WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) в работах немецких литературоведов XIX-XXI веков» реконструирован ассоциативный фон литературных текстов, которые предположительно могли служить источниками для сюжетов баллад Ф. Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) и на котором эта балладная дилогия существует в интерпретации немецкого литературоведения. Анализ литературоведческих работ немецких исследователей не просто выявляет наличие большого количества возможных источников сюжетов баллад, которыми мог воспользоваться Ф. Шиллер – проблема источников сюжета вырастает до уровня семантического центра немецкой рецептивной традиции шиллеровских текстов. Существуют различные точки зрения относительно возможных источников сюжетов шиллеровских баллад (особенно дискуссионной является проблема источника сюжета баллады «Ныряльщик»2). Несомненно для немецких литературоведов одно: а именно, Сюжет баллады Ф. Шиллера «der Taucher» (Ныряльщик) обработан в следующих текстах немецкой литературы:

Kleist F. Nikolaus der Taucher // Deutsche Monatsschrift, 1792. B.3. С. 53-72;

Goeze J. A. E. Ntzliches Allerlei aus der Natur und dem gemeinen Leben fr allerley Leser von Johann August Ephraim Goeze Pastore an der Kirche S. Blasii, Seniore E.E. Ministerii zu Quedlinburg, Ehrenmitgliede der Gesellschaft Naturforschender Freunde zu Berlin, 1785;

Olearius, A. Gottorfische Kunstkammer. Schleswig, 1674;

Nicolaus Melchior de Thevenots. Voyages tant en Europe qu’en Asie et Afrique». Paris, 1689;

то, что Шиллер своими обработками популярных средневековых сюжетов, многократно вариативно изложенных в разных национальных литературных традициях, включился в контактно-типологическую линию развития лироэпических легендарно-анекдотических сюжетов, об актуальности которых в немецкоязычной словесности свидетельствует множественность их обработок3.

Помимо того, что проведенное нами исследование проливает свет на эстетическую, нравственную и социальную позицию Ф. Шиллера, оно также позволяет судить о собственных исследовательских позициях немецких литературоведов относительно поэтики баллад и, главным образом, относительно их морального аспекта. Выдвигая свои гипотетические соображения о возможных источниках сюжетов шиллеровских текстов, ученые тем самым демонстрируют свое понимание заложенной в балладах проблематики. Для одних исследователей (Р. Браймайер, А. Лейтцман4) основным мотивом баллады Ф. Шиллера «Ныряльщик» является мотив корысти, поэтому в качестве наиболее вероятного источника сюжета баллады они считают произведения, повествующие о человеческой жадности. По мнению других литературоведов (М.В. Гетценгер, А. Флейшман5), именно мотив любви, который не случайно был введен Ф. Шиллером в балладу, имеет печатный источник. Для третьих, наконец (Бенно фон Визе, Х. Зеба, К.

Brondones P. Reisen durch Sizilien und Malta // in Briefen an William Beckford Esqu, 1777.

C. 63-64.

Guarinonius H. Die Grewel der Verwstung des menschlichen Geschlechts. – Ingolstadt, 1610. С. 700;

Timoneda H. Romanze von Don Manuel de Leon // Rosas, 1573;

Liebesprobe // Toiletten Kalender fr Frauenzimmer», 1796;

St. Foir’s Rue des Lions // Essays historiques sur Paris, 1759. B. I;

Les dames galantes par seigneur de Brantme. Paris, 1834. V. 2. P. С. 227-228.

Breymayer R. Der endlich gefundene Autor einer Vorlage von Schillers Taucher: Christian Gottlieb Gz (1746-1803), Pfarrer in Plieningen und Hohenheim, Freund von Philipp Matthus Hahn // Bltter fr wrttembergische Kirchengeschichte. – Stuttgart, 1983/84. С. 58-59;

Leitzman A. Zu Schillers „Taucher“, Hundert Jahre A. Markus und E. Webers Verlag 18181918.- Bonn, 1919. С. 136.

Gtzinger M. W.Deutsche Dichter. - Leipzig, 1844. B. 1. С. 285;

Fleischmann A. Ursprung und Bedeutung von Schillers Ballade: Der Taucher // Zeitschrift fr den deutschen Unterricht. -Leipzig, 1907. С.575.

Бергманн, В. Зегельбрехт6), основной смысл баллады Ф. Шиллера заключен в проблеме злоупотребления властью, следовательно, в качестве первоисточника они приводят произведения, где ключевыми являются проблемы власти и насилия.

Особенно интенсивный характер проблема возможных источников сюжетов баллад Ф. Шиллера «Der Taucher» («Ныряльщик») и «Der Handschuh» («Перчатка») обсуждается в немецкой литературной критике XIX в., в то время как осмысление и интерпретация нравственной проблематики баллад приобретает все большую актуальность начиная от конца XIX в. и далее.

Третий параграф второй главы «Нравственно-философская проблематика балладной дилогии Ф. Шиллера «Der Taucher» («Ныряльщик») и «Der Handschuh» («Перчатка») в интерпретации немецких литературоведов XIX – XXI веков» посвящен основным аспектам интерпретации баллад Ф. Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) в немецком литературоведении XIX-XXI вв.: они значительно отличаются от соответствующих русских общим направлением исследовательской мысли и пунктами сосредоточения главных исследовательских интересов.

Процесс восприятия национальной литературы одной страны в другой неизбежно определяется политическими, социальными и культурноментальными условиями, характерными для общественной жизни воспринимающей стороны. Среди условий восприятия важную роль играет структура общества и природа власти. Различия этих структур в России и Германии обусловили и различия в восприятии общественно-социальной Wiese B. Friedrich Schiller.- Stuttgart, 1959. С. 613-616;

Seeba Н. Das wirkende Wort in Schillers Balladen // Jahrbuch der deutschen Schillergesellschaft. Stuttgart, 1970. B. 14. С. 309-310;

Bergmann Chr. „Weltgeschichte“ und „Weltgericht“ in Schillers Balladen // Weimarer Beitrge, 1967. № 13. С. 87-88;

Segelbrecht W. Die tdliche Lsung „Lang lebe der Knig“. Zu Schillers Ballade „Der Taucher“ // Gedichte und Interpretationen, 1988. С. 113-127.

проблематики баллад в обеих странах, выдвигая на первый план интерпретаций характерные для данной ментальности проблемы рецепции.

Многочисленные и нередко противоположные в своих смыслах и дефинициях интерпретации баллады «Ныряльщик» немецкими литературоведами XX в. (М. Гофман, Н. Оллерс, Г. Тальхайм, Г. Кайзер7 и др.) пересекаются в одном: в их центре находится проблема и ситуация выбора, в которую герои баллад поставлены шиллеровской нравственноэтической обработкой средневековых сюжетов. Это типично трагедийная ситуация, и разрешается она в типично трагедийном ключе: игнорирование возможности выбора и сознательный выбор, имеющий своим следствием разлуку, трагическую вину и гибель – это характерная константа трагедийного драматического жанра. Таким образом, наряду с проблемой источников балладного сюжета, главной проблемой немецких литературоведческих интерпретаций становится жанровое своеобразие шиллеровских баллад. Доминанта этих проблем в немецкоязычной традиции – характерный показатель «родственного» отношения к тексту, порожденному собственной национальной литературной традицией. Для русского литературоведения, учитывая то обстоятельство, что баллада как жанр не имеет национальных фольклорных истоков и является чисто литературным жанром нового времени, проблема жанрового своеобразия не стоит: как это было показано выше, для русской литературно-критической традиции более актуальными являются переводоведческие, нравственноэтические и сюжетно-смысловые аспекты интерпретации.

Сравнение немецких и русских интерпретаций баллад Ф. Шиллера позволяет проследить процесс врастания произведений немецкого поэта, их Hofmann M. Der Taucher. Ballade // Schiller Handbuch Leben- Werk- Wirkung. - Stuttgart, 2005. C. 281-283;

Oellers N. Der umgekehrte Zweck der Erzhlung «Der Handschuh» // Jahrbuch der deutschen Schillergesellschaft, 1976. B. 20. С. 395;

Thalheim H-G. Zum Problem der weltanschaulichen Entscheidung des Menschen in Schillers «Taucher» // Zeitschrift fr Germanistik, 1981. №1. С. 433;

Kaiser G. Von Arkadien nach Elysium. Schiller-Studien. - Gttingen, 1978. С. 61-62.

поэтики и духовной ауры в контекст литературного развития России. Однако в русских переводах и интерпретациях баллады Ф. Шиллера приобретают дополнительное романтическое и идеалистическое звучание, поэтому здесь было бы целесообразно говорить о «русском» и «немецком Шиллере».

«Русский Шиллер» предстает в балладах в лирико-драматическом окружении, в центре русских «Ныряльщика» и «Перчатки» находится не само действие, а скорее общий драматический фон повествования. Таким образом, процесс восприятия баллад Ф. Шиллера в России имеет характер переосмысления, критики или даже существенной трансформации определенных характерных элементов поэтики оригинала.

Одним из наиболее репрезентативных фактов рецептивной эстетики и индикатором адаптации как классического текста к национальному эстетическому сознанию, так и усвоения переводного текста воспринимающей словесностью является пародия. Четвертый параграф второй главы «Пародии на баллады Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) в Германии и в России» посвящен пародической рецепции баллад Ф. Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) в Германии и России.

Исследование русских и немецких пародий на баллады «Ныряльщик» и «Перчатка» позволяет говорить как о «пародийности», так и о «пародичности»8 этих специфических реинтерпретаций текстов Ф. Шиллера.

Более ранние немецкие пародийные тексты являются типичным образцом пародии, «направленной на», то есть, такой, которая ни в коей мере не имеет в виду дискредитации своего источника. Авторы пародий используют форму произведений в непародийной функции, как определенный каркас, наполняя ее каждый раз новым содержанием. Поздние пародии, цель которых, прежде всего эстетическая, представляют собой своеобразную пародийную игру с шиллеровскими текстами, которые почти обратились в «литературную Тынянов Ю.Н. Достоевский и Гоголь (к теории пародии) // Поэтика. История литературы. Кино. - М.,1977. С. 212.

поговорку». В русской литературе пародий на баллады Ф. Шиллера не так много: В.А. Жуковский «Платок Графине Самойловой», М.Ю. Лермонтов «Баллада», М.Ю. Лермонтов «Незабудка», В. Севриновский «Баллада о брошенной перчатке». Даже эти немногие пародии свидетельствуют о том, что данные баллады являются, по терминологии Ю.Н. Тынянова, «литературными фактами», воспоминание о которых возникает в кульминационные моменты развития русского лироэпоса. Эти пародии служат еще одним доказательством органичного включения баллад Ф.

Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) в национальное эстетическое сознание.

В заключении работы подводятся итоги исследования на уровне концептуального обобщения выводов и результатов, обозначенных в главах.

Изучение рецептивной истории баллад Ф.Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) позволяет утверждать, что они не просто оказались созвучны духовной ауре русской литературы: в своих смысловых и образно-лексических комплексах они стали ее неотъемлемой частью не только в исчерпывающем спектре рецептивных форм восприятия (переводы, реминисценции в оригинальных текстах, пародии, литературнокритические концепции), но и в непрекращающейся способности генерировать творческие обращения к их текстам.

Перспективы дальнейшего изучения темы связаны с практическими и теоретическими возможностями расширения поля исследования.

Практическое направление видится в поиске неизвестных русских переводов баллад Ф. Шиллера, атрибуции анонимных переводов, привлечении архивных материалов, в разработке компаративистских аспектов темы за счет привлечения к исследованию обратных переводов (например, переводов текстов русских поэтов на немецкий язык и изучение их рецептивной традиции в немецкой словесности по тем же основным параметрам). Такого рода эмпирический материал дает необходимое основание для теоретического взгляда на проблемы межкультурной коммуникации, предоставив возможность выведения и типологического анализа общих закономерностей адаптации иноментальных текстов национальным эстетическим сознанием.

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Худорожкова, О.В. Интерпретация баллад Ф. Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) русскими литературоведами XIX-XXI вв. // Вестник Томского государственного университета: общенауч. период. журн.

Филология. – Томск: Изд. ТГУ, 2007. – №305. – С. 23-25.

2. Худорожкова, О.В. Интерпретация баллад Ф. Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) немецкими литературоведами XIX-XXI вв. // Вестник Томского государственного университета. Бюллетень оперативной научной информации «Актуальные вопросы современной филологии: теоретические и прикладные аспекты». – Томск: Изд. ТГУ, 2006. – № 85. – С. 113-118.

3. Худорожкова, О.В. К вопросу об источниках баллад Ф. Шиллера «Der Taucher» (Ныряльщик) и «Der Handschuh» (Перчатка) // Сборник статей VI Международной научно-практической конференции, посвященной 110-летию основания Томского политехнического университета и 100летию первого выпуска сибирских инженеров «Коммуникативные аспекты языка и культуры». – Томск: Изд-во ТПУ, 2007. – Ч.I. – С. 315322.

4. Худорожкова, О.В. Баллада Шиллера «Der Taucher» в переводе В.А.

Жуковского. Статистика и проблема семантического соответствия // Сборник научных трудов и материалов V Международной научнопрактической конференции «Прикладная филология и инженерное образование». – Томск: Изд-во ТПУ, 2007. – Ч. II. – С. 167-175.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»