WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

во-первых, пословицы, являясь выражением народной мудрости, не имеют автора; во-вторых, сфера употребления пословиц и афоризмов различна, втретьих, синтаксическая форма пословиц гораздо проще, что обусловлено характером этого явления; в-четвертых, различается характер мотивировки значения. Тем не менее, и пословицы, и афоризмы могут служить своеобразным инструментом для измерения культурных доминант в языке, поскольку они являются единицами, отражающими картину мира носителей этого языка. Несмотря на принадлежность пословиц и афоризмов к разным формам существования языка, они характеризуются рядом общих жанровых признаков: по содержанию – философская глубина, дидактичность, претензия на истинность; по форме – краткость, законченность, структурированность в виде предложения; по функции – автосемантичность, цитатность, широкая употребительность [Дмитриева 1997].

Словари пословиц занимают отдельную нишу в лексикографии. Одним из основных принципов отбора языкового материала для словарей пословиц является частотность, т.е. распространенность в художественной литературе и публицистике и употребительность на разнодиалектной территории. Основными принципами группировки пословиц являются тематический и алфавитный принципы. Классификации пословиц разных народов показали, что выделяется основной корпус тем, вокруг которых группируются пословицы, и такие темы определяют многообразие пословичных объектов; темами пословиц являются абстрактные свойства объектов и чисто абстрактные понятия [Бабушкин 1996], в которые, несомненно, входят ДОМ – РОДИНА – ЧУЖБИНА.

Во второй главе «Лингвокультурологический подход к изучению пословиц» рассматриваются основные подходы к понятиям «концепт» и «лингвокультурная доминанта», уточняется специфика пословиц как прецедентных текстов и лингвокультурных ценностных доминант, а также способов отражения национально-культурного аспекта языка, описываются способы экспликации концепта в паремиях.

Лингвокультурология стремится к экспликации культурнонациональной значимости единиц, которая достигается на основе соотнесения их с концептами общечеловеческой или национальной культуры [Телия 1996: 30]. Языковая картина мира понимается здесь как система ценностных ориентаций, закодированная в ассоциативнообразных комплексах языковых единиц и восстанавливаемая исследователем через интерпретацию ассоциативно-образных комплексов посредством обращения к обусловившим их знакам и концептам культуры [Опарина, Сандомирская 1998]. Языковая картина мира предполагает наличие у носителей языка определенного набора общих фоновых знаний, связывающих культурно-маркированные единицы языка с квантами культуры. Люди воспринимают окружающий мир через призму своих языков по-разному, поэтому способ концептуализации действительности в каждом языке и универсален, и специфичен. Являясь одним из самых мощных источников интерпретации национальных эталонов, пословицы призваны помочь расшифровать национально-специфичный образ мира, и поскольку на данном этапе развития общества происходят обширные интеграционные процессы, это приводит к сближению и диалогу культур. Характер картины мира носителя языка зависит от того, каким образом в ней уравновешиваются универсальный, культурно-специфический и личностный компоненты. Картина мира этноса кристаллизируется вокруг «центральной зоны», содержащей этнические константы, а также ценности и верования данного общества в свернутом виде. Система этнических ценностей является важнейшим элементом культуры.

Вслед за Ю.С. Степановым, под культурой мы понимаем совокупность концептов и отношений между ними, выражающихся в различных «рядах» (прежде всего в «эволюционных семиотических рядах» и т.д.) [Степанов 1997: 40]. Основным методом анализа языковых знаков в лингвокультурологии, ведущим способом экспликации заключенной в них культурной информации, другими словами, экспликации их культурной значимости, является соотнесение групп или массивов языковых знаков со знаками (категориями, таксонами) культуры.

Лингвокультурология может быть определена как гуманитарная дисциплина, изучающая воплощенную в живом национальном языке и проявляющиеся в языковых процессах материальную и духовную культуру. По мнению В.Н. Телия, базовым для лингвокультурологии является понятие культурной коннотации как способа воплощения культуры в языковой знак. Культурная коннотация определяется как «интерпретация денотативного или образно мотивированного, квазиденотативного, аспектов значения в категориях культуры» [Телия 1996: 214].

Понятие «концепт» трактуется неоднозначно, и его становление еще, судя по всему, полностью не завершено. Концепт, помимо предметной отнесенности, включает в себя всю коммуникативно-значимую информацию.

В концепт входит также вся парадигматическая информация языкового знака, связанная с его экспрессивной и иллокутивной функциями. Наиболее существенным здесь оказывается культурно-этнический компонент, определяющий специфику семантики языковых единиц естественного языка и отражающий языковую картину мира его носителей. Концепт представляет собой многоплановое образование, лежащее одновременно в сферах языка, культуры и сознания.

Различие между лингвокогнитивным и лингвокультурным подходами заключается в том, что в первом случае концепт рассматривается как единица сознания, которая связана с ментальным лексиконом человека [Кубрякова 1996], в лингвокультурологии концепт – это «константа культуры» [Степанов 1993].

Вслед за Ю.С. Степановым, мы определяем концепт как этнически, культурно обусловленное, сложное структурно-смысловое, как правило, лексически и/или фразеологически вербализованное образование, базирующееся на понятийной основе, включающее в себя, помимо понятия, образ и оценку и функционально замещающее человеку в процессе рефлексии и коммуникации множество однопорядковых предметов (в широком смысле слова), вызывающих пристрастное отношение к ним человека, это «сгусток культуры в сознании человека; то, в виде чего культура входит в ментальный мир человека, и одновременно это то, посредством чего человек сам входит в культуру и влияет на нее» [Степанов 1997: 47].

Оптимальным подходом к изучению концепта представляется интегрирование когнитивного и лингвокультурного подходов. В разных лингвокультурах фокусировка и членение концептуального пространства осуществляются по-разному. Наиболее эффективным путем определением национально-специфичных концептов в языках является межъязыковое сопоставление этих концептов. Пословицы являются результатом глубинной проработки тем или иным (микро)социумом наиболее актуальных для него концептов, поэтому они представляют наибольший интерес для научных изысканий лингвокультурологического характера.

В.И. Карасик считает необходимым объединять концепты, раскрывающие ценностные приоритеты соответствующей культуры, в системы или, называя их по-другому, в лингвокультурные доминанты; он указывает, что они могут быть «измерены», а их этнокультурная специфика может быть выявлена путем сопоставления ценностных суждений, вытекающих из стереотипов поведения, зафиксированных в значениях слов, устойчивых выражений, прецедентных текстов, какими, безусловно, являются пословицы [Карасик 2002]. Представление о модели ситуаций и отношений, возникающих в обществе его носителей, опирается на отдельный концепт, который демонстрирует существование в конкретной этнической культуре определенной ценности.

При сопоставлении концептосфер носителей русского языка и американского варианта английского языка обращает на себя внимание то, что концепты, относящиеся к духовной и эмоциональной стороне жизни русских, часто не имеют аналогов у американцев. Концепт РОДИНА относится к культурным концептам, поскольку, вслед за Е.О. Опариной, мы полагаем, что к культурным концептам относятся имена абстрактных понятий, в семантике которых сигнификативный аспект пробладает над денотативным. Их понятийное содержание «конструируется» носителями языка, исходя из характерной для каждой лингвокультурной общности системы ценностей, поэтому культурные концепты проявляют специфику языковой картины мира.

Д.О. Добровольский и Ю.Н. Караулов утверждают, что в рамках когнитивного подхода под фразеологизмами, и пословицами в том числе, понимаются хранящиеся в памяти «в виде свернутых до ядерных прототипов когнитивные микроструктуры», которые содержат три компонента [Добровольский, Караулов 1992: 8-9]: план содержания – хранящийся в памяти образ, составляющий внутреннюю форму (образную мотивацию) фразеологизма; план выражения – соответствующая комбинация слов – «акустически-графический «след» фразеологизма в сознании»; собственно концептуальный компонент, относящий когнитивную микроструктуру фразеологизма к определенной понятийной области.

Вслед за Д.О. Добровольским под внутренней формой пословицы мы понимаем план содержания, который также включает образную составляющую и особый компонент, который может быть назван национальнокультурным. Объяснить отсутствие эквивалента пословицы в другом языке можно либо различиями в образной составляющей плана содержания близких по значению идиом, либо несовпадением актуального значения при близости внутренней формы. Денотативная и коннотативная насыщенность пословиц, способность лаконично и точно выражать эмоционально-оценочное отношение через образность и внутреннюю форму делают их средоточием национально-культурной информации. Понимание пословицы может оказаться трудным для носителя другой лингвокультуры, в том числе и по причине осложненного характера внутренней формы пословицы.

Основу национально-культурной специфики внутренней формы могут составлять: 1) историческая память народа — носителя лингвокультуры; 2) культурологические реалии; 3) ономастические реалии; 4) менталитет основной массы представителей культуры; 5) ценности, принятые внутри данной культуры; 6) традиции; 7) прецедентные тексты. Прецедентными текстами, безусловно, являются паремии, которые в сжатой форме передают из поколения в поколение наиболее важные идеи общества.

Лингвокультурная доминанта ДОМ – РОДИНА присутствует в любой этнической культуре и является универсальной, может быть выражена различными языковыми средствами и поэтому требует особого подхода, т.е.

учета этнокультурного фона, на котором осмысляется пословица. Так как основу познания мира человеком составляет сравнение, при объединении пословиц в семантико-логические комплексы учитывается, что наряду с ценностью, как правило, существует ее антипод – «антиценность». В данном случае таким антиподом будет выступать концепт ЧУЖБИНА.

Ю.С. Степанов утверждает, что русская культура существует в той мере, в какой существуют значения русских (и древнерусских) слов, выражающих культурные концепты, и этот словарь рассматривает не понятия, существующие в головах людей, а концепты, существующие в русской культуре. Н.В. Уфимцева рассматривает в своей работе различные способы выявления специфики образов сознания носителей той или иной культуры [Уфимцева 1996] и обращается к анализу ядра лексикона носителя русского и английского языков. Н.В. Уфимцева приписывает ранг 2 слову «дом», ранг 68 слову «домой» языкового сознания русских и ранг 22 слову «house», ранг 25 слову «home» в ядре языкового сознания носителей английского языка. Важным является также то, что слова, за которыми стоят концепты ДОМ – РОДИНА, относятся к ядру лексикона человека, и единицы ядра выполняют специфическую роль опор в процессах опознания других слов [Залевская 1996; Золотова 2000].

Л.Б. Савенкова, исследуя пословицы русского языка, пришла к выводу, что концепт ДОМ относится к утилитарно-практическим ценностям, а концепт РОДИНА – к морально-нравственным, и эти блоки являются наиболее значимыми в русском этническом сознании анализируемого периода, при этом количественное преобладание пословиц и поговорок, касающихся осмысления морально-нравственных ценностей, свидетельствует об их приоритетности [Савенкова 2002].

По мнению М.С. Джунусова, понимание патриотизма, любви к Родине для всех народов является практически инвариантным, но различаются объекты сравнения: Где выросла сосна, там она и красна (русск.); Дым отечества лучше огня на чужбине (франц.); Каждая собака дома лев (англ.). Чувство привязанности и любви к родительскому дому, к родным и близким, к ближайшему окружению всегда сущностно связано с «Яконцепцией» индивида, с его представлениями о себе самом, о своей биографии и о своем будущем и, кроме всего, с осознанием себя в качестве «человека действующего» [Джунусов 2002]. Разные лингвокультурные общности по-разному воспринимают понятие РОДИНА, и пословицы являются ярким тому примером.

С.Г. Тер-Минасова отмечает, что любовь к Родине можно считать неотъемлемой чертой русского национального характера, эта любовь всегда проявляется у русских открыто и эмоционально, и свидетельством этому является язык [Тер-Минасова 2000]. Далее автор уточняет, что особенно ярко эта черта проявляется при сопоставлении русского языка с английским: ярким эмоциональным словам РОДИНА, ОТЧИЗНА, ОТЧИЙ ДОМ соответствует одно-единственное нейтральное слово COUNTRY в английском языке. В английском языке существуют слова MOTHERLAND и FATHERLAND, но они практически никогда не употребляются англичанами применительно к своей собственной родине. Концепт РОДИНА или вся лингвокультурная доминанта задает разные коннотации у носителей русской и английской лингвокультуры. Причины номинативного расчленения лингвокультурной доминанты ДОМ – РОДИНА – ЧУЖБИНА и, соответственно, концептообразующих ее областей имеют глубокие социальноисторические и культурные корни.

В третьей главе «Реализация лингвокультурной доминанты ДОМ – РОДИНА – ЧУЖБИНА в русских и английских пословицах» дается собственно классификация исследуемого материала, уточняются способы выражения смысловых доминант в пословицах этих двух языков и их актуальность, определяются ядро и периферия отобранного корпуса пословиц;

проводится семантический анализ материала и анализ образных составляющих пословиц двух языков, сопоставляются словарные корреляты и анализируется оценка степени соответствия коррелятов.

Целью нашего исследования стало уточнение специфики лингвокультурной доминанты ДОМ – РОДИНА – ЧУЖБИНА для русского и английского языков; определение набора содержательных характеристик, свойственных этой лингвокультурной доминанте; выявление набора лексических, стилистических ресурсов языка, участвующих в реализации исследуемой доминанты, т.е. рассмотрение конкретного фрагмента концептосферы, образно опредмеченного в пословицах русского и английского языков.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»