WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||

В конце § 2.1. автором анализируется тезис В.Г. Федотовой, обозначивший процесс манипуляции как «правление без сценария» (манипуляция, проявляющая свою эффективность в ситуации небывалой апатии масс и превращающая апатию масс в цепную реакцию). На смену идеологическому монизму пришли такие факторы расщепления, виртуализации политической реальности, как имагология, как сфера создания имиджей, политическая технология манипулятивного свойства (манипулятивный пиар, заказные экспертизы, провокации), экспертиза (разновидность манипуляции, в основе которой – обращение к экспертному знанию).

В § 2.2 «Коммуникативная природа информационных войн. Потенциал информационных войн как нового вида коммуникаций» информационные войны рассмотрены как мощное средство мировой политики и экономики, как эффективный способ защиты национальной безопасности, способ достижения политической, духовной, финансовой и экономической власти. Автор считает, что, являясь новым видом коммуникации по своей природе, информационная война включает в себя действия, обеспечивающие информационное превосходство национальной стратегии посредством влияния на информационные системы противника. Интерпретируя информационные войны как коммуникативные технологии по воздействию на массовое сознание, автор в качестве цели такого воздействия рассматривает внесение изменений в когнитивную структуру для получения соответствующих изменений в структуре поведения. Автор обосновывает тезис о том, что информационная война, как целостная стратегия, состоит из действий, предпринимаемых для достижения информационного превосходства в обеспечении национальной стратегии путем воздействия на информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой собственной информации и информационных систем. Информационные войны приобретают специфическое значение в эпоху глобализации: трансформируется интенсивность воздействия информации; изменяются контексты применения информации; возрастает роль публичной информации в принятии политических решений; возрастает воздействие информации на массовое сознание. Существует отличие информационной войны как типа воздействия от психологической войны:

психологическая война - пропаганда разрушения, но не пропаганда созидания;

информационная война формирует многоцелевой объект коммуникативного резонанса, что позволяет увеличить масштабы влияния на население;

информационная война – это война имиджей как символических кореллятов объекта. Модель информационной войны включает в себя стимуляцию обсуждения, многоканальное воздействие, ориентацию на однородные группы, которые имеют готовые социальные и информационные сети, куда входят ее представители. В процессе противодействия информационным войнам используется двоякая технология (по определению Б. Брюса): подготовка ожиданий перед наступлением самого события, и направление освещения события в том случае, если пресса движется в неверном направлении; обе технологии позволяют построить в ответ на символизацию новую символизацию, ориентированную на те же источники. Коммуникативные действия по изменению массового сознания – процесс, отличающийся огромной степенью сложности.

Смена эпох выражается сменой знаков (П. Вайль, А. Генис), символизирующих идеологию эпох. В числе методов разрушения идеологических стереотипов определенной эпохи центральным методом является контекстная коммуникация, акцентирующая внимание не на самом содержании, а на контексте. Характерной особенностью российского информационного пространства является наличие не только внешних, но и внутренних информационных войн: информационные войны между олигархами, информационные войны между властью и олигархами, информационные войны между властью и оппозицией, информационные войны, инспирированные противостоянием разных сегментов власти. Актуальной проблемой современных информационных войн стала проблема борьбы с терроризмом, следствием чего являются программы формирования антитеррористического сознания.

В § 2.3 «Манипулирование как средство PR-революций» обосновывается тезис о том, что информационные войны проявляют огромные возможности в ставке на «экспорт демократии», при этом манипулирование массами используется как средство PR-революций. Это форма распространения влияния, экспорта демократии, ориентированной на принцип «мягкой силы», в терминологии известного американского исследователя Дж.Ная, - «мягкой» в отличие от «жестокой силы», основанной на принуждении, экономической и военной мощи.

«Мягкая сила» более эффективна за счет использования определенных политических ценностей, ценностей культуры, а также определенных принципов поведения на мировой арене. Термин «бескровные перевороты» используют политологи Зб. Бжезинский и Дж. Най. В концепции Зб. Бжезинского мировое господство и глобальное лидерство связаны, проблемы перспективы человечества анализируются в ракурсе глобализации и распространения демократии под управлением американской гегемонистической элиты. В современном американском политическом анализе можно выделить две тенденции интерпретации глобального лидерства: интервенционализм, который утверждает первенство США по отношению к другим государствам (См.:Порядин С.В. США - лидер глобализации // Философские науки, 2001, № 2. с. 32-47); изоляционизм, который подчеркивает, что вера в превосходство США - способ распыления сил в безуспешной попытке достигнуть имперского превосходства. В этих дебатах сформулировано несколько подходов к реализации гегемонии США в ХХ в.

Жесткий реализм утверждает тезис о том, что ведущая мировая держава постоянно должна заботиться о перспективах своей исторической эволюции, потому что современная мировая политика представляет собой безжалостную борьбу за доминирование. Умеренный реализм развивает идею обращения к внешнему миру, которое базируется на порядке приоритетов. Либерал-гегемонизм утверждает идею использования США военного превосходства для установления порядка в нецивилизованных странах вместо утверждения гегемонии. Либеральный интернационализм подчеркивает, что либеральные государства, в отличие от нелиберальных, редко вовлекаются в конфликт друг с другом. Дополняет эти теории концепция «мягкой силы» и концепция «власть народа» (people power), базирующиеся на привлекательности определенной культуры, определенных политических идеалов и ценностей.

PR-революции, по мнению автора, проявляют свою эффективность в условиях гражданского общества. Организационные и пропагандистские структуры PR-стратегий гибки, способны переходить из одного региона в другой, при этом меняются приемы и методы PR-стратегий: организационные и «имиджевые» схемы, источники финансирования, организация каналов информации. PR-стратегии ориентированы на возможности гражданского общества (достижение свободы, разделение властей, развитость демократических институтов) и на возможности массового общества (массовые ценности и настроения, массовая культура и массовое обожание вождей).

Теоретики, анализирующие проблему манипулирования как средства PRреволюций, отмечают, что неразвитость институтов гражданского общества, отсутствие поддержки их деятельности не позволяет противной стороне эффективно конкурировать с различными институтами, фондами, центрами, работающими на PR-революцию. Социальный контроль масс скорее возможен в условиях постоянного противостояния массового и гражданского обществ, когда организаторы этого контроля владеют искусством использования преимуществ каждого из них. Массовое общество служит социальному контролю масс, гражданское общество способствует рождению конфликтов и ценностей, появлению во власти новой политической и бизнес-элиты. Элита, которая лучше овладела искусством управления общественными связями в гражданском и массовом обществах, имеет больше шансов оказаться или удержаться у власти.

Цель PR как управляющего элемента общественных связей – создание толпы, и разрушение системы социального контроля в обществе. К инструментам «мягкой силы» относятся новые информационные технологии, служащие каналами распространения идей, способных подорвать любое идеологическое господство.

Виртуальные технологии, наложенные на инстинкты толпы, - это новое информационное оружие, влияющее на людей в XXI в. PR-технологии хорошо адаптируются в гражданском обществе, поскольку организационные и пропагандистские структуры PR-революционеров являются гибкими, приспособляемыми к окружающей среде, способными перетекать из одного региона в другой, менять приемы и методы деятельности. Лидеры PR-революций опираются как на возможности гражданского общества, так и на возможности массового общества, с его массовыми ценностями и настроениями, массовой культурой и культом вождей.

Анализ медиа-власти в коммуникативном пространстве культуры показывает, что СМИ как инструмент массификациии и как средство разрушения национального самосознания особо значимы в условиях современной глобализации, поскольку ускоренное развитие цивилизации в ходе глобализации способствует разрушению традиционных механизмов формирования национального самосознания и возникновению новых механизмов, создающих искусственные технологии работы с сознанием. Манипулирование сознанием пронизывает все социокультурные структуры, становится дисперсным, в результате чего возникают безграничные возможности манипулирования массовым сознанием.

Возникающие на рубеже ХХ-ХХI веков информационно-коммуникативные технологии, являясь отражением происходящей глобальной информационной революции, в границах которой технология приобретает статус глобального ресурса, несут в себе огромный потенциал, требующий дальнейшего изучения.

Перспективы дальнейшего исследования проблемы весьма широки и включают в себя такие оставшиеся неисследованными вопросы, как вопросы, связанные с миром повседневности - это и проблема формирования информационной властью человека повседневности, и манипулятивный потенциал СМИ; в числе неисследованных и актуальных проблем должны быть названы также проблемы, связанные с исследованием власти как способа саморегуляции коммуникативных отношений, с изучением природы и смысла метатактик, используемых в пространстве информационной власти. Чрезвычайно актуальной, на наш взгляд, является и проблема противостояния потенциалу консциентального оружия, проблема поиска средств защиты сознания от способов воздействия на него, - тех способов, которые по своей сути являются неконтролируемыми. Речь, в частности, идет о формировании МЕТА-СМИ как информационных моделей, ориентированных на изучение технологий консциентального оружия.

Перспективной для исследования автор считает идею оценки последствий глобализации медиа, которая по своей сути ставит под сомнение одновекторность воздействия глобальных медиа; эта идея привлекательна и тем, что позволит в перспективе определить обусловленность интерпретации информационного воздействия тем культурным контекстом, в котором осуществляется это воздействие.

Совершенно очевидна перспективность исследования феномена коммуникации в аспекте создания модели коммуникации, ориентированной на развитие коммуникативной онтологии социальности (идея, изложенная в работах Ю. Хабермаса), которая предполагает вклад в процесс формирования обобщающего знания о коммуникации.

В заключении подведены итоги предпринятого анализа, а также обозначены основные направления исследовательской перспективы.

По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы:

Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК для публикации результатов диссертации:

1. Чубик А.П. Новая конфигурация коммуникативных процессов в информационно-коммуникативном пространстве и трансформация статусной роли медиа-власти (концептуальный аспект) // Вестник Томского государственного университета, № 318. – 2009, - с. 78-82.

2. Чубик А.П. Формирование культуры толерантности как результат преодоления интолерантности общества // Вестник Томского государственного университета, № 309, - 2008, (соавторство Радченко О.Е.), - с. 63-66.

3. Чубик А.П. Субъект толерантности и интолерантности как фактор управления социальными отношениями // Известия Томского политехнического университета, № 7. – 2007. (статья принята в печать 20.12. 2006), (соавторство Квеско Р.Б., Радченко О.Е., Квеско С.Б., Гончарова О.С. Исупов М.В.), - с. 56 – 60.

4. Чубик А.П. Социолингвистические коммуникации как элемент социальных отношений // Известия Томского политехнического университета, № 7.

– 2007. (статья принята в печать 25.12.2006), (соавторство Квеско Р.Б., Ванина И.Л., Квеско С.Б., Бухтояров С.В., Емельянова Н.Е.), - с. 61 -67.

Публикация в других научных изданиях:

5. Чубик А.П. Средства массовой информации в современном политическом процессе: к оформлению концептуальной парадигмы // Прогрессивные технологии и экономика в машиностроении. II Всероссийская научно-практическая конференция. Сборник трудов Юргинского технологического института, 2004. – Том 2. – с.190-192.

6. Чубик А.П. Глобализация коммуникативных процессов и статус информационной власти в постиндустриальном обществе // Прогрессивные технологии и экономика в машиностроении. II Всероссийская научно-практическая конференция. Сборник трудов Юргинского технологического института, 2004. – Том 2. – с.194-197.

7. Чубик А.П. Стратегические цели информационного века: к формированию трехстадийной модели измерений // Философия социальной работы. Труды II региональной научно-практической конференции.- Томский политехнический университет, 2004. – с. 63-64.

8. Чубик А.П. Знание как стратегический ресурс власти и управления в постиндустриальном обществе // Философия социальной работы. Труды II региональной научно-практической конференции.- Томский политехнический университет, 2004. – с. 64-66.

9.Чубик А.П. Интегрирование информационной власти в систему политической власти: к формированию механизма // Актуальные проблемы социальной философии. Труды региональной научно-практической конференции.

Томский политехнический университет, 2004. – с.50-52.

10. Чубик А.П. Информационная власть и политика // Актуальные проблемы социальной философии. Труды региональной научно-практической конференции.

Томский политехнический университет, 2004. – с.52-53.

11. Чубик А.П. Коммуникация в повседневной практике частных жизненных миров и статус медиа-власти в коммуникативном пространстве культуры // Известия Томского политехнического университета, № 6.- 2008, (соавторство Нехаева Н.А.), - с.144-148.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»