WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

ФАЗИУЛИНА ИРИНА ВЛАДИМИРОВНА СОН И СНОВИДЕНИЕ В РАННЕМ ТВОРЧЕСТВЕ Ф. М. ДОСТОЕВСКОГО:

ПОЭТИКА И ОНТОЛОГИЯ Специальность 10.01.01 — русская литература

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ижевск — 2005 3

Работа выполнена в ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»

Научный консультант: доктор филологических наук, профессор Мосалева Галина Владимировна

Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор Хрящева Нина Петровна кандидат филологических наук, доцент Софронова Светлана Ивановна

Ведущая организация: Институт повышения квалификации и переподготовки работников образования УР

Защита состоится «6» декабря 2005 года в 14.00 на заседании диссертационного совета ДМ 212.275.06 в Удмуртском государственном университете по адресу: 426034, г. Ижевск, ул. Университетская, д. 1, кор. 2, ауд.

204.

С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Удмуртского государственного университета

Автореферат разослан _ 2005 года

Ученый секретарь диссертационного совета Н.И. Чиркова 4

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность исследования. Повышенный интерес ученых к романам Ф. М. Достоевского предопределил ретроспективный взгляд на раннее творчество писателя, рассматриваемое чаще всего в качестве «лаборатории», «когда автор не застрахован от неудач уже в силу <…> экспериментальности»1. Принципиальная новизна нашей работы заключается в осмыслении ранних произведений писателя в качестве самостоятельного эстетического феномена.

Интерес к формам взаимодействия «реального» и «сновидческого» миров в художественной системе Достоевского обусловлен общей тенденцией литературоведения последних лет к пересмотру ряда традиционных положений, касающихся поэтики писателя. Одним из таких утверждений является ставшая «общим местом» мысль о неразграничении героями сна и яви. При этом исследователи не учитывают нарративного плана, что приводит к нивелированию разнородности повествования и, как следствие, сужает интерпретационные возможности текста. Отчасти это спровоцировано отождествлением иного мира с «бессознательным» (З.Фрейд, И. Нейфельд, А. Бем, Р. Мортимер, О. Каус, Б. Криста, Р. Пис) или «мифологическим» (Вяч. Иванов, В. Н. Топоров, Ю. М. Лотман, И. А. Аврамец) уровнями произведения, что определяет его лишь в качестве сферы предельного проявления поэтических законов, свойственных авторской манере письма в целом.

Рассмотрение онейрических видений как особых текстовых элементов в работах М. М. Бахтина, Г. К. Щенникова, А. В. Подчиненова, Т. А. Касаткиной, Д. А. Нечаенко, Дж. Джиганте позволило не только выявить их полифункциональность, но и поставить вопрос о взаимосвязи содержания инобытийной сферы и форм ее воплощения.

Топоров В. Н. «Господин Прохарчин»: попытка истолкования //Топоров В. Н. Миф. Ритуал. Символ. Образ:

Исследования в области мифопоэтического. М., 1995. С. 113.

Градации сновидений с учетом специфики их повествовательной организации, проведенные в статьях А. Гедройца «Сон и бред у Достоевского» (1981) и Т. Н. Волковой «Сны в романе Ф. М. Достоевского “Братья Карамазовы”» (1996), а также в монографии Б. С. Кондратьева и Н. В. Суздальцевой «Пушкин и Достоевский. Миф. Сон. Традиция» (2002), при всей плодотворности результатов, обнаруживают малую степень изученности морфологии иного мира, что ведет к отождествлению таких разных понятий, как сон, сновидение, дрема, бред, мечта.

Вследствие сказанного основными объектами данного исследования стали структура и семантика онейрического мира в творчестве Ф. М. Достоевского 1840—1850-х годов. Задачей проследить функциональную эволюцию той или иной формы видений обусловлено обращение не только к последующему творчеству писателя («Униженные и оскорбленные», «Записки из подполья», «Идиот», «Сон смешного человека», «Братья Карамазовы»), но и к опыту предшествующей романтической эпохи (А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, А. А. Бестужев-Марлинский).

Цель диссертационного исследования заключается в изучении раннего творчества Ф. М. Достоевского в его единстве, организующим началом которого является авторский поиск идеальной формы воплощения иного мира.

Для достижения поставленной цели нами сформулированы следующие задачи:

1) обозначить структурную классификацию видений;

2) установить характер взаимозависимости выделенных видений с другими элементами текста;

3) разграничить функциональные поля различных форм воплощения онейрической реальности в ранних произведениях Достоевского.

Этими задачами, предполагающими интегрирующий анализ произведений, и обусловлена методологическая база исследования. Она включает в себя структурно-семиотический (Ю. М. Лотман, Б. А. Успенский, И. П. Смирнов), мифологический (О. М. Фрейденберг, А. Ф. Лосев, Е. М. Мелетинский), лингвистический (В. В. Виноградов, Н. Д. Арутюнова) подходы к изучению художественного текста с опорой на труды в области философии и культурологии (П. Флоренский, Л. Карасев, Н. И. Толстой), а также классического (З. Фрейд, К. Г. Юнг, А. Адлер) и современного психоанализа (Ж.-Б. Понталис, М. де Кан, С. де Монжуа).

Научная новизна диссертационной работы заключается в том, что впервые проводится комплексный анализ онейрических видений с учетом их структуры в произведениях Ф. М. Достоевского 1840—1850-х годов. Не предпринимавшееся ранее разграничение сна как вдения мира и сновидения как рассказывания о нем, базирующееся на культурологических и психоаналитических разысканиях в этой области, позволило сформулировать критерии для опознания данных форм в творчестве писателя и точного обозначения пределов их функционирования.

В диссертации по-новому систематизируются «оттенки бессознательного» в творчестве Достоевского, что позволило выявить поэтическое и тематическое единство ранних произведений, обозначить их типологические связи с более поздним творчеством писателя.

На защиту выносятся следующие положения:

1. Изображаемые Достоевским «сон», «сновидение», «бред», «дрема», «мечта» являются замкнутыми художественными мирами, каждый из которых обладает только ему свойственной внутренней организацией, обусловленной степенью его удаленности от действительности.

2. Актуализация героями Достоевского той или иной формы онейрического мира позволяет выявить не только их угол зрения на мир, но и систему ценностей, лежащую в его основании.

3. Сон как «типологический контрагент» реальности становится единственной сферой реализации «жизни сердцем» героем.

4. Тексты-сны выступают в качестве идеальной формы для воплощения специфической концепции любви в раннем творчестве Ф. М. Достоевского.

Научное значение работы состоит прежде всего в систематизации представлений об онейрическом мире в текстах Ф. М. Достоевского. Описанная взаимосвязь между особенностями поэтики «текстов-снов» и характером художественной реальности, воссозданной в произведениях, может быть использована, наряду с другими положениями, в дальнейших исследованиях, посвященных как творчеству писателя, так и типологизации «литературных видений» в целом.

Практическая ценность диссертации заключается в возможностях разнообразного применения ее результатов при чтении общих и специальных учебных курсов по истории русской литературы, при проведении семинаров, в руководстве научной работой студентов при написании курсовых и квалификационных работ.

Апробация работы. Отдельные положения и общая концепция диссертации являлись предметом обсуждения на научных конференциях, межвузовских («Кормановские чтения». Ижевск, 1999 — 2004 гг.; «Дергачевские чтения».

Екатеринбург, 2004) и международных («Текст-2000». Ижевск, 2000; «Концепции человека в художественной литературе». Ижевск, 2005). Материалы исследования используются при проведении учебных занятий на филологическом факультете Удмуртского государственного университета.

Структура работы соответствует задачам и особенностям предмета исследования. Она состоит из Введения, двух глав («Структура онейрической реальности» и «Сон как форма воплощения частной жизни героями Ф. М. Достоевского»), Заключения и Библиографии, содержащей 275 наименований.

Общий объем исследования 157 страниц.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Содержание работы определяется задачами диссертации. Во Введении обосновываются выбор темы и направление ее изучения; обобщается разрозненный материал, посвященный сну и сновидениям у Ф. М. Достоевского, с преимущественным отбором исследований, рассматривающих раннее творчество писателя; обосновывается методология работы.

В первой главе «Структура онейрической реальности» описываются критерии сновидческого мира, с помощью которых проводится дифференциация сна и пограничных онейрических видений: дремы, бреда, мечты, сновидения,— начиная с первых, ставших программными, произведений Ф. М. Достоевского.

Обозначенное богатство «вариантов и оттенков» сна в творчестве писателя позволяет разграничить героев в зависимости от их принадлежности к бытию / инобытию. Так, выделяются персонажи, характеризующиеся отсутствием веры в устойчивость миропорядка и, как следствие, игнорирующие специфичность онейрического мира. Такая позиция героев приводит к реализации инобытийной сферы их жизни в форме сновидения (Фалалей в «Селе Степанчиково…», Неточка Незванова, Нелли в «Униженных и оскорбленных», Александра Ивановна и Ипполит в «Идиоте», Раскольников в «Преступлении и наказании», Смешной человек в «Сне смешного человека») или порождает обусловленные дневным сознанием состояния дремы (Нефедевич в «Слабом сердце»), бреда (Ордынов в «Хозяйке», Прохарчин), грезы (Варвара в «Бедных людях», Неточка Незванова, Пралинский в «Скверном анекдоте»).

Погружение в сон оказывается возможным лишь при безусловном принятии его как самостоятельной и ценностной сферы. По законам сна живут мечтатель в «Белых ночах», муж в «Как опасно предаваться честолюбивым снам», Князь Мышкин в «Идиоте». «Мнимый сон» выстраивают Неточка Незванова и Маленький герой в одноименных романах, Астафий Иванович в «Домовом», жена Горшкова в «Бедных людях», Князь К и Мозгляков в «Дядюшкином сне», Наташа в «Униженных и оскорбленных», Фома Фомич в «Селе Степанчиково…».

Приведенные наблюдения актуализируют вопрос о четкой дефиниции сна, являющегося у Достоевского «типологическим контрагентом» реальности, в его противопоставлении пограничным онейрическим состояниям. Если обусловленность реальностью таких видений, как дрема, бред и мечтание, позволяет легко отличить их от собственно «снов» персонажей (Д. А. Нечаенко, Б. А. Грифцов, В. Н. Топоров), то отмеченная З. Фрейдом и используемая в современном психоанализе оппозиция «сон — сновидение» пока не востребована в должной мере литературоведами. Это и определило структуру главы, основная часть которой посвящена рассмотрению данных художественных миров в качестве замкнутых систем, обладающих специфической логикой, маркирующей в случае сна спациальные, а в случае сновидения — темпоральные отношения; оперирующих разными объемами памяти; моделирующих собственную иерархию ценностей, нормы поведения и устойчивую субъектную организацию и, наконец, по-разному себя репрезентирующих.

В качестве источников для рассмотрения обозначенного круга вопросов были выбраны произведения Ф. М. Достоевского, в которых онейрическая реальность очерчена наиболее ярко: «Двойник» (1846), «Хозяйка» (1847), «Слабое сердце» (1848), «Белые ночи» (1848), «Дядюшкин сон» (1859), а также роман «Униженные и оскорбленные» (1861), являющийся, по мысли В. Я. Кирпотина, своеобразным итогом размышлений писателя в 40-50-е годы XIX века, и «Сон смешного человека» (1877), обнаруживающий в слове специфические черты иного мира, проявленные в раннем творчестве писателя лишь на уровне структуры.

Проведенный нами анализ позволил выявить, что содержание различных онейрических видений напрямую зависит от системы мышления, лежащей в их основании. Так, сон, восстанавливающий генетическую память мира, оперирует мифологическим мышлением; сновидение же, содержащее только сознательную память человека, являет собой словесную стадию функционирования мифа. Мечта, являющаяся аналогом художественного творчества в силу своей обусловленности культурой, строится исключительно на социальных концептах, а «патологическое» мышление бреда, напротив, низводит субъекта до биологического существования, лишая его личностного статуса.

Изначально различные схемы представлений конкретных онейрических видений определяют не только их содержание, но и специфические модели презентации в художественных текстах Достоевского, наиболее показательные из которых — сон как вдение мира и сновидение как рассказывание о нем.

Установка на вдение порождает такой сновидческий мир, который, вопреки дневному космосу, маркирует не темпоральные, а спациальные отношения. Как следствие, в тексте-сне пространство начинает моделировать понятия, не имеющие пространственной природы. Так, являясь максимально близким (субъективным), оно задает недистанцированность наблюдателя от объекта, что приводит к феномену «бесперспективного зрения» (М. М. Бахтин) у героев Достоевского. Вдение обратной стороной сетчатки порождает, наряду с внешней слепотой, непростую филогенетическую редукцию Голядкина, Васи Шумкова, Мечтателя, Смешного человека к архаическому восприятию мира и себя в нем.

Язык пространственных отношений определяет и особенности временнй парадигмы в тексте-сне. Мифологическое «здесь-теперь», отрицающее протяженность, приводит к сосуществованию во сне различных временных отрезков (вечности) и к созданию «коллажного» пространства, как бы склеенного из отдельных кусочков.

В результате выявленных особенностей пространственная рамка произведения оказывается не более стабильной, чем темпоральная. Лишаясь физической дистанции, географические локусы в тексте-сне мифологизируются и оказываются отделенными только своей субстанциональной индивидуальностью: обремененные различными качествами и свойствами, они становятся сопричастными тому, что в них происходит.

В сфере «чистого» времени только повторяемость действия оказывается гарантом его реальности. Как следствие, в тексте-сне за счет циклической структуры выстраивается особый социально-культурный контекст, при котором эксцессы и аномалии воспринимаются в качестве нормы, а закономерности событийны.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»