А. Леонтьев, В.Г. Леонтьев, А.К. Маркова, В.И. Чирков, Р.И. Цветкова, В.Д.

Шадриков и др.). Анализируется понятие деятельности (Б.Г. Ананьев, Е.А.

Климов, А.Н. Леонтьев, В.С. Мерлин, К.К. Платонов, С.Л. Рубинштейн) и деятельностный подход, который изначально имел два варианта: 1) культурноисторический (объектно-деятельностный) (Л.С. Выготский, А.Н. Леонтьев и А.Р.

Лурия), 2) социально-динамический (субъектно-деятельностный). Главным в обоих вариантах деятельностной психологии является главенствующая роль деятельности в формировании и развитии человека и его психики.

Деятельностный подход, разработанный в психологии российскими учеными С.Л.

Рубинштейном (1889-1960), А.Н. Леонтьевым (1903-1979) и др., опирается на идею о том, что люди и их психика развиваются прежде всего на основе изначально практической деятельности. Созданная С.Л. Рубинштейном и его учениками (К.А. Абульхановой-Славской, А.В. Брушлинским и др.) теория называется субъектно-деятельностной, поскольку в ней раскрываются особенности субъекта и его психики. Уже в современной психологии эти два генеральных направления, сформировавшиеся в мощные научные школы, являются философско-методологической основой практически всех современных концепций психического развития (В.В. Давыдов, М. Коул, И. Ломпшер, В.С.

Лазарев, А.К. Маркова, Д. Б. Эльконин).

Деятельностный подход, сформулированный А.Н. Леонтьевым, явился методологической основой работы. Главные изменения в развитии психических функций и личности, происходящие на каждом возрастном этапе, обусловлены ведущей деятельностью. Сама ведущая деятельность и её субъект – основные новообразования возраста, в ходе формирования которых складываются более частные новообразования, зарождается новая ведущая деятельность. Выдвинутое А.И. Леонтьевым понятие ведущей деятельности было в дальнейшем использовано Д.Б. Элькониным для построения периодизации развития психики, основанной на поочередной смене ведущей деятельности.

Согласно концепции А.Н. Леонтьева, мотивационная сфера человека, как и другие его психологические особенности, имеет свои источники в практической деятельности. В самой деятельности можно обнаружить те составляющие, которые соответствуют элементам мотивационной сферы, функционально и генетически связаны с ними. Таким образом, между структурой деятельности и строением мотивационной сферы человека существует отношение изоморфизма.

Качественное содержание мотивационной системы в целом определяет и содержание видов деятельности, характерных для данного человека. «Именно то, что особенно значимо для человека, — писал С.Л. Рубинштейн, — выступает, в конечном счете, в качестве мотивов и целей его деятельности и определяет подлинный стержень личности».

Таким образом, данная концепция представляет собой объяснение происхождения и динамики мотивационной сферы человека. От того, каким мотивом побуждается деятельность, нередко зависят ее эффективность и качественные особенности протекания. Данное положение позволяет предположить, что специфические особенности мотивационной сферы у людей с личностной беспомощностью отражаются на успешности их деятельности. От особенностей протекания, функционирования ведущей деятельности зависит формирование мотивационной сферы, ее специфика и как одно из возможных следствий - формирование личностной беспомощности.

Параграф 1.4 «Возрастная динамика развития мотивационной сферы личности» посвящен анализу места и роли мотивационной сферы в ходе психического развития ребенка от раннего детского возраста до юношеского возраста. Формирование мотивационной сферы подчиняется определенным закономерностям онтогенетического развития личности, которые раскрываются в исследованиях Ж. Пиаже, Л.С. Выготского, Б.Г. Ананьева, Л.И. Божович, А.К.

Марковой, В.С. Мухиной и др.

Существует ряд исследований, которые раскрывают основные новообразования мотивационной сферы в различных возрастах и характерные для них ведущие мотивы. Одно из самых важных новообразований в развитии личности старшего дошкольника - формирование иерархии мотивов (А.Н.

Леонтьев, В.С. Мухина, А.А. Люблинская), у школьников 9—11 лет происходит интенсивное развитие мотивации достижения, идет становление определенного типа атрибуции успехов и неудач, ребенок начинает сознательно соотносить неудачи и причины их появления, что является одним из важнейших моментов в формировании мотивационной сферы (Н.В. Афанасьева, Д. Мак-Клелланд, Р.С.

Немов), в среднем школьном (подростковом) возрасте полностью завершается формирование мотивов социального поведения – мотива достижения, мотива аффилиации и мотива власти (И.Р. Алтунина), в юношеском возрасте формируются познавательные, профессиональные интересы, потребность в труде, способность строить жизненные планы, общественная активность, окончательно преодолевается зависимость от взрослых и утверждается самостоятельность (Л.И.

Божович).

Соответственно, если на каком-нибудь этапе развивается личностная беспомощность, то формирование ведущих мотивов, новообразований возраста затрудняется, происходят деформации в мотивационной сфере. Понимание специфики мотивационной сферы в младшем школьном, подростковом и юношеском возрастах, позволило сделать предположения относительно особенностей мотивационного компонента личностной беспомощности на данных этапах.

Параграф 1.5 «Исследование мотивационного компонента личностной беспомощности в рамках деятельностного подхода» раскрывает особенности мотивационной сферы лиц с личностной беспомощностью, анализируются подходы к понятию успешность (Н.А. Батурин, Т.О. Гордеева, А.Г. Ивашкин, Р.

Стенберг).

В психолого-акмеологической науке существует как минимум два направления, в рамках которых анализируются механизмы успешного поведения и деятельности личности. К первому направлению относятся авторы (С.Д.

Бирюков, Г. Перкинс, Ж. Пиаже, Дж. Гилфорд, У. Шнейдер), которые считают, что существенную роль в процессе обретения успеха играет интеллект.

Представители второго направления (Б. Вейнер, Т.О. Гордеева, В.Н. Дружинин, К. Левин, Р. Стенберг, М.А. Холодная) придерживаются мнения, что успешность поведения и деятельности зависит не только от способностей человека, но и от уровня мотивации, от характера целей деятельности. Положения данного направления применяются в работе.

Исходя из теоретических посылок, мы сделали предположение о том, что люди, демонстрирующие личностную беспомощность, имеют специфические особенности в мотивационной сфере и, как следствие, это отражается в специфике проявления ведущей деятельности, её успешности. На рис. 1 отражен процесс взаимосвязи личностной беспомощности и деятельности. Так, в результате постоянно повторяющихся травмирующих событий, происходящих в жизнедеятельности человека, которые он воспринимает как неподконтрольные, появляется мотивационный дефицит (М. Селигман). Далее, происходит формирование личностных особенностей, составляющих симптомокомлекс личностной беспомощности (Д.А. Циринг), что ведёт за собой и изменения в мотивационной сфере личности, а как отмечает А. Н. Леонтьев «многие ведущие мотивы поведения со временем становятся настолько характерными для человека, что превращаются в черты его личности (Леонтьев А.Н., 1975)». В свою очередь качественное содержание мотивационной сферы в целом определяет и содержание видов деятельности, характерных для данного человека. Достаточно очевидно, что такое преобразование мотивационной структуры приведет к изменению самой деятельности, соответственно, личностная беспомощность не может не отразиться на ведущей деятельности. Далее негативный опыт, получаемый в ведущей деятельности, вновь приводит к травматизации и закреплению, усилению личностной беспомощности, то есть круг замыкается.

Таким образом, личностная беспомощность формируется и проявляется в деятельности, то есть: «внутреннее (субъект) действует через внешнее и тем самым само себя изменяет» (А. Н. Леонтьев).

Ряд неподконтрольных, травмирующих ситуаций и событий в деятельности личности Уменьшение попыток активного вмешательства в ситуацию (мотивационный дефицит) Личностная беспомощность, (формирование личностных особенностей, составляющих симптомокомлекс личностной беспомощности) Изменения в мотивационной сфере Изменения в ведущей деятельности Рис.1 Схема взаимосвязи личностной беспомощности и деятельности Можно предположить, в соответствии с периодизацией Д.Б. Эльконина, учением о новообразованиях, с исследованиями Ж.А. Максименко, А.В.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»