WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Положения, выносимые на защиту:

1. Отбор имен собственных в конкретные художественные тексты осуществлялся Д.И.

Стахеевым мотивированно, в соответствии с замыслом, демонстрируется отношение к имени как носителю традиций наречения, устоявшейся оценки.

2. Корпус имен собственных, в основном, имен календарных, используемых в текстах автора, отражает особенности менталитета и культурного развития личности автора.

3. Точность в выборе и однотипном использовании имен собственных относится к идиостилевым чертам Д.И. Стахеева.

Апробация работы. Результаты данного исследования обсуждались на заседании кафедры русского языка в национальной школе филологического факультета Елабужского государственного педагогического университета, на аспирантских семинарах по актуальным проблемам лингвистики, на секторе филологии Института гуманитарных исследований Тюменского государственного университета. Автор принимал участие в международных и всероссийских научных конференциях (Пенза, 2005; Набережные Челны, 2006; Улан-Удэ, 2006; Тобольск, 2007). Основные результаты исследования представлены в 5 публикациях.

Структура работы. Задачи исследования обусловили композицию работы, которая состоит из введения, трех глав и заключения. К работе прилагается список использованных работ, включающий 186 названий, словарей и справочников, источников, содержащих названия произведений Д.И. Стахеева, исследуемых в данной работе.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении объясняется выбор темы, определены объект и предмет исследования, обоснованы актуальность и научная новизна исследования, сформулированы цель и задачи работы, очерчены положения, выносимые на защиту, определены теоретическая и практическая значимость, методы анализа языкового материала, представлена апробация исследования.

В первой главе «Теоретические основы и принципы исследования антропонимии в отечественном языкознании» рассмотрены вопросы, связанные со спецификой имени собственного как единицы языка. Это, прежде всего, вопрос о его выделении и интерпретации в современной науке. Как показывает изученная литература, четкое выделение имен собственных – онимов и их разграничение с лексикой апеллятивной было достигнуто ономастами в 60-70-е годы XX в. История изучения ономастикона освещена в трудах А.В. Суперанской «Общая теория имени собственного», В.Д. Бондалетова «Русская ономастика», в работах их последователей; детальному изучению подвергались многие аспекты имен собственных: географический, лексикографический, логический, поэтический, психологический, семиотический, социологический, терминологический, художественностилистический, юридический.

Определение и интерпретация имени собственного с учетом критериев «выделение», «идентификация объекта» предлагается в трудах О.Д. Митрофановой (1958), О.С. Ахмановой (1966), А.А. Белецкого (1972), В.А. Никонова (1974), Н.В. Подольской (1990), А.А.

Реформатского (2002) и др.

Ценные в коммуникативно-прагматическом плане свойства позволили указать особое назначение имен собственных в качестве конкретизаторов объектов национальной и индивидуальной картины мира и отметить их потенциал в отношении выделительной силы.

В диссертации затронут остающийся дискуссионным вопрос о наличии мотивированности (внутренней формы) имени собственного. Нарицательные имена, как установлено в языкознании, в массе своей являются словообразовательно мотивированными (с производной основой), а для непроизводных устанавливаются этимоны.

Вопрос о мотивации онимов в диссертации рассматривается в связи с проблемой семантики имени собственного. В работе поддерживается мысль о том, что понятийное содержание онимов носит «суммарный», интегративный характер. В пользу «суммарного» характера, а, следовательно, и дискретного, понятийного содержания имени собственного свидетельствуют частные выводы, которые оказалось возможным сделать благодаря наблюдениям над именем собственным с антропоцентрических позиций. Так, этнокультурный компонент обеспечивает информативно-накопительную (кумулятивную) функцию имен собственных, «высвечивается» в семантике в связи с тем, что с помощью этого знака отражаются определенные фрагменты национальной картины мира: религиозный, культурно-исторический, аксиологический.

В художественном произведении собственное имя, его смысл и форма, ситуации его употребления не бывают случайными, поскольку имена собственные, вкупе с языком и стилем произведения, занимают особое место в системе художественно-изобразительных средств, служащих для выражения авторского замысла. Появление именования определяется сюжетно-тематическим содержанием произведения, его ведущими идеями, законами жанра и стилистической системой текста в целом. Поэтому литературный оним, будучи важным элементом художественной структуры, может активно продуцировать содержательноконцептуальную и подтекстовую информацию произведения. Конденсируя в своей семантике необходимые образные смыслы, поэтоним отображает индивидуально-авторское понимание событий и фактов, описанных в воображаемом мире, передает читателю скрытую информацию, извлекаемую благодаря способности имени порождать ассоциативные и коннотативные значения.

Исследование языковой личности писателя невозможно на современном этапе без изучения структуры ономастикона, отражающего знания, которые автор накопил и отразил всей системой употребленных имен. В художественных произведениях знания о мире природы, о социуме, о культуре получают своеобразное преломление, и поэтому аспекты языковой личности раскрываются при антропоцентрическом подходе к исследованию такой единицы текста, как имя собственное. Это связано с тем, что писатель не только использует реальные исторические, географические, астрономические и другие имена собственные, обозначающие временные и пространственные вехи, но и создает, наполняя художественное пространство, так называемые литературные имена, – вымышленные единицы, тем не менее, принадлежащие его ономастикону.

Антропонимическое пространство художественного произведения, отбор и взаимодействие антропонимов с контекстом определяется законом жанра, художественным методом писателя, родом и видом литературного произведения и законами его построения, соответствием содержанию текста, эстетической нагрузкой имени в ближайшем и широком контексте и многими индивидуально-неповторимыми творческими особенностями стиля писателя в целом [Фонякова 1990]. Созданный мастером слова антропонимический мир, по словам Д.С. Лихачева, органически входит во «внутренний мир художественного произведения, знаки которого служат для образного отражения действительности и соединяются друг с другом в некоей определенной системе, живут в своем художественном времени и пространстве» [Цит.: Фонякова 1998].

Во второй главе «Антропонимы в текстовом пространстве романов Дмитрия Ивановича Стахеева» предпринимается попытка комплексного анализа поэтонимов романов Д.И. Стахеева, характеризуются основные принципы, средства и способы авторской номинации, определяются связи антропонимикона анализируемого произведения с его образной системой.

Характер антропонимического пространства исследуемых произведений детерминирован их жанром, идейно-художественным содержанием, пространственновременной организацией. В этой связи следует говорить об особенностях имятворческой деятельности Д.И. Стахеева в разных по сюжету и жанру произведениях.

Функции антропонимов в художественном тексте, с одной стороны, не выходят за рамки общеязыковых функций знаменательной конкретной лексики, актуализируя в художественной речи присущие собственным именам свойства. С другой стороны, антропонимы призваны служить номинативным знаком, экспрессивным средством индивидуализации персонажа.

При реализации художественного замысла Д.И. Стахеев использует онимы в разных целях. Читатель, стремящийся воспринять текст так, чтобы по возможности полно понять произведение, пытается и в использовании слова, в том числе и поэтонима, увидеть руку мастера. В ходе исследования мы видим, что поэтоним воздействует и воспринимается читающим как единый комплекс художественных средств: содержательность звуковой или графической формы, морфемные свойства (способность передавать значение производящей основы, способность с помощью суффиксальных и префиксальных морфем передавать оттенки значения), все лексемные свойства (способность накапливать информацию об объекте именования и быть презентантом объекта), все свойства имени как компонента словосочетания и далее – функции онима в различного рода оборотах, предложениях различного уровня сложности, фрагментах и целых текстах.

Удивительное свойство ономастических систем – хранить историческую память, содержать семантико-этимологическую и семиотическую информацию – связано с их консервативностью, с устойчивостью и обособленностью в языке. Это четко прослеживается во всей системе имен персонажей романов Д.И. Стахеева.

Антропонимическое пространство романов Д.И. Стахеева может быть сегментировано на несколько смысловых полей. В «Словаре русской поэзии XX века: Словарь личных имен» (Т. I, 2001) разработано описание имен, которое совпало с нашим видением классификации, чем подтверждается правомерность избранного в настоящей работе пути интерпретации материала.

Словарь отражает: а) имена реальных лиц (главных и переферийных персонажей) – личные имена, отчества, фамилии, псевдонимы, прозвища, например: Поликсена, Никанор, Зайчиков, Валерушка, Загорский, Кузьмич, отец Паисий;

б) имена реальных исторических лиц, например: Аристотель, Сократ, Цезарь;

в) имена вымышленных (нереальных) лиц – литературных героев, фольклорных персонажей, например: Гамлет, Кощей Бессмертный, Иван-дурак;

в) мифонимы – имена мифологических персонажей, например, Ариадна, Самсон, Пегас, Перун;

г) культонимы, агионимы – имена, связанные с монотеистическими религиями, например: Бог, Богородица, Магомет, Мадонна, Спас, Троица, Андрей Первозванный, св.

Павел.

В диссертационной работе рассматривается система имен собственных произведений Д.И. Стахеева, где особенно значимыми, на наш взгляд, являются антропонимы, имена реальных лиц (главных и периферийных персонажей).

Литературные антропонимы, функционирующие в романе «Избранник сердца», где дочь богатейшего графа Загорского Лидия Константиновна влюбилась в простого секретаря Валерьяна Михайловича Колыванова, с которым и сбежала из дому, и обвенчалась в церкви на окраине Петербурга, многочисленны и разнообразны. Основные персонажи – граф и графиня Загорские: Константин Петрович, Поликсена Григорьевна, их дочь Лидия, ее «избранник сердца» Колыванов Валерьян Михайлович, периферийные персонажи – служанка старушка Маriе, подруга Natalia, старик Пармен Прокопъевич, швейцар Павел Иванович, князь Чировский-Закаталов, Анемподист Михайлович, Александра Михайловна, Василий Кириллович, Каролина Карловна, отец Игнатий, отец Сергий и др.

Роман «Обновленный храм», в котором действие происходит вокруг старой церкви, имеет небольшой список героев. Основные персонажи – купец Иван Петрович, священники Леонид, Павел и Никанор. Дельцы Анемподист Анемподистович и Осип Иванович.

Эпизодична роль отца Паисия и послушника Вениамина. Владыка Никтополион (его имя называется лишь два раза, хотя в развитии сюжетной линии роль образа епископа огромна), его предшественники, о которых лишь упоминается в разговоре купцов Аполлинарий, Захарий и Гурий (в тексте эти три имени встречаются лишь один раз). Несколько раз на страницах романа появляется Захар и Савва. Абсолютно все имена персонажей – так называемые «календарные», причем основное большинство имен, кроме Ивана, Павла, Леонида, «очень редко встречающиеся» (По данным В. Ивашко, из имен стахеевских героев только Иван включен в список употребительных русских имен с 1612 по 1970 годы). Список имен, одним словом, очень небогатый и с точки зрения современного читателя довольно экзотичный. Неблагозвучные звуковые комплексы, у современных читателей вызывающие неоднозначные ассоциации, стали причиной того, что эти старые имена фактически уже выпали из русского именника.

В тексте романа «Избранник сердца» функционирует около 796 антропонимических единиц, представляющих собой различные именования персонажей, причем один и тот же персонаж может иметь несколько именований, это варианты одного и того же имени.

Наиболее многочисленными являются двухсловные единицы, среди которых преобладают конструкции типа «имя + фамилия» – 579, и традиционные конструкции для того времени типа «господин + фамилия», «мадмуазель + имя» – 78. Однословные единицы представлены 127 номинациями, среди которых имен – 85, фамилий – 42. Наименьшим количеством представлены трехчленные именования – 12 единиц. Интересны и такие конструкции, как «княгиня NN» (7 единиц), «граф Z» (4). Отдельно необходимо рассматривать конструкцию «отец + имя» (7), употребляемую при обозначении священнослужителей, которые при вступлении в сан заменяли «мирское», светское имя на «монашеское».

Всего в тексте прямых объектов номинации – 17, из них 8 имеют вариативные именования, причем 6 персонажей имеют наибольшее число вариаций – от 3 до 5. Прежде всего, это имена главных действующих лиц и имена героев наиболее значимых для повествования: Колыванов Валерьян Михайлович – Валерьян Михайлович – господин Колыванов – Колыванов – Валерьян – Валерушка; Загорская Лидия Константиновна – Лидия Константиновна – Лидия – Лида – Lydia.

В тексте романа «Обновленный храм» функционируют словоупотребления антропонимических единиц, представляющих собой различные именования персонажей.

Имена героев могут иметь несколько вариантов, но варианты крайне ограничены. Наиболее многочисленными – 304 – являются двухсловные единицы, среди которых конструкции типа «имя + отчество» – 163, но первое место по количеству занимают традиционные для того времени конструкции, применимые лишь к священнослужителям, – «отец + имя», «дьякон + имя», 21 раз представлена конструкция «имя + фамилия». Однословная модель репрезентирована 175 номинациями, среди которых имен – 161, фамилий – 14. Наименьшим количеством представлены трехчленные именования – 10 единиц.

В тексте прямых объектов номинации – 13, из них 8 имеют вариативные именования, причем 5 персонажей имеют наибольшее число вариаций – до трех. Это имена главных действующих лиц и имена героев, наиболее значимых для повествования: Иван Петрович Зайчиков – Иван Петрович – Зайчиков, отец Никанор – Никанор – Никанор Антонович.

Такие именования составляют ядро антропонимического пространства произведения.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»