WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |

Присутствие северного и южного компонентов фиксируется у предков лопарей и современных саамов в их физическом, языковом, духовном и материальном своеобразии. Повсюду отмечаются уникальные древнеевропейские особенности саамского этноса и их очевидная близость по многим показателям к прибалтийским и волжским финнам, а также другим уральским народам. В области антропологии смешение северного и южного компонентов привело к началу формирования особого лапоноидного типа. В области лингвистики - к образованию саамского языка, финского в своей основе, но вобравшего в себя характерные особенности речи аборигенов, и началу формирования саамской топонимики. В археологии - к образованию широкой, от Белого озера до Ледовитого океана, историкокультурной области, состоящей из родственных культур позднекаргопольской, лууконсаари и кьельмо. Автор полагает, что основные процессы саамского этногенеза приходятся на эпоху железа (от сер. I тыс. до н. э. - до сер. I тыс. н. э.).

Самостоятельную научную значимость имеют и другие результаты исследования. Автором впервые дана общая характеристика культуры типичной сетчатой керамики эпохи бронзы на Севере России и культурноисторической области эпохи железа из культур позднекаргопольской, лууконсаари, кьельмо на Севере Восточной Европы. Рассмотрены их генезис, ареалы, хронология и периодизация, география и топография памятников, планиграфия культурных остатков, классифицирован большой вещественный материал, включающий керамику, каменные и костяные орудия, металлические вещи и остатки металлургического производства. На основании сопоставления археологических и лингвистических источников сформулированы представления о саамской принадлежности культур позднекаргопольской, лууконсаари и кьельмо, уточнена хронология германских и балтийских заимствований в саамском языке, уточнено также время и особенности образования лопарского антропологического типа.

Практическая значимость исследования. Основные положения диссертации могут быть использованы для разработки проблем этногенеза и ранней истории финно-угорских, балтийских, северогерманских и самодийских народов. В исследовании содержится материал для написания обобщающих трудов и специальных монографий, научных статей и докладов, учебно-методических, научно-популярных изданий по археологии, лингвистике, антропологии, истории и этнографии Северной Европы.

Результаты исследования могут быть использованы для обоснования теоретических и практических подходов в реализации национальной политики и национальных отношений.

Апробация работы. Все основные выводы и данные диссертации изложены подробно в авторской монографии, а также двух коллективных монографиях, где автором написаны соответствующие разделы, в серии научных статей, опубликованных в России и за рубежом, тезисах конференций и докладов. Такие доклады были сделаны автором в период с 1993 по 2003 гг. на самых разных уровнях: на международном конгрессе финно-угроведов в г. Оулу, международных конференциях в городах Петрозаводске, Кеми, Ламми, Оулангском национальном парке Финляндии, а также научных конференциях КНЦ РАН и заседаниях сектора археологии ИЯЛИ КНЦ РАН, где выполнена данная диссертация.

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения и трех приложений, включающих каталог и списки памятников, статистические таблицы., рисунки и карты. Деление основного текста работы на главы обусловлено задачами исследования.

Во введении дана краткая характеристика современных саамов и лопанистики, а также обоснована актуальность темы и ее аргументация.

Определены цели и задачи исследования, дана характеристика использованных источников, методология и методика, указана научная новизна, апробация, практическая значимость и структура исследования.

В главе первой «Антропология саамов» автор обобщил наиболее важные сведения о лопарях, полученные по разным системам признаков:

краниологии, одонтологии, дерматоглифике, серологии и соматологии на основе современных, а там, где это возможно, и палеоантропологических материалов. Сопоставление данных антропологов показывает, что в лопарском типе присутствуют черты древнего североевропеоидного населения и более поздние черты, связанные с проникновением на север монголоидного комплекса. Слияние двух компонентов и привело к формированию антропологических особенностей лопарей. Такая двойственность объясняет наличие у лопарей уникальных древних характеристик, а также их сходство с уральскими народами. Большую роль для расогенеза саамов представляют палеоантропологические материалы.

Для выяснения вопроса о времени возникновения лопарского антропологического типа автор предпринял ретроспективное исследование краниологических серий лопарских черепов от современных к более древним. Ближайшие к современности черепа происходят из района Варангера в норвежском Финмарке. Большинство могил здесь относится к первым векам н. э. и эпохе средневековья. Выяснилось, что более ранние серии из Финляндии с мест Леванлухты и Кельдамяки прежде были отнесены к саамам ошибочно. Серия черепов из Оленеостровского могильника в Кольском заливе Баренцева моря оценивалась антропологами по-разному. В. П. Якимов (1953) указал на ее уникальность, а В. П. Алексеев (1974) определил ее как лопарскую. Эти и другие антропологи указали на близкое сходство оленеостровских черепов с ананьинскими черепам из Волго-Камья. В. П. Алексеев (1969) предположил, что лапоноидный тип образовался на Севере в ананьинское время благодаря проникновению низколицего монголоидного комплекса из Прикамья и его смешению с местными европеоидами. Автор поддерживает эту точку зрения. Серия черепов оленеостровцев относится к древнесаамской культуре кьельмо и датируется эпохой железа. Ряд антропологов (Денисова, 1982; Марк, 1956;

Хартанович, 1991) писали о глубокой древности лапоноидного типа и его широком распространении в мезо-неолитическое время в лесной полосе Восточной Европы. Автор еще раз рассмотрел древнейшие палеоантропологические находки. Оказалось, что одни черепа были определены лапоноидными ошибочно, а другие в настоящее время датируются более поздним временем. Эти данные укрепили мнение автора о формировании лапоноидного типа в эпоху железа. Для выявления генетических компонентов саамского расогенеза были приведены также сведения по другим системам признаков. Оказалось, что повсюду выявляются черты, связывающие лопарей с финно-угорскими народами и особенности, свидетельствующие об их уникальности. В одонтологии антропологи выделяют наличие у лопарей древнего северного реликтового и более позднего монголоидного комплексов (Зубов, 1982, 1991). Данные дерматоглифики, не отрицая присутствия у лопарей европеоидных черт, более других данных фиксируют наличие у них признаков монголоидности (Хить, 1982, 1991). Результаты серологических исследований современных лопарей Фенноскандии в России и за рубежом выявили их уникальные черты и сходство по ряду показателей с прибалтийскими финнами и народами Приуралья и Зауралья (Муррент, 1964; Эрикссон, 1974; Спицин, 1974;

Niskanen, 1998). Соматологическая характеристика лопарей, при разности подходов, также определяет их своеобразие и неповторимость, при этом четко фиксируя сходство саамов с народами уральской группы (Бунак, 1965, 1980; Марк, 1975, 1982). Таким образом, по всем показателям очевидно, что саамы отличаются от других народов и это отличие, по мнению антропологов, заключается в определенном наборе у них генных признаков, высокому проценту группы крови А-2, низком лице. С другой стороны, очень отчетливо проявляются признаки, связывающие лопарей с прибалтийскофинскими и поволжскими, в меньшей мере западносибирскими уральскими народами. Объяснить такое противоречивое сочетание признаков, по мнению автора, можно лишь исходя из участия в расогенезе двух генетических компонентов — северного и поволжско-приуральского. Взаимодействие указанных компонентов приходится на начало эпохи железа.

В главе второй «Языкознание и топонимика» рассматриваются вопросы о соотношении языка и этноса, проблемах и методике историколингвистических исследований, саамском языке, его происхождении и истории. На основе сопоставления археологических и лингвистических источников очерчиваются ареалы двух основных генетических компонентов саамского этногенеза - дофинского и южнофинского населения, выясняется территория проживания саамов на Севере Восточной Европы, устанавливается взаимосвязь между позднекаргопольскими памятниками и саамской топонимией. Саамская лексика рассматривается и как источник по изучению хозяйства и мировоззрения. Освещаются языковые контакты лопарей с самодийцами, балтами и северными германцами, определяется время отделения саамского языка от языков прибалтийско-финских. Для правильного сопоставления археологических и лингвистических источников автор остановился на вопросах о взаимоотношениях языка, материальной культуры и этноса, а также возможности участия современного финноугорского языкознания в исторических реконструкциях. Благодаря уральскому сравнительно-историческому языкознанию описаны все финноугорские языки. Определена степень их родства и близости в прошлом и настоящем, разработана фундаментальная теория распада языковой семьи на отдельные составляющие через более общие по своей природе праязыковые общности до уровня современных языкоз и их диалектов. Саамский язык по своим особенностям близок языкам прибалтийско-финским, затем марийскому, мордовскому, удмуртскому, коми, мансийскому, хантыйскому и венгерскому языкам. Сходство территориально близких языков и постепенное увеличение языковых различий по мере удаления их друг от друга указывает, что современное размещение уральских языков, кроме ненецкого и венгерского, отражает их положение относительно друг друга и в древности. Саамский язык, по-видимому, и в прошлом занимал крайнее северо-западное положение в уральской области, находясь в соседстве с языками прибалтийско-финскими и марийским, что подтверждается данными топонимии и археологии. В настоящее время саамский язык состоит из 6-9 диалектов. По данным топонимии А. К. Матвеев (1979) выделяет существовавшие в древности наречия белозерских, заволочских и двинских саамов. Первоначально саамский язык был единым, на что указывает большое количество общих слов во всех диалектах. Как и в антропологических признаках, в саамском языке выделяется два генетических компонента. Наследие первого особенно хорошо прослеживается в лексике, в меньшей мере в морфологии, фонетике и синтаксисе. По подсчетам Т. Итконена (1948), до одной трети саамской лексики имеет субстратный характер, и эта лексика не имеет аналогий ни в одном из существующих языков мира. Она передает жизненно важные понятия. Вторым компонентом стала древнефинская речь, близкая прибалтийско-финским и марийскому языкам. Субстратная лексика, по мнению автора, позволяет в общих чертах определить географическую зону, в которой проживало дофинское население. Упомянем такие термины, как:

земля, вода, остров, мыс, торф, камень, песок, кочка (на болоте), дождь, туман, мороз, дерево, черника, морошка, хариус, росомаха, сеть, вешала (для сетей), ходить на лыжах, пасти (присматривать), котел, клей, сейд (божество). Эти термины отражают условия жизни в таежной озерноболотистой местности с прохладным и влажным климатом. Им соответствует Северная и Восточная Фенноскандия и прилегающая к ней с юга озерная область от устья р. Невы на западе до оз. Белое, Лача и Воже на востоке.

Заимствование этой субстратной лексики древнефинским населением говорит о том, что оно прибыло из районов с иными природногеографическими условиями, и поэтому вынуждено было принять в готовом виде многие устоявшиеся понятия новой для себя географической лексики и хорошо адаптированного к этой местности хозяйственного комплекса.

Подобное явление позднее хорошо зафиксировано у карел, финнов, славян, когда они в ходе расселения на Севере столкнулись с саамами и переняли у них уникальные названия северной флоры, фауны, термины, связанные с оленеводством и промыслами. Очевидно, что древнефинское население проживало в районах южнее массового распространения ягод черники и морошки, рыбы хариус. Близость саамского, прибалтийско-финских, мордовских и марийского языков могла возникнуть только путем общения их носителей в рамках определенной территории. Языковеды на основании данных фитогеографии предполагают, что такой территорией могла быть Средняя Россия, точнее восточная часть Волго-Окского междуречья (Казанцев, 1979), что полностью совпадает со взглядами автора. На это указывают и другие лингвистические параллели. Таковы саамско-марийские изоглоссы и общие названия частей тела (Куклин, 1996). На Русском Севере, сохранившем следы древнейшей финской топонимии, А. К. Матвеевым (1979) выявлены характерные названия, близкие саамскому и марийскому языкам. Очевидно, что в древности саамский и марийский языки стояли ближе друг к другу и эти народы граничили между собой. При этом древнесаамский язык (южный компонент) занимал более северное положение относительно марийского. Марийская топонимия в своей массе не выходит за линию Кострома — Котельнич. Следовательно, носители древнефинской речи проживали южнее границы субстратной дофинской лексики и севернее границы ареала древних марийцев. В географическом плане этот район находится между южным побережьем оз. Белое и Верхним (Костромским) Поволжьем. Около сер. 1 тыс. до н. э., по археологическим данным, происходит продвижение поволжской культуры на Север, где в результате ее контакта с культурой типичной сетчатой керамики формируется обширная культурно-историческая область эпохи железа из культур позднекаргопольской, лууконсаари и кьельмо. Автор сопоставил эти археологические процессы с лингвистическими процессами и нашел в них соответствие. Распространение потока волжской культуры на Севере нашло отражение в топонимии. Археологической миграции и образованию позднекаргопольской культуры на территории между Ладожским, Онежским и Белым озерами соответствует юго-восточный топонимический поток, включающий в себя различные этапы формирования и распада прибалтийско-финско-саамской общности. Установлено, что по времени он предшествует вепскому топонимическому потоку, связанному с более поздним освоением пространства Межозерья вепсами (Муллонен, 1994).

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 8 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»