WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |

как результат взаимодействия двух групп древностей - местной северной культуры эпохи бронзы на финальном этапе ее развития и инородной, южной по происхождению, поволжской культуры начала эпохи железа.

Предполагается, что первая принадлежала дофинскому населению, а носителями второй было население с древней финской речью. Таким образом, позднекаргопольскую культуру можно рассматривать как материальное отражение процесса формирования древнесаамского этноса. Ее возникновение и развитие запечатлело первые контакты, а затем и последующую интеграцию двух разных в культурном, языковом, и, скорее всего, в антропологическом отношениях групп населения. Выявлено позднекаргопольских поселений в Белозерье, Каргополье и юго-восточной Карелии. В Карелии (Косменко, 1993) крупные поселения Илекса V, Охтома III, Сомбома I занимали площадь около 2000 м2, но массовое скопление материала залегало на участках 200 - 500 м2 у бессистемно расположенных очагов. На Илексе V у одного очага была обнаружена бляшка 1-2 вв. н. э., у другого — наконечник ремня 5-7 вв. н. э. На Сомбоме I в скоплении керамики найдена бронзовая пьяноборская бляха и подвеска-лапка 2-3 вв. н. э. На Водобе II в Белозерье у очага вместе с познекаргопольской посудой обнаружена часть бронзовой бляхи. На 14 средних поселениях площадь массового распространения находок была много меньше. На Муромском VII находки залегали в массе вокруг очага на расстоянии 2-4 м от него. В очаге были найдены обломки тиглей для плавки цветного металла, а в неглубокой лунке же лезный шлак. Скопления находок выявлены у очагов на поселениях Шеттима I, Шеттима II, у хозяйственной ямы на Келкозере.

Кратковременные поселения имели небольшие размеры. Площадь поселения Иламостров около 100 м2, Илексы VIII — м2, на Нижней Колонже III фрагменты от одного сосуда и кальцинированные кости залегали вокруг кострища. Отметим также следы трех железоделательных горнов в виде трех лунок спекшегося песка со шлаками на поселении Ольский мыс в Каргополье. Явных следов жилищ не найдено. Предполагается, что они могли существовать в местах бытовых центров и, судя по концентрации находок вокруг очагов и кострищ на расстоянии 3-6 м, были наземными с легчим каркасом из жердей типа саамской куваксы или чума.

Распространение находок на поселениях вокруг бессистемно расположенных отдельных очагов и кострищ, слабая насыщенность находками пространства между ними, говорят не о длительности и непрерывности накопления остатков вследствие долговременного проживания в одних и тех же местах, а о периодическом их посещении в рамках определенного промежутка времени, иногда в течение эпохи железа и даже бронзы-железа включительно. Таким образом, крупные и средние позднекаргопольские поселения есть результат многократного посещения одного и того же места, а кратковременные — одного-двухкратного. Определенная цикличность накопления остатков свидетельствует о складывающейся цикличности в перемещениях населения, о сезонных кочевках в рамках определенной местности. Локальные различия позднекаргопольского материала в границах крупных водоемов свидетельствуют в пользу этого. Специфические особенности коллекций трех позднекаргопольских локальных районов:

бассейна оз. Белое, озер Лача, Воже и Муромское, оз. Водлозеро позволяют предполагать, что существовали определенные коллективы, жизнь которых была связана с вполне определенными участками территории. В то же время, общее сходство позднекаргопольского материала свидетельствует об относительной изолированности этих отдельных групп. Отражает ли локальное членение деление по родовому или территориальному признаку, сказать трудно. Ясно однако, что численность жителей на одном поселении была невелика. Аналогичными были особенности накопления остатков и следы от конструкций, исключая железоделательные горны, на поселениях эпохи бронзы. Судя по геотопографии, типам поселений и остаткам конструкций, население эпохи железа вело подвижный образ жизни с присваивающим типом хозяйства. Многие особенности жизни, хозяйственного уклада, скорее всего, были восприняты от дофинского населения. Новые природные условия должны были повлиять на хозяйственную специфику населения с юга, которое переняло часть из хорошо адаптированного к северным условиям хозяйственного комплекса аборигенов. Не случайно многие определения географической и хозяйственной лексики саамов заимствованы, поскольку первоначально у древнефинского населения не было понятий, связанных с северным хозяйством и природой. Территория саамской общности вписывается в ареал саамской топонимии, южная граница культуры совпадает с юго-восточной границей саамских топонимов. Имеются случаи прямого совпадения саамских названий и поселений эпохи железа. Концентрация саамской топонимии наблюдается в котловинах озер Андозеро, Воже, Азатское, Белое, Водлозеро, где сосредоточены и позднекаргопольские памятники. Многие саамские топонимы типа Чухченма - «Глухариный мыс», Чукшебой «Глухариная река», чекш — «осенняя стоянка» и др. характеризуют саамов как кочевое население, что подтверждается и археологическими данными.

Стратиграфия топонимических пластов: славянский — прибалтийско-финский - саамский - дофинноугорский, полностью совпадает со стратиграфией археологических культур: славянской - чуди и веси (средневековье) позднекаргопольской - дофинской (подробнее об этом в гл. 2).

Вещественные остатки представлены в основном керамикой, немногочисленными изделиями из бронзы и железа, кости и камня. В облике инвентаря прослеживаются особенности субстратной культуры сетчатой керамики и поволжских древностей, причем вторых больше. Основная категория позднекаргопольского материала керамика. Из общей массы фрагментов выделены части 2326 сосудов. Удалось определить части от сосудов, реконструируемых более или менее полно. Они принадлежали горшкам средних и крупных размеров двух типов. Первый имеет форму низкого котла или чаши с диаметром устья, превышающим высоту, и составляет в выборках Белозерья и Каргополья около 85%, а в Карелии около 90%. Второй тип представлен плоскодонными горшками. Сосуды первого типа находят близкие аналогии на памятниках начала эпохи железа в Посухонье, Верхнем и Среднем Поволжье. Небольшая часть из них имеет аналогии в местной сетчатой керамике. Плоскодонная посуда имеет сходство преимущественно в сетчатой керамике Верхней Волги, в том числе и среди дьяковских сосудов. Количественное распространение типов посуды выявляет преобладание форм, связанных с влиянием поволжского населения.

На 8% сосудов зафиксированы валики и «воротнички», являющиеся характерным ананьинским признаком. Прослеживается взаимосвязь этих деталей оформления посуды с ананьинскими орнаментами (шнур, каннелюры), с которыми сочетаются 70% валиков и более 50% «воротничков». Скошенные внутрь венчики (9%) восходят к традиции местной сетчатой керамики, около 40% их коррелирует с орнаментами, генетически связанными с эпохой бронзы. Поверхность позднекаргопольской посуды штрихованная, реже гладкая, в единичных случаях сетчатая. В тесто добавлялись песок и дресва. Орнаментировано 95% сосудов. Узоры расположены в верхней трети горшков, в одном случае на днище. Сочетание разных по происхождению стилей привело к богатству и разнообразию позднекаргопольской орнаментики. Несмотря на гибридный характер части орнаментов, исходные группы узоров южного и северного компонентов прослеживаются отчетливо. По структурно-техническим особенностям выделяются четыре группы узоров. В первую входят ананьинские и производные от них узоры. Первый вид представлен типично ананьинскими шнуровыми орнаментами в виде шнуровых оттисков на 422 сосудах (18%).

Количество подобных орнаментов уменьшается от Белозерья (49,7%) к Карелии (9,4%), что указывает на их южное происхождение. Для всех шнуровых композиций характерны горизонтальность и зональность, что сближает их с посудой Среднего и Верхнего Поволжья, Посухонья. Всего сосудов имеют узор в виде волны. Сложные геометрические композиции в виде зигзагов, треугольников, характерные для ананьинской посуды Прикамья, отсутствуют. Особое внимание следует обратить на факт совместной встречаемости на одних и тех же сосудах различных по своему происхождению узоров: шнура и вдавлений типа «кошачьей лапки», «древесной шишечки», «лыжной палки», связанных с сетчатой керамикой начала эпохи железа Костромского и Ярославского Поволжья. Откуда они затем попадают в Посухонье и севернее. Шнуровой орнамент встречается на круглодонных сосудах, в единичных случаях на плоскодонных горшках.

Второй вид представляют сосуды, орнаментированные узким зубчатым штампом, украшенные валиками и «воротничками». Эти орнаменты встречаются в среднем на 3,5% сосудов во всех районах, отмечены только на круглодонных горшках. Сосуды третьего и четвертого видов представляют собой местные модификации шнурового орнамента из оттисков протащенного штампа и каннелюр. Число их последовательно возрастает от Белозерья и Каргополья к Карелии. От единичных сосудов на юге до многих десятков горшков на севере. Именно они вместе с другими культурными признаками ограничивают ареал позднекаргопольской культуры с юга от родственных им верхнесухонских поселений. Композиции с протащенным штампом и каннелюрами получают более широкое распространение в родственной познекаргопольской культуре лууконсаари, граничащей с ней с запада и северо-запада. Вторую орнаментальную группу составляют гребенчатые композиции, отмеченные в среднем на 25% сосудов. Узоры с гребенчатым штампом представлены в местной сетчатой керамике и ананьинской посуде южных территорий. Среди шнуровой и сетчатой керамики Посухонья и Верхнего Поволжья гребенчатый штамп не получил широкого распространения, что, вместе с характером орнаментации, позволяет связывать большинство подобных композиции с традицией местной сетчатой керамики. В этой группе гораздо меньше валиков и «воротничков», больше скошенных венчиков, восходящих к местной сетчатой посуде. Третью и четвертую группы составляют относительно простые композиции из одного-двух мотивов орнаментов. В них наиболее ощутимы признаки распада целостных композиций на отдельные составляющие, гибридизация. Выявляются сосуды с поволжской и местной традициями. Особо выделим сосуды без орнамента. Их количество нарастает с юга (2,4%) на север к Карелии (8,4%). Таким образом, позднекаргопольская керамика представляет собой сплав двух культурных традиций. В ней отчетливо прослеживаются черты южного компонента (ананьинская и сетчатая керамика Поволжья) и северного компонента местной сетчатой керамики. Первый компонент является основным и ведущим во всех позднекаргопольских районах, причем узоры, связанные с сетчатой керамикой Верхневолжья, наиболее отчетливо представлены в Каргополье, ананьинские узоры в Белозерье, а традиции местной сетчатой керамики в Карелии, что позволило выделить три локальных района в позднекаргопольском ареале. Первый объединяет памятники Белозерья, второй - памятники, расположенные на оз. Лача, Воже и Муромское в Каргополье и у юго-восточного побережья оз. Онежского, третий памятники оз. Водлозера. Белозерские памятники характеризуются большим количеством керамики со шнуровой орнаментацией (49,7%) и слабым развитием узоров типа протащенного штампа и каннелюр (2,5%). Здесь мало узоров в виде гребенчатого зигзага в рамке, резных поясков, скошенных внутрь венчиков, восходящих к сетчатой керамике эпохи бронзы. В онежскокаргопольском варианте доля шнуровых композиций сокращается до 18,1%, а доля трансформированных элементов возрастает до 7,6%. Здесь также больше узоров, связанных с сетчатой керамикой Верхневолжья (до 10%). В водлозерском варианте доля шнура уменьшается до 9,5%, а доля его местных модификаций возрастает до 11,4%. Здесь больше всего композиций и деталей, связанных с местной сетчатой керамикой эпохи бронзы (11-12%).

Общая характеристика керамики и ее локальное членение позволяют сделать ряд основополагающих выводов. Сходство посуды Белозерья, Каргополья и Карелии с керамикой начала эпохи железа поселений Среднего, но особенно Верхнего Поволжья и Посухонья, ясно указывают на исходные районы и время появления новых типов посуды на Севере. Их распространение в столь значительных масштабах можно объяснить появлением нового населения, которое является, по мнению автора, одним из двух основных компонентов саамского этногенеза. Сходство части керамики с местной сетчатой посудой эпохи бронзы позволяет говорить об участии второго местного компонента в сложении позднекаргопольских древностей. Локальное членение позднекаргопольской культуры дает нам возможность реконструировать процесс взаимодействия двух разных групп населения. В этом смысле Белозерье предстает как район первых контактов, а зона Каргополья, и особенно Карелии, как районы их более тесного сближения и взаимодействия. Присутствие в одних и тех же комплексах посуды с чертами север-юг говорит о смешении разного населения. Позднекаргопольская посуда является синтезом разных культурных традиций. В ней больше южных, нежели северных, черт. На саамскую принадлежность позднекаргопольской общности, вместе с данными лингвистики и топонимики, указывает и явное сходство орнаментов эпохи железа с саамскими орнаментами 19-20 веков. А. П. Косменко (1993) выделяет в саамской орнаментике древнейший слой геометрических орнаментов, имеющих многочисленные параллели в археологических культурах позднекаргопольской и лууконсаари. Причем это сходство отмечается не только на уровне отдельных элементов, но также мотивов и композиций. Это положение указывает на время и территорию формирования тех идей и образов, которые сумели сохраниться на протяжении 2 тысяч лет и вошли в современное саамское искусство. Костяные вещи эпохи железа сохранились только на торфяниковых поселениях оз. Воже и Лача. Они представлены разными изделиями, имеющими сходство с орудиями других культур этого времени лесной полосы, в частности ананьинской и дьяковской. Костяные предметы эпохи бронзы неизвестны, поэтому в обработке кости невозможно уловить навыки и традиции дофинского населения. Наиболее многочисленны костяные наконечники стрел (22), имеющие аналогии среди подобных изделий южных культур. Два гарпуна с муфтами с Веретья тоже относятся к типичным орудиям эпохи железа. Типичными для дьяковской культуры являются костяные рукояти с грибовидным и отогнутым навершием (9), частично украшенные характерными узорами. Имеются также простые рукояти (7) и три части от составных рукоятей, немногочисленные крючки (2), орнаментированные костяные пластинки (3) и острие. Каменный инвентарь представлен с однослойного поселения Яглоба, а также поселений, где ранние комплексы очень бедны (Кевасалма, Келкозеро, Малая Пога I).

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»