WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В детской речи фиксируется мотивированность на фонетическом, морфологическом и лексическом уровнях языковой системы. В разные периоды формирования речевого онтогенеза доминируют разные типы мотивированности слов. Этот вывод соответствует результатам экспериментального исследования детской речи, полученным и описанным в диссертационном исследовании К.В. Гарганеевой. В речи детей старшего дошкольного возраста наиболее «востребован» морфологический тип мотивированности, прежде всего реализуется осознание структурной мотивированности слова. Способность к лексико-семантическому анализу интерпретируемой лексической единицы и вычленению признака именуемого предмета, лежащего в основе номинации, характерна для речи представителей более старших возрастных групп опрашиваемых.

Осуществляя акт номинации, дошкольник приписывает некоторое значение и отдельному звуку, и интуитивно выделяемому на основе языкового чутья сегменту формы и значения слова. Для объяснения семантики слова ребёнок соотносит с сегментами его формы генерализованное значение, т.е. мотивирует эти сегменты. Языковое чутьё часто подсказывает, что именно морфема (точнее – сегмент слова, близкий к статусу морфемы), являясь двусторонней значимой единицей языка, может наиболее полно реализовать стремление говорящего воплотить смысловое намерение в формальную оболочку слова. Таким образом, следует говорить о том, что наиболее освоенным в старшем дошкольном возрасте является морфологический тип мотивированности слов, и это последовательно проявляется в детском речетворчестве.

Вторая глава – «Механизм мотивации слов русского языка в период детского речетворчества (дошкольный возраст)» – представляет собой описание экспериментальной части исследования и включает 3 раздела.

Первый раздел посвящен изучению закономерностей мотивированности слов в речи детей дошкольного возраста. В рамках эксперимента информантам 4–7 лет предъявлялись слова с заданием образовать от них уменьшительно-ласкательные формы, увеличительные формы, названия детёнышей животных и птиц, глаголы, мотивированные звукоподражаниями, названия профессий людей из близкого детям социального окружения.

Ситуация эксперимента предполагала, что испытуемые должны образовать производные слова (на речевом материале, хорошо понятном детям-дошкольникам) с обязательным использованием мотивировочного признака. Вопросы экспериментатора сопровождались предъявлением соответствующих графических изображений. В ходе эксперимента были опрошены дети четырёх, пяти, шести и семи лет, поскольку границы «старшего» и «младшего» дошкольного возраста в специальной литературе определены приблизительно.

Так, на первом этапе эксперимента было предложено задание: «Назови ласково дом, кота, ёлку, шкаф, платье, воробья, туфлю, лису, стул» (слова были подобраны с учетом того, что их уменьшительно-ласкательные формы образованы в литературном языке по различным словообразовательным моделям).

При анализе ответов, данных дошкольниками, в первую очередь были выявлены и подверглись анализу случаи мотивации, когда мотивированное слово отличается от узуального варианта словоупотребления. Для анализа результатов эксперимента в качестве основы была использована классификация детских речевых инноваций, разработанная М.В. Курышевой [Курышева, 2006, 287–291]. В соответствии с целями данного исследования эта классификация была уточнена и дополнена.

Например, в разделе эксперимента «Образование уменьшительноласкательных форм слов» были отмеченные следующие инновации.

Смешение форм слова: Экс. : - Назови кота ласково. Инф.: - кошечка, киска. Экс.: - Назови ёлку ласково. Инф.: - ёлки; Экс.: - Назови воробья ласково. Инф.: - воробышки.

Множественная мотивация слова, т.е. образование гибридного слова, «когда новое слово-гибрид возникает на базе контаминации двух и более единиц» (Гридина, 2006). Например: домичек; воробьёночек; котичек;

туфличек; шкафичек.

Нормативная мономотивация. Здесь рассмотрены случаи, когда мотивация нового слова с учетом исходного значения выражена одним структурным мотиватором.: Экс.: – Назови ласково:

– шкаф. Инф.: – шкафик;

– воробья. Инф.: – воробейчик (используется сегмент -чик со значением «уменьшительности»);

– стул. Инф.: – стульчик; – стулик.

Периферийная мономотивация. Она обусловлена тем, что в значении мотивированного слова происходит актуализация значения периферийных сем. Это приводит к расширению, сужению, а иногда и полному изменению в значении слова: Экс.: - Назови кота ласково. Инф.: - Котёнок. Экс. – Назови ласково воробья. Инф.: - воробьишко (используя сегмент -ишк с оттеночным значением «пренебрежительности»); - воробейка (использован сегмент -к- со значением «просторечности»).

Номинация (создание неологизма) обусловлена стремлением вербально обозначить объекты, действия, признаки, состояния, для которых в лексиконе ребёнка ещё нет знаков (Курышева, 2006). В процессе мотивации слова актуализируются оттеночные значения используемых сегментов. Например:

Экс.: – Назови ласково лису. Инф.: - Лисунка; лисяка. Экс.: – Назови шкаф ласково. – Инф.: – Шкафник.

Так, для образования уменьшительных названий детьми 4 лет были использованы сегменты: -ик- (домик – 80%, котик – 60%, шкафик – 20%, стулик – 45%); -ишк- (котишко – 10%, платьишко – 20%, воробьишко 10%);

-(и)чик-/-(и)чек- (шкафчик/шкафичик – 30%/10%, воробейчик – 20%, туфельчик – 25%, стульчик – 55%, котичек – 10%); -ейк- (котейка – 10%) и т.д.

Во всех возрастных группах отмечается использование сегмента –ишк- (домишко, стулишко, платьишко, воробьишка, котишка). А.Н. Гвоздев также фиксирует использование суффикса со значением уничижительности -ишк- при образовании уменьшительно-ласкательных форм существительных у Жени Гвоздева, начиная с 2.5 лет, например: часишки [Гвоздев, 2007, 231].

В разделе эксперимента «Образование увеличительных форм слов» были отмеченные следующие явления.

Смешение понятий, связанное с неразличением представлений о величине предмета, например: Экс.: - Назови очень большой, огромный дом.

Инф.: - Домик. Экс.: - Посмотри, это маленький сапог, а рядом огромный… Инф.: сапожок.

Основанное на несформированности понятий. Экс.: – У тебя – рука, а у великана – огромная Инф.: рукавище. Экс.: –- У тебя – сапог, а у великана – огромный Инф.: сапожник.

Обусловленное неразличением понятий «величины» и «количества»: Экс.:

- У тебя – сапог, а у великана – огромный Инф.: сапоги.

Связанное со смешением родо-видовых отношений. Экс.: – Это – маленький дом, а рядом – огромный – Инф.: - Жилище.

- Смешение форм слова. Экс.: – Назови очень большой, огромный торт. – Инф.: - турта [форма ж.р.].

- Нормативная мономотивация. В данном экспериментальном разделе лексическое значение увеличительности выражено сегментом -ищ-: домище;

котище и т.д.

- Периферийная мономотивация. Выражена посредством сегментов -ина[значение увеличительности = «махина»]: домина (5.0 – 1 чел); тортина (5.– 1 чел); котина (4.0 – 2 чел; 6.0 – 1 чел); хвостина (5.0 – 2 чел); сапогина (5.0 – 1 чел; 6.0 – 1 чел); рукина (6.0 – 1 чел) и –яр- [значение увеличительности с оттенком «просторечности»]: котяра (5.0 – 1 чел);

хвостяра (4.0 – 2 чел; 5.0 – 1 чел; 6.0 – 1 чел).

А.Н. Гвоздев отмечает использование суффикса -ин- в значении «увеличительности» у Жени Гвоздева в возрасте 4.0-4.6 лет, например:

вожжина (длинная вожжа), красотина и т.д. [Гвоздев, 2007, 300].

- Номинация. Экс.: - Назови очень большого, огромного кота. Это – обычный взрослый кот, а рядом – огромный (с демонстрацией изображения) Инф.: - кошача.

Экс.: - Назови огромный хвост. Инф.: - хвостина; хвостень.

Экс.: - Это большой дом, а за ним – огромный –- Инф.: - домоще.

Экс.: - Назови не просто большой торт, а огромный - Инф.: - Тортоще.

На данном этапе эксперимента в рамках явлений периферийной мономотивации и номинации целесообразно обозначить ещё одно явление детского творческого отношения к слову – прямое моделирование слова – процесс простого сложения корневой и суффиксальной морфемы с учётом мотивированности наименования, семантическим оттенком, содержащимся в суффиксальном сегменте, например, образование увеличительного значения по модели «наименование “реалии обычного размера” + -ще» = рукаще и т.д.

Эксперимент показал, что часто встречающиеся в повседневной речевой практике детей слова имеют меньшее количество вариантов выражения нового семантического оттенка посредством использования сегмента структурного мотиватора (они заменяются на узуальные варианты либо мотивируются стереотипно). Не встречающиеся в повседневной речевой практике слова, обозначающие реалии, не знакомые детям, вызывают трудности при наименовании. Следует отметить, что эти «трудности наименования» лежат за пределами освоения системных внутриязыковых отношений. Это трудности более раннего уровня речевого онтогенеза – отсутствие психологических представлений о предмете, который требуется обозначить словом. Например, при выполнении задания обозначить детёнышей животных и птиц некоторые дети смешивают представления об утке и гусе; ягнёнке, козлёнке и телёнке и, соответственно, при образовании глаголов от звукоподражаний зачастую путают такие, например, глаголы, как «крякает» и «гогочет», «мекает» и «блеет».

Самое большое количество лексических речевых инноваций отмечено в возрастной группе пятилетних. Информанты младшей возрастной группы (младшие дошкольники – четырехлетние) часто отказываются образовывать новую форму слова при возникающем у них затруднении, что, вероятно, указывает на недостаток накопленного языковым опытом соответствующего «морфемного материала», т.е. на недостаточно развитый пассивный (импрессивный) навык выражения семантики слова.

Дети возрастной группы 5–6 лет испытывают затруднения на этапе генерализации значений, заменяя случайным вариантом выражения мотивированнности слова другие возможные варианты при образовании наименований вновь встретившихся реалий: например, при образовании глаголов от звукоподражаний – «крячит», «гарчит», «мечет» и пр. по образцу «кукаречит» как первого использованного мотивированного слова в ответе на вопрос экспериментатора: « Как кричит петух Что он делает» В возрастной группе 7 лет образования, предложенные детьми, в подавляющем большинстве соответствуют узуальным вариантам словоупотребления.

У всех информантов отмечено смешение значений структурных сегментов -чик- и -онок- в группах «уменьшительно-ласкательное значение» и «детёныши животных», а также замещение семантической нагрузки в сегментах –ишк- и –ейк-, способных передавать несколько значений.

Таким образом, в ходе эксперимента было доказано следующее.

1. Детской речи присуще явление множественной и периферийной мотивации слов. Наряду с узуальным вариантом мотивации и, соответственно, словоупотребления дети часто используют «ненормативные», периферийные мотивационные модели и привлекают структурные сегменты, не соответствующие стандартным морфемам.

2. В ходе эксперимента наряду с автоматически протекающими операциями были зафиксированы речевые процессы импровизационного свойства, квалифицированные при анализе результатов эксперимента как процессы «моделирования» или «конструирования» мотивированного слова.

3. Процесс словотворчества базируется на языковом чутье ребёнка.

Языковым чутьём («лингвистическим инстинктом») объясняется явление «прямого моделирования слова», выявленное в рамках отмеченных в детской речи явлений периферийной мономотивации и номинации при образовании увеличительных форм существительных, и поиск вариантов выражения семантики супплетивным способом, как в случае «овца - ягнёнок», при образовании названий детёнышей животных и птиц.

В ходе эксперимента было выявлено, что степень сформированности языковой способности у информантов «младшего» и «старшего» дошкольного возраста оказалась различной. Более того, анализ ответов участвовавших в опросе шести-семилетних информантов, посещавших одну и ту же группу общеобразовательного детского сада, проходивших одно и то же обучение, показал, что у семилетних детей словотворческая интенция оказалась значительно ниже, а уровень обученности – значительно выше.

Указанный факт подтверждается результатами сопоставительного анализа данных, полученных при опросе одних и тех же дошкольников в разные возрастные периоды формирования речи (в старшей и подготовительной группах): словотворческая интенция у дошкольников к семи годам снижается.

При выявлении закономерностей и последовательности формирования механизма мотивации слов русского языка в речевом онтогенезе дошкольников отмечено явление «перебора значений», для изучения которого было проведено кросс-секционное исследование, описанное во втором разделе. Эксперимент включал опрос с использованием показа иллюстраций предметов и людей.

К кросс-секционному исследованию были привлечены информанты 4– 7 лет, не участвовавшие в первом эксперименте. В результате сравнения выяснилось, что младшие дошкольники пытались обозначить объекты, изображенные на предъявляемых иллюстрациях, через повседневные, «бытовые» отношения, используя слова, несущие универсальную смысловую нагрузку: дядя, папа, тётя и т.д. А старшие дошкольники активно включались в выполнение задания, стремясь представить экспериментатору все возможные варианты выражения значения изображённой на иллюстрации реалии. Часто информанты сомневались в том, что «сконструированное» слово точно соответствует реалии, и предлагали одновременно несколько вариантов, например: - Это барабанщик, гитарщик и трубщик… Нет, трубщист; - Это учительница, парикмахерица, сапожник, художник, каменщик, пиличник/пилемник (изображение человека в столярной мастерской).

В ходе эксперимента у старших дошкольников были зафиксированы варианты «перебора значений» при попытках наименования предложенных реалий. Подтверждённое ходом эксперимента явление «перебора значений», заключённых в лексических сегментах, которые дети использовали для мотивации слов по заданию экспериментатора, отмечается и в произвольной, не стимулированной ситуацией эксперимента детской речи.

Так, например, у детей старшей возрастной подгруппы (4.0-5.5 лет) были зафиксированы следующие варианты «перебора значений»:

- в разделе эксперимента «Предмет по предмету»:

барабанщик, барабаник;

гитарник, гитарщик, гитарист;

трубанщик, трубист, трубщист;

трубачик, трубщик;

- в разделе эксперимента «Признак по предмету»:

апельсиновый, апельсинный;

лимоновый, лимонный;

абрикосовый, абрикосный;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»