WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Дистрибуция русского, удмуртского, татарского языков в образовательной, культурной, деловой сферах характеризуется разным объёмом выполняемых ими социальных функций. Наряду с тем, что позиции русского языка в Удмуртии достаточно прочны во всех коммуникативных сферах, удмуртский и татарский языки используются в сфере народного образования (в национальных школах, а в качестве предмета преподавания – и в русскоязычных школах). Однако лица, обучающиеся в национальных школах, не могут продолжить дальнейшее образование на родном языке, поскольку в системе высшего и средне-специального образования присутствует практически только русский язык. На удмуртском и татарском языках осуществляется теле- и радиовещание, издаются газеты и журналы. Тем не менее, позиции удмуртского языка значительно уступают русскому, поскольку потребность в нем ограничивается названными выше сферами. Кроме того, для городских удмуртов характерен процесс самоассимиляции, т.е. сознательный отказ от родного языка в пользу русского. Все эти факторы затрудняют процесс двуязычия в республике, которое носит национально-русский характер, т.к. русские, за некоторым исключением, одноязычны.

Языковая ситуация в Удмуртии осложняется еще и тем, что помимо взаимодействия с генетически неродственными языками, русский литературный язык испытывает сильное влияние со стороны нелитературных форм русского языка.

В параграфе 2.2.3 представлена социолингвистическая характеристика г.

Ижевска, которая включает национально-демографические процессы (история формирования городского населения), социально-культурные процессы (промышленность, образование), исторические процессы (история возникновения города).

Основание города связано со строительством железоделательного завода на реке Иж в 1760 г. и создание поселка при нем. Первыми жителями поселка были строители завода и плотины (30 человек), переведенные с Гороблагодатских заводов.

Во второй половине ХIХ, особенно в начале ХХ века, начался приток татар с территории современного Татарстана. Селились они компактно в южной части Зареки. Так, поселок Ижевского завода постепенно превращался в русско-татарский.

С началом первой мировой войны из западных районов России сюда прибывают украинцы, эстонцы, поляки, литовцы, латыши, евреи и другие. У них появляются свои общественно-политические организации.

Приток удмуртов начинается только в начале ХХ века. Доля городского удмуртского населения неуклонно растет (1926 – 2,3%, от всех жителей Ижевска, 1989- 17,2%), что свидетельствует о превращении Ижевска в русско-татарско-удмуртское поселение.

В формировании населения Ижевска, которое значительно увеличилось во второй половине ХХ века в связи с началом социалистической индустриализации и урбанизации (1959г.-253,3 тыс. чел., 1989г.-634,7 тыс. чел.), участвовали мигранты из сельской местности, из разных экономических районов страны, особенно из Уральского, Поволжского, Волго-Вятского районов. С 1993 года заметно уменьшился миграционный прирост населения города. За период 1989-1994 гг.

отмечался рост относительных показателей в общей численности русских и удмуртов и сокращения доли татар. В составе городского населения наблюдалось увеличение только доли русских. На изменение численного соотношения между народами оказывают влияние также процессы этнической ассимиляции: в общей сумме всех заключенных браков существенный удельный вес имеют национально- смешанные браки; по данным Всесоюзной переписи населения 1989 г., число этнически смешанных семей (в основном удмуртско-русских) в Ижевске увеличилось. Однако численно преобладают семьи, в которых оба супруга по национальности русские.

Коренное население по местам выхода смешанное, с преобладанием севернорусского элемента: вятские и пермские переселенцы являются носителями старожильческих говоров Урала, имеющих много общего с русскими старожильческими говорами Сибири.

Специфика современного речевого пространства Ижевска определяется процессами урбанизации, миграцией сельского населения в город, а также процессами национальной ассимиляции и, в меньшей степени, межъязыковым взаимодействием.

Увеличение численности населения города за счет выходцев из села, которые становятся, главным образом, работниками крупных промышленных предприятий, ведет к качественному и количественному изменению в составе носителей литературного языка, а также способствует устойчивости регионального компонента в системе литературного языка.

В третьей главе «Лексические регионализмы, использующиеся в русском литературном языке, функционирующем на территории Удмуртии» представлено описание разноуровневых регионализмов, бытующих в разговорной речи жителей Удмуртии (на примере речи ижевчан). Для того чтобы выявить ижевские регионализмы, были определены следующие критерии, отграничивающие их в разговорной речи от единиц других подсистем национального языка, функционирующих в городском коммуникативно-речевом пространстве: 1) лексикосемантическая, лексико-словообразовательная и лексико-фонематическая специфика слова по отношению к общенародным словам; 2) ареальная ограниченность функционирования слова, которая устанавливалась с привлечением данных диалектных словарей; 3) генетическая принадлежность слова; 4) особенности звуковой формы слова; 5) вхождение слова в определенную тематическую группу; 6) социальные характеристики информантов, употребляющих данное слово; 7) особенности функционирования слова в коммуникативном пространстве Ижевска (ситуативность, коннотативность, частотность).

Особенностью регионального варианта русского литературного языка в Удмуртии является его лексико-семантическая специфика. В республике литературный язык включает в себя много регионализмов, восходящих к диалектам и просторечию, в связи с чем, являясь единицами обиходно-бытовой сферы общения, регионализмы проникают во все подсистемы национального языка, обслуживающие эту сферу. Употребление регионализмов носителями литературного языка всегда мотивировано: регионализм выступает как единица особого номинативного, семантического, экспрессивного содержания, функционирующая в ситуации непринужденного общения, когда социальный контроль за речью проявляется в меньшей степени.

В морфологическом плане преобладающая часть региональной лексики – имена существительные. Они составляют 44% среди всех регионализмов. Глаголов несколько меньше (39%), еще меньше прилагательных и наречий (12% и 5 % соответственно).

В лексико-тематическом плане наиболее обширными являются группы, включающие регионализмы, связанные с темами «человек, его деятельность», «домашняя обстановка», «пища», «одежда», «животный и растительный мир».

Из зафиксированных в процессе исследования лексических единиц 10% ранее не были отмечены в работах, посвященных изучению региональных вариантов литературного языка. 71 % слов генетически восходит к диалектной лексике, 24 % слов – к просторечной. Вместе с тем достаточно распространены регионализмы, являющиеся единицами нормированной литературной речи, наиболее часто используемые жителями Удмуртии (5 %), что объясняется развитой синонимией литературного языка, которая постоянно пополняется, в том числе и за счет лексики региональной.

В лингвогеографическом плане выделены следующие группы:

регионализмы широкого бытования, уральские, уральско-сибирские, прикамские, ижевские. 13% единиц являются ижевскими локализмами: платёжка, улячкаться, буханка и котомка (автомобили), на косулю, култышка, тыркать, под низом, болонь (ткань) и др. Все они принадлежат к бытовой сфере. К прикамским регионализмам относится 11% единиц: мака, гамаши, трико, рейтузы, шлепки и др.

К уральским регионализмам относятся 5% единиц: кагонька, наживульку, заодним, однёрка и др. Уральско-сибирскими регионализмами являются 23% единиц: болонь, шаньга, стряпня и др. Северно-среднерусскими (6% единиц) являются слова:

парёнка, паут, мизгирь, братан, буровить и др. Среднерусскими по происхождению словами (7 % единиц) являются: вичка, калега, обабок, сенчик, девка (дочь), брательник и др. Севернорусскими регионализмами (6% единиц) являются жарево, болонь (пленка у мяса), грибовница, испотачить, уросить и др. К сибирскосреднерусским регионализмам относятся 6% единиц: чуни, красноголовик, кока, вошкаться, направить и др. Словами широкого бытования являются: жарёха, издержать, кулёма и др. (3% единиц). Количественное сопоставление лексики в ареальной проекции указывает на численное превосходство единиц, восходящих к уральским и сибирским говорам, которые, в свою очередь, имеют севернорусские корни.

В ходе работы выявлялся социолингвистический и лексико-семантический статус регионализмов. Было установлено, что в ядре словаря обиходно-разговорной речи города находятся лексико-семантические экспрессивно маркированные регионализмы тематической группы «человек» и нейтрально-номинативные регионализмы, называющие природно-бытовые реалии (реализация последних имеет, как правило, узуальный характер). Использование эмоционально–экспрессивных регионализмов носит ситуативный характер.

Степень знания и употребления регионализмов выше у ижевчанок старшего и среднего возраста, имеющих негуманитарное образование. Употребление региональных лексических единиц отличается неоднородностью в социальнодемографическом аспекте. Было выделено две разновидности единиц: 1) слова и лексико-семантические варианты, которые используются в речи носителей литературного языка всех социально-возрастных групп; 2) единицы, характерные в основном для речи лиц отдельных групп. К первой группе можно причислить следующие слова: болонь, грибовница, шаньга, вичка, калега, красноголовик, обабок, синявки, кисленка, сенчик, ледянка, платёжка и др. Ко второй группе относятся следующие единицы: парёнка, скать (соскать, разоскать), вехотка и др. – этими словами называют соответствующие реалии в основном жещины среднего и старшего возраста; жарёха, жарево, братан, брательник, сеструха – лексика мужчин младшего и среднего возраста. Как правило, это лица, имеющие негуманитарное образование. Как отмечают социолингвисты (Л.П.Крысин, Т.И.Ерофеева), лица, имеющие техническое образование, чаще гуманитариев в речи допускают отклонения от литературной нормы, что было подтверждено и нашим исследованием.

Анализ регионализмов с точки зрения частотности их реализации и устойчивости позволил выделить наиболее частотные и редко используемые регионализмы. Частотными являются болонь, грибовница, шаньга, вичка, калега, красноголовик, обабок, синявки, кисленка, сенчик и др., редко используемые регионализмы – скать, сочень, подшторники, чуни, мизгирь.

В плане особенностей функционирования лексических единиц в коммуникативном пространстве республики были выявлены лексико-семантические регионализмы (дикошарый, улячкаться, ай, вошкаться, заколеть и др.) и коннотативные регионализмы (основной показатель экспрессивности, в данном случае, – это семантически опустошенный корень), к последним относятся следующие слова: веньгать, изварлыжить, изурочить, шарабошиться, вошкаться и др. Показательно, что большая часть выявленных региональных единиц нейтральна с точки зрения коннотативных характеристик.

Было определено, что в устной непринужденной речи ижевчан наиболее ярко проявляется среднелитературный тип речевой культуры, поскольку в условиях спонтанности речевого акта уровень владения литературными нормами определяется степенью автоматического владения сложным механизмом родного языка.

В параграфе 3.2 рассматриваются регионализмы, возникшие в результате контакта русского, удмуртского и татарского языков. Следствием взаимовлияния контактирующих структур языков стало заимствование. Региональный вариант функционирования русского языка отражает небольшое количество заимствований из татарского и удмуртского языков. Данные заимствования обладают различным статусом (ареалом распространения) – локальным (перепечи, италмас, табани, йол, нянь, валамон, черткем, зёчбур, инмар, крезь, кошмаръёс, колотун-бабай), межрегиональным (ураза, сабантуй), региональным (абика, бабай, балиш, катык, эчпочмак, чак-чак, кумышка). Использование в русской речи лексики из удмуртского или татарского языков обусловливается целями передачи информации (при наименованиях специфических явлений и предметов национального быта) или риторическими задачами (установка на языковую игру, разрядку обстановки и др.).

Иноязычное слово, входя в новую лингвистическую среду, претерпевает изменения в соответствии с фонетическим, морфологическим, грамматическим строем языкареципиента (русского языка). В работе были выявлены фонетико-графические (балиш, чак-чак, эчпочмак, абика, исямисис, сабантуй), морфологические (перепечи), стилистические (валамон, черткем) особенности регионализмов. При исследовании этнорегионализмов в коммуникативном пространстве республики были выделены часто употребляемые (перепечи, табани, кумышка, балиш, чак-чак, эчпочмак, абика, бабай, сабантуй, италмас); редко используемые (катык, апа, малайка, крезь); ситуативные (макмыр, бар, ёк, исямисис, кильманда, рахмат, валамон, кошмаръёс, колотун-бабай); пассивные (йол, нянь, зёчбур, инмар).

Вследствие этого основными функциями этнорегионализмов можно назвать номинативную (наименование понятия или предмета быта, отсутствующих в русской культуре), номинативно-конкретизирующую (наименование специализированного понятия: ср. «абика», «апа» и др.), риторическую (устанавление контакта, языковая игра и др.: ср. «исямисис», «рахмат» и др.), эмоционально-экспрессивную (иноязычное слово по сравнению с русским обладает большей эмоционально-экпрессивной маркированностью: ср. «макмыр», «чеберистый» и др.). В коммуникативно-прагматическом аспекте основными факторами общения являются условия общения (официальность-неофициальность), отношения между коммуникантами, национальность коммуникантов, статусные различия коммуникантов. В целом, как показало исследование, иноязычное влияние на русский язык в Удмуртии незначительно вследствие интралингвистических и эктралингвистических причин, которые названы выше.

В Заключении подводятся общие итоги исследования, намечаются аспекты дальнейшего изучения регионального варьирования русского литературного языка.

Отмечается, что устойчивости бытования регионализмов в разговорной речи ижевчан способствуют как собственно лингвистические, так и экстралингвистические причины. Внешними факторами присутствия регионализмов в РР ижевчан являются следующие: проницаемость и динамизм лексического фонда городской речи, широкая территория бытования данных единиц.

К психолингвистическим причинам употребления регионализмов можно отнести языковые привычки, традицию, стремление быть понятым.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»