WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

В соответствии с целями и задачами работы общая процедура исследования поэтического дискурса каждого автора включала этапы: 1) отбор текстов, в которых получили воплощение разные аспекты концепта хаос; 2) выделение из общей массы стихов с эксплицитной репрезентацией концепта на основе ключевой лексемы хаос и проведение лингвосмыслового анализа данных текстов; 3) тематическая систематизация остальных произведений с учётом разных актуализированных в них смысловых граней данного концепта; 4) последовательное выявление в каждой группе выделенных стихов текстовых ассоциатов, связанных с данным концептом на основе актуального смысла (при наличии общих с лексемой хаос семантических признаков, включая дифференциальные и потенциальные семы, актуализированные в контексте); 5) группировка текстовых ассоциатов в ассоциативные ряды на основе смыслового и тематического единства; 6) выделение обобщающих опорных элементов, объединяющих ассоциативные ряды; 7) формирование из опорных элементов ассоциативного направления, отражающего один из аспектов концепта; 8) описание всех ассоциативных направлений, актуализирующих концепт хаос, в дискурсе одного поэта; 9) обобщениe ассоциативных направлений, актуализирующих данный художественный концепт, и его последующий послойный анализ в поэтическом дискурсе автора; 10) сопоставление различных слоёв художественного концепта в дискурсах разных поэтов и выделение характерных для данного концепта особенностей на уровне стилистического узуса и идиостиля автора.

Теоретическая значимость исследования заключается в дальнейшей разработке методики концептуального анализа на основе теории текстовых ассоциаций, отражающей коммуникативно-деятельностный подход к вербализованной в тексте концептосфере автора; в исследовании узуальностилистической и идиостилевой специфики содержания, структуры и средств репрезентации художественных концептов в дискурсивных практиках разных поэтов и писателей.

Практическая ценность работы связана с возможностью использования разработанных методик дискурсивного анализа художественного концепта для изучения других концептов на уровне стилистического узуса и идиостиля автора.

Результаты исследования могут применяться в вузовских курсах «Филологический анализ текста», «Стилистика», при изучении темы «Слово в когнитивном аспекте» в курсе «Лексикология современного русского языка», в спецкурсах и спецсеминарах по стилистике художественного текста.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Содержание культурного концепта на уровне коллективных представлений о нём значимо для исследования узуально-стилистических и индивидуальных особенностей воплощения этого концепта в дискурсах разных авторов.

Культурный концепт хаос характеризуется признаками: первооснова бытия, творческое начало, бесконечность, пустота, беспорядочное состояние материи, смесь материальных стихий. В сознании носителей русского языка хаос ассоциируется с беспорядком, а также со страхом, ужасом, величием, силой, вечностью, началом и концом, вселенскими масштабами, мраком, безжалостностью.

2. Изучение художественного концепта в коммуникативно-деятельностном аспекте как вербализованной в тексте ассоциативной структуры, обобщающей разные направления ассоциирования, расширяет представление о содержании данного концепта и словесно-художественных формах его выражения. Для исследования узуально-стилистических и индивидуально-авторских проявлений художественного концепта необходим сопоставительный послойный анализ этого концепта в различных дискурсах, позволяющий выявить общее и индивидуальное в его содержании, структуре и средствах репрезентации.

3. В поэтических дискурсах М. Цветаевой, М. Волошина, О. Мандельштама концепт хаос непосредственно связан с универсальными концептами время, пространство, человек, общество и опосредованно – с концептами космос, жизнь, смерть, любовь, творчество, смута, душа. В творчестве поэтов нашли отражение общие признаки хаоса как культурного концепта: сила, мощь, вселенский масштаб, тьма. К узуально-стилистическим особенностям концепта хаос в лирике М.А. Волошина, М.И. Цветаевой и О.Э. Мандельштама относятся: 1) наличие общих направлений ассоциирования, которые отражают стихию чувств;

творчества; социальные потрясения; связь с космосом; 2) актуализация общих признаков художественного концепта: смерть, мятежность, безумие, глубина, таинственность, быстрый темп движения, повышенная громкость; 3) использование повторяющихся образов, актуализирующих разные грани концепта:

тучи, вихри, буря, смерч, бездна, смута, кровь, пустота, небо, небеса, комета, чума, кружение; 4) наличие традиционных поэтических символов в художественно-образной конкретизации концепта: пламя, кровь, ночь, солнце.

4. Индивидуально-авторское своеобразие в вербализации художественного концепта хаос отражают: 1) некоторые направления ассоциирования, отсутствующие в дискурсах других поэтов; 2) разный характер опорных элементов в направлениях ассоциирования; 3) различие текстовых ассоциатов в составе ассоциативных рядов; 4) особенности образов и символов, репрезентирующих художественный концепт; 5) переосмысление традиционных образов и символов, связанных с концептом; 6) специфика изобразительно-выразительных средств репрезентации концепта.

5. Поэтика словоупотребления, связанного с актуализацией концепта хаос, у авторов отличается: для М.А. Волошина характерны культурные константы (словесные образы, символы), их повышенная плотность в пространстве текста, универсальность. У О.Э. Мандельштама слово вещественно; образы и символы, связанные с концептом хаос, обычно имеют конкретную культурно-историческую основу. М.И. Цветаева отличается оригинальностью поэтической символики, свежестью образов, богатством необычных референтных и ассоциативно-образных связей слов. Основным способом регулятивности в вербализации концепта хаос у М.А. Волошина и О.Э. Мандельштама является конвергенция, у М.И. Цветаевой – контраст.

Апробация результатов работы. Диссертация обсуждалась на кафедре современного русского языка и стилистики Томского государственного педагогического университета и кафедре русского языка Томского государственного университета.

Основные положения диссертации были апробированы на 9 Всероссийских научных конференциях и семинарах: V Общероссийской межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука и образование», Томск, 23–26 апреля 2001 г.; VI Общероссийской межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука и образование», Томск, 15–апреля 2002 г.; VII Общероссийской межвузовской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука и образование», Томск, 14–18 апреля г.; IX Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука и образование», Томск, 25–29 апреля 2005 г.; X Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука и образование», Томск, 15–19 мая 2006 г.; V Всероссийской научной конференции с международным участием «Текст и языковая личность», Томск, 26–27 октября 2007 г.; XI Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука и образование», Томск, 16–20 апреля 2007 г.; XII Всероссийской конференции студентов, аспирантов и молодых учёных «Наука и образование», Томск, 21–25апреля 2008 г.; IX Всероссийском научном семинаре «Семантика и прагматика слова в художественном и публицистическом дискурсах», Томск, 25– 26 апреля 2008 г.

По теме исследования опубликовано 13 работ, из них 2 статьи в ведущих рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ, и учебное пособие (в соавторстве), включающее результаты научного исследования по теме диссертации.

Структура работы. Диссертация состоит из введения, 6 глав, заключения, перечня литературы, использованной в работе, приложения. Освещение теоретической базы исследования содержится в первой главе. Вторая глава диссертации посвящена рассмотрению культурного концепта хаос в русской картине мира. Третья, четвёртая и пятая главы включают анализ содержания, структуры и средств вербализации концепта хаос в творчестве М.И. Цветаевой, М.А. Волошина и О.Э. Мандельштама. Заключительная шестая глава диссертационного исследования содержит результаты сопоставительного послойного анализа концепта хаос в поэтических дискурсах авторов. В приложении, наряду с обобщающими схемами, отражено рассмотрение хаоса как эстетической категории.

Основное содержание работы

Во введении обосновывается актуальность темы, формулируются цели и задачи работы, определяются методика, объект, предмет, материал исследования, даётся краткая история изучения лирики М.И. Цветаевой, М.А. Волошина, О.Э.

Мандельштама; отмечается новизна исследования, его теоретическая и практическая значимость, излагаются основные положения, выносимые на защиту, указывается структура работы.

Первая глава диссертации «Теоретическая основа изучения языковой картины мира личности в коммуникативной стилистике текста» посвящена описанию теоретической базы исследования и основного понятийнотерминологического аппарата.

Теоретической основой диссертационного исследования, выполняемого в русле коммуникативной стилистики текста, являются достижения в области стилистики художественной литературы (работы В.В. Виноградова, Г.О. Винокура, Б.А. Ларина, М.Б. Борисовой и др.); функциональной стилистики (труды Т.Г. Винокур, М.Н. Кожиной, М.П. Котюровой и др., связанные с изучением стилей и стилистического узуса); функциональной лексикологии (исследования В.В. Степановой, Н.Е. Сулименко, В.Д. Черняк, Е.В. Сергеевой и др.), антрополингвистики (работы В.В. Виноградова, Ю.Н. Караулова и др.);

когнитивной лингвистики (исследования Е.С. Кубряковой, Ю.С. Степанова, А.

Вежбицкой, З.Д. Поповой, И.А. Стернина, Н.Ф. Алефиренко и др.); когнитивной поэтики (Л.О. Бутакова, И.А. Тарасова и др.); теории речевой деятельности (А.А. Леонтьев, Ю.С. Сорокин, А.А. Залевская, В.А. Пищальникова и др.);

коммуникативной стилистики текста (работы Н.С. Болотновой, С.М. Карпенко, А.А. Васильевой, Н.Г. Петровой и др.).

Поскольку диссертационное исследование выполняется в рамках коммуникативной стилистики текста, в главе характеризуется специфика этого направления и его истоки. Коммуникативная стилистика текста рассматривается как одно из направлений функциональной стилистики, разрабатываемой в отечественной науке (см. работы М.Н. Кожиной, М.П. Котюровой, Т.Б. Трошевой, Е.А. Баженовой и др.). В отличие от функциональной стилистики, которая занимается изучением закономерностей стилистического использования языковых средств на уровне узуса, коммуникативную стилистику текста интересует его смысловое развертывание на основе регулятивных средств и структур, определяющих диалог автора данного текста с адресатом. В механизме регулирования этого сотворчества важна ассоциативная деятельность читателя, стимулированная средствами текста с учетом его коммуникативной стратегии. С этих позиций исследуется и идиостиль автора.

Рассмотрены история разработки языковой, концептуальной и поэтической картин мира, типологии концептов, специфика художественного концепта, основные подходы к выделению его слоёв, обоснован приоритет ассоциативного слоя художественного концепта, на основе которого формируются его другие слои.

Определена специфика поэтического дискурса, представлена краткая история изучения дискурса серебряного века. С опорой на концепцию Т.Г. Винокур (1980) освещён вопрос о стилистическом узусе и идиостилевых особенностях прямой и ассоциативной репрезентации анализируемого концепта в текстовой деятельности поэтов.

Раскрыто содержание используемых в работе терминов: текстовый ассоциат трактуется как «смысловой коррелят к слову-стимулу – элементу лексической структуры текста, соотносимый в сознании воспринимающего текст субъекта с реалиями текстового мира, сознания, а также с другими словами» (Болотнова, 2008, с. 9). Совокупность текстовых ассоциатов образует ассоциативный ряд на основе смысловой и тематической общности. На базе ассоциативных рядов формируются обобщающие их опорные элементы различных направлений ассоциирования, актуализирующих определенную грань концепта. Под ассоциативным направлением (далее АН) понимается осознаваемое читателем единство текстовых ассоциатов, объединённых концептуально, тематически и по смыслу. Например, словные и сверхсловные текстовые ассоциаты: во тьму погружён; период без тягостных сносок, единый во внутренней тьме; глухой недоразвиток; и дышит таинственность брака в простом сочетании слов; какая-то страсть налетела;

заводить кавардак; пространства внутренний избыток и т.д. – в лирике О.

Мандельштама образуют на основе общих смысловых признаков ассоциативные ряды, тематически связанные со стихией творчества. Результатом обобщения ассоциативных рядов является выделение опорных элементов (тьма, тайна, страсть), из которых формируется ассоциативное направление, отражающее одну из граней концепта (стихию творчества): хаос–тьма–тайна–страсть– творчество.

Вторая глава диссертации «Культурный концепт хаос в русской картине мира» содержит конкретизацию признаков концепта хаос на уровне языкового узуса и осмысление философского и культурологического контекстов, значимых для поэтической картины мира М. Цветаевой, М. Волошина, О. Мандельштама.

Концепт хаос был предметом исследования философов, культурологов, литературоведов (А.Ф. Лосев, В.Н. Топоров, Н.Л. Лейдерман, М.Н. Липовецкий, В.Е. Хализев и др.). В русской языковой картине мира он только начал изучаться с логической точки зрения – отражения в грамматической структуре языка и лексической семантике. На основе анализа «лексикона порядка и беспорядка» выявлены некоторые признаки хаоса: он непрерывен, безмерен, противоречив, диалектичен, стихиен, динамичен; это всепорождающее и всепоглощающее начало (Арутюнова, 2003, с. 3–4). Н.Г. Брагиной (2003) рассмотрены некоторые языковые образы на уровне узуса, в которых семантизируется хаос (ад, беспорядок, космос, бездна, анархия и др.). Об оппозиции космос – хаос в связи с категорией красоты идёт речь в статье Н.Б. Мечковской (2003).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»