WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Критика эффективности работы СГБМ, СБЕР, БРС и АС преимущественно основана на слабости механизма исполнения принятых ими решений. Тем не менее, эти организации полностью справляются с функцией обмена информацией между Россией и другими странами региона, обеспечивают включенность России во все сферы сотрудничества и гарантируют устойчивое расписание встреч с заранее установленной повесткой.

Второй раздел «Россия и страны Балтии» посвящен истории отношений России и стран Балтии. Негативный опыт взаимодействия России с этими государствами в советское время ставит под вопрос наличие условий для возникновения сообщества безопасности.

В разделе сделан исторический экскурс: выделены этапы отношений России и стран Балтии с начала 1990-х гг. Результаты взаимодействия России с этими государствами на современном этапе, который начался после вступления стран Балтии в НАТО и ЕС (2004 г.), носят смешанный характер. С одной стороны, споры по поводу интерпретации ряда исторических событий не стали менее острыми, отношения Эстонии и России по-прежнему осложняет территориальный спор. В рамках ЕС страны Балтии также часто занимают враждебную России позицию.

Однако есть и положительные моменты, о которых говорят меньше, чем о проблемах. Подписан договор о границе между Россией и Латвией, документы по внешней политике и национальной безопасности стран Балтии, принятые в последние годы, свидетельствуют о стремлении строить конструктивные отношения с Россией, несмотря на сохранение определенных опасений относительно предсказуемости российской внешней политики. Укрепляются экономические связи, которые были во многом свернуты после распада СССР.

Существование сообщества безопасности определяется, прежде всего, присутствием данного сообщества в умах людей. Опросы общественного мнения в России и странах Балтии на тему взаимоотношений с соседями свидетельствуют о том, что обычные люди не считают друг друга врагами и хотели бы, чтобы между Россией и странами Балтии были более тесные и разноплановые связи. В целом, между странами Балтии и Россией пока отсутствует главный признак доверия – готовность передать другому государству ответственность за дело, которое ранее находилось в ведении первого государства, и важно для него. Меры построения доверия для государств со сложной историей взаимоотношений, которые были бы применимы к отношениям России и стран Балтии, - это запуск более тесного сотрудничества с малых проектов; институционализация процесса взаимодействия с целью снижения риска оппортунистического поведения партнера. Северное измерение как институциональный форум, объединяющий данные государства, играет в этом плане позитивную роль.

Третий раздел второй главы «Отношения России со странами-соседями:

Финляндией и Норвегией» посвящен новейшей истории взаимодействия России с государствами Северо-Западной Европы, имеющими общую границу с Россией. Это взаимодействие интенсивнее и шире по охвату сфер, чем с другими странами данного региона Европы, в силу исторических, экономических и географических причин.

Истоки «особых» отношений России и Финляндии можно проследить еще с советского периода. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи между СССР и Финляндией был краеугольным камнем внешней и во многом внутренней политики Финляндии до окончания Холодной войны. В постсоветский период Финляндия осталась важным экономическим партнером России, несмотря на вступление в ЕС. Активно развивается взаимодействие в сферах экологии и регионального сотрудничества. Мурманская и Архангельская области, Карелия и Санкт-Петербург сотрудничают с финскими регионами, пользуясь ресурсами программ трансграничного сотрудничества ЕС.

В отношениях с Россией Финляндия стремится минимизировать политические аспекты любого вопроса за счет отказа от использования политических доводов, их подмены доводами технического или экологического характера, где авторитет Финляндии высок. Однако нет оснований считать, что Россия и Финляндия видят угрозу военного плана друг в друге. История отношений этих двух стран доказывает, что даже в самые критические моменты удавалось вести диалог и приходить к согласию.

Объем отношений России и Норвегии намного скромнее российско-финских показателей. Норвегия - член НАТО, поэтому отношения сторон во время Холодной войны сводились в основном к хозяйственным и научным вопросам. После окончания Холодной войны Норвегия выступила главным инициатором учреждения Баренцева/евроарктического сотрудничества, которое позволяет России и Норвегии взаимодействовать и на региональном уровне, что является эффективным способом построения доверия.

В современных отношениях России и Норвегии исторически и географически заложен конфликтный потенциал: существует неразрешенный спор за территорию в Баренцевом море, на которой расположены большие залежи энергоресурсов. Этот спор, в свою очередь, стимулирует соперничество в энергетической сфере. Однако данные проблемы появились давно, и к настоящему моменту стороны продемонстрировали, что умеют находить взаимовыгодные решения. Несмотря на спорную ситуацию российский «Газпром» и норвежская компания «СтатоилГидро» договорились о совместной разработке Штокмановского месторождения, что, по мнению ряда экспертов, говорит о высоком уровне доверия сторон друг к другу.

Имеется многолетний опыт успешного сотрудничества в научной сфере и в рыболовстве, накоплению которого не помешала даже Холодная война.

Четвертый раздел второй главы «Взаимодействие России со Швецией, Данией и Исландией » посвящен отношениям России с теми странами Северной Европы, которые не имеют с Россией общей границы. Объем взаимодействия с этими странами меньше, чем с государствами, о которых говорилось в предыдущем разделе.

Россия и Швеция не имеют общей границы, но являются географически близкими соседями. Тем не менее, товарооборот этих стран в четыре раза ниже российско-финских показателей. Основное препятствие – чрезмерная политизация ряда вопросов двусторонних отношений. В целом же отношения России и Швеции на современном этапе носят двойственный характер. С одной стороны, Швеция – постоянный критик российской политики в области прав человека, и эта критика исходит не только со стороны правящих кругов, но и поддерживается населением страны. С другой стороны, сотрудничество России и Швеции на уровне муниципалитетов и регионов развивается успешно. Значит, на персональном уровне россияне и шведы находят общий язык и интересы.

Основные документы по внешней политике Швеции говорят о том, что после распада СССР Россия значительно сократила численность своих вооруженных сил и расходы на вооружение и больше не является угрозой для Швеции. Признается, что, несмотря на периодические конфликты интересов между странами Северной Европы, включая Россию, главная тенденция состоит в росте взаимодействия в целом и по вопросам безопасности, в частности.

Взаимодействие России и Дании стабильно растет в последние годы, но по общему объему по-прежнему остается незначительным. Слабо развиты связи гуманитарного, научно-образовательного характера, которые позволяют обычным людям расширять свои познания о другой стране. Датчане считают сотрудничество c Россией на региональном уровне более эффективным и полезным, чем на межгосударственном. С 1990-х гг. в Дании существуют различные программы оказания экономической и технической помощи регионам Северо-запада России.

Между Россией и Данией нет неразрешимых противоречий, которые бы исключали появление сообщества безопасности при условии роста объема взаимодействия между датчанами и россиянами. Тем не менее, политические разногласия не являются редкостью для отношений этих стран с начала 1990-х гг.:

активная поддержка Данией вступления стран Балтии в НАТО, критика российской политики в Чечне, проведение в Копенгагене «Всемирного чеченского конгресса», обвинения Дании в использовании сети своих НКО в России для достижения собственных внешнеполитических интересов.

Исландия – маленькое и географически удаленное от России государство.

Несмотря на то, что по ряду направлений (например, в рыболовстве) взаимодействие сторон происходит интенсивно, таких направлений слишком мало, чтобы исландцы и россияне получили ясное представление друг о друге. В этих условиях между государствами не могло сформироваться как чувство дружбы и доверия, так и чувство вражды. Этот факт не исключает построения в будущем отношений, способствующих появлению сообщества безопасности. В пользу данного сценария говорит и тот факт, что представители России и Исландии встречаются в рамках нескольких региональных организаций. Потенциально опасным моментом для будущих отношений России и Исландии может стать соперничество за полярные месторождения углеводородов.

Заключение обобщает итоги исследования. Россия, безусловно, является одним из ключевых участников Северного измерения. После окончания Холодной войны Россия и страны Балтии перестали быть отделены «железным занавесом» от других стран региона, однако в социально-экономическом плане граница между «Востоком» и «Западом» была по-прежнему ощутима. В широком понимании Северное измерение – это один из элементов стратегии ЕС по «стиранию» данной границы. В случае со странами Балтии и Польшей было понятно, каким образом следует стирать эту границу, так как данные страны еще в начале 1990-х гг. выразили намерение вступить в ЕС. Северное измерение здесь являлось лишь одним из инструментов подготовки стран Балтии и Польши к членству в Евросоюзе.

Глобальная задача Северного измерения состояла в том, чтобы сделать Россию ближе и понятнее в социально-экономическом и политическом плане, учитывая, что интеграция страны в ЕС нереальна в ближайшем будущем. Неслучайно, что с самого начала реализации Северного измерения большинство проектов инициативы было ориентировано на Россию.

Ошибка создателей Северного измерения состояла в том, что с 1997 по 2006 гг.

развитие инициативы находилось под контролем Европейской Комиссии: все документы по Северному измерению готовились в генеральных директоратах Комиссии с привлечением экспертов из стран, не входящих в ЕС, на консультативной основе. Для реализации Северного измерения ЕС использовал опыт переговоров и подготовки к вступлению в члены Союза стран ЦВЕ, когда эти государства были готовы принимать условия и реализовывать программы, разработанные ЕС, чтобы в итоге быть допущенными в «Европу». Однако в случае с Северным измерением этот опыт оказался неприемлем: Северное измерение не предлагало никакого приза, который можно получить за примерное участие. Слабый интерес России к реализации Северного измерения на первоначальном этапе во многом объясняется этим фактором. Залогом успеха реализации инициативы мог стать только принцип общей ответственности всех участников за ее развитие, который был в итоге закреплен во время председательства Финляндии в ЕС во второй половине 2006 г. Северное измерение стало общим делом четырех равных партнеров: ЕС, России, Норвегии и Исландии.

Тем не менее, Северное измерение смогло дать конкретные результаты еще до реформы 2006 г.: десятки выполненных проектов, два работающих партнерства (природоохранное и в сфере здравоохранения), планы по учреждению новых партнерств. Самым успешным к моменту реформы инициативы оказалось ППСИ, которое консолидировало уже накопленный опыт сотрудничества и изначально опиралось на хорошо продуманную организационную и финансовую схему.

Энергетическое сотрудничество, наоборот, не оправдало ожиданий из-за того, что страны Северного измерения пока не готовы обсуждать и принимать решения в столь важной для себя экономической сфере в открытом формате международных организаций и форумов.

Очевидно, что Северное измерение наиболее преуспело в тех сферах, которые изначально не содержали острых политических разногласий, в первую очередь, между Россией и остальными участниками. Подобный формат сотрудничества, объединяющий не только государства, но и международные организации, отдельные города и регионы, не предусматривающий каких-либо санкций за неучастие или невыполнение принятых решений не подходит для обсуждения вопросов, связанных с «высокой» политикой. Однако по этой же причине формат Северного измерения очень удобен для совместной деятельности в сфере «мягкой» безопасности, где всем очевидна польза и необходимость коллективного действия. Таким образом, Северное измерение содействует повышению роли вопросов «мягкой» безопасности на повестке сотрудничества стран региона.

Если говорить о фоне, на котором работает Северное измерение, т.е. об отношениях между Россией и другими странами-участницами инициативы, необходимо отметить, что дилемма традиционной безопасности не является главной характеристикой этих отношений. Страны Северного измерения взаимосвязаны по многим направлениям, ожидания применения военной силы незначительны, но в разных сферах между государствами сохраняется соперничество, например, между Россией и Норвегией за углеводородные ресурсы в Баренцевом море. Наиболее остро спорный момент проявляется в отношениях России со странами Балтии, где предмет разногласия - общая история. Регион Северной Европы обладает развитой инфраструктурой международного взаимодействия, в которую на государственном и региональном уровнях по разным направлениям включены все страны-участницы Северного измерения, в том числе и Россия. Большое количество и разнообразие каналов коммуникации дает хорошую возможность России изменить отдельные негативные тенденции в отношениях со странами региона.

Место Северного измерения в новейшей истории внешней политики России довольно незначительно. В первые годы работы инициативы Россия не считала, что Северное измерение может стать действенным каналом достижения внешнеполитических целей в регионе. История внешней политики постсоветской России говорит о том, что государство пока плохо умеет применять тот внешнеполитический инструментарий, который основан на «мягкой силе».

Социализация через участие в международных организациях; создание развитой сети, в том числе, и неформальных контактов с представителями власти и бизнеса иностранных государств; оказание влияния посредством опыта и авторитета, накопленных в определенной сфере; умение превентивно действовать против невоенных угроз - это элементы, важность которых остается недооцененной во внешней политике России новейшего периода. История участия России в Северном измерении в конце 1990-х-начале 2000-х гг. – еще одно тому свидетельство.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»