WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Вторая глава – “Советско-турецкие переговоры о пакте взаимопомощи (апрель-октябрь 1939 г.)”, состоящая из двух параграфов, посвящена детальному анализу переговоров. В первом параграфе исследован первый этап переговоров, апогей которых пришелся на время визита заместителя наркома иностранных дел СССР В.П. Потемкина в Анкару. Выявлены цели, которые преследовали стороны, участвовавшие в переговорах. Турция, параллельно обсуждавшая заключение военного союза с Англией и Францией, стремилась получить помощь и от Москвы, выражая готовность принять участие в общем соглашении с западными демократиями и СССР. В свою очередь, задачей советских представителей на переговорах в Анкаре было получение информации об англо-франко-турецких переговорах, а также о ситуации на Балканах.

Существенным препятствием на пути к достижению советско-турецкого соглашения на данном этапе стала позиция Англии, вызывавшая недоверие у Москвы. Несмотря на то, что президент Турции И. Иненю призывал советское руководство к сотрудничеству с Англией и Францией, Москва не проявила желания присоединяться к англо-франко-турецкому договору. Совместное соглашение Англии, Франции, СССР и Турции не состоялось и по той причине, что английское руководство, как сообщил английский министр иностранных дел Галифакс главе турецкого внешнеполитического ведомства, Великобритания не имела намерения заключить двустороннее соглашение о взаимной помощи с советским правительством42.

Во втором параграфе рассматривается второй этап советско-турецких переговоров, основное содержание которых пришлось на время визита министра иностранных дел Турции Ш. Сараджоглу в Москву 25 сентября-18 октября г. В работе документально подтверждено, что подписание 23 августа 1939 г.

PRO. FO. 424/283, R 3325/661/67, No. 40.

советско-германского договора о ненападении и смена внешнеполитического курса Москвы, которая произвела крайне негативное впечатление на турок, сделали невозможным заключение советско-турецкого пакта о взаимопомощи.

Во время переговоров с Сараджоглу советское руководство действовало в интересах своего нового партнера – Гитлера, предложив включить в предполагаемое советско-турецкое соглашение оговорку о том, что Советский Союз не будет оказывать Турции помощь, направленную против Германии.

Выявлены цели, которые преследовало советское правительство в переговорах с Турцией: помешать сближению Турции с Англией и Францией и обезопасить страну от возможного нападения Англии и Франции, которые на тот момент считались в СССР основными противниками. Первая цель не была достигнута, а вторая – лишь частично: турки добились включения в англо-франко-турецкий договор от 19 октября 1939 г. протокола № 2, согласно которому обязательства, принятые на себя Турцией по этому договору, не могли принудить Турцию к действию, результатом или последствием которого стало бы вовлечение ее в вооруженный конфликт с СССР. Турецкая сторона, в свою очередь, ставила задачу стать “мостом” между СССР и англо-французским блоком, что оказалось неприемлемо для Москвы.

Кроме того, показано отрицательное влияние на исход советско-турецких переговоров предложения Советского Союза об изменении режима Черноморских проливов с целью ограничения прав нечерноморских держав.

Советское правительство стремилось вынудить Турцию закрыть Босфор и Дарданеллы для военных кораблей Англии и Франции, которые, в случае реализации Советским Союзом территориальных претензий на Бессарабию, могли прийти на помощь Румынии в рамках данных ей гарантий. Кроме того, выдвигая это требование, советское руководство шло навстречу пожеланиям Германии. Однако подобное изменение режима проливов не соответствовало интересам Турции, т.к. если бы проливы были закрыты для нечерноморских держав, англо-французский флот не смог бы оказать помощь Турции в случае совершения против нее агрессии в зоне Черного моря. Поскольку после возвращения в Анкару Сараджоглу заявил советскому полпреду, что правительство Турции не потеряло надежды заключить пакт с Советским Союзом, но лишь при условии, что в него не будет добавлена оговорка в пользу Германии, нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов в телеграмме полпреду заявил: “Мы не нуждаемся в пакте взаимопомощи с Турцией”43. Таким образом, советское руководство окончательно отказалось от идеи подписания советско-турецкого пакта.

Третья глава – “Советско-турецкие отношения в октябре 1939 г. – ноябре 1940 г.” состоит из двух параграфов. В первом параграфе “Рост напряженности в отношениях СССР и Турции” анализируется влияние дипломатических и военных мер, предпринятых СССР в рамках реализации договоренностей о разделе сфер интересов с Германией (советско-финская война и др.), на позицию Турции по отношению к Советскому Союзу в октябре 1939 г. – июне 1940 г.

ДВП. Т. 22, кн. 2. С. 240.

Показано, что внешняя политика СССР этого периода вызвала распространение в Турции слухов о возрождении экспансионистских устремлений Москвы.

Признаками нараставшего ухудшения советско-турецких отношений явились взаимная критика в прессе обеих стран, а также концентрация войск на границе как со стороны Советского Союза, так и со стороны Турции. Опровергнуто распространенное в советской историографии утверждение о том, что турецкое правительство было готово участвовать в реализации разрабатывавшихся Англией и Францией планах бомбардировок нефтеносных районов Кавказа с целью остановить советские поставки нефти в Германию и нанести удар по экономике СССР. Сделан вывод, что негативное отношение турецких руководителей к вовлечению Турции в военную операцию, направленную против СССР, стало одним из факторов, которые воспрепятствовали осуществлению англо-французских планов бомбардировок советских нефтепромыслов на Кавказе.

В главе показано, как возникшая в советско-турецких отношениях напряженность позволила турецкому руководству, использовав в качестве аргумента протокол № 2 к англо-франко-турецкому договору 1939 г., отказаться вступить в войну на стороне своих союзников в июне 1940 г. после того, как в результате нападения Италии на Францию война распространилась на район Средиземного моря. Однако ссылка на протокол № 2 была, скорее, лишь поводом, чтобы уклониться от выполнения союзнических обязательств. На решение Турции остаться вне войны повлияли, прежде всего, военные успехи Германии, неуверенность в том, что Англия и Франция окажут Турции эффективную помощь, и недостаточный, с точки зрения турецкого правительства, уровень готовности страны к участию в войне.

Во втором параграфе – “Вопрос о Турции в ходе советско-германских переговоров” рассматриваются советско-турецкие отношения в условиях новой военной и политической ситуации, сложившейся после капитуляции Франции в июне 1940 г. Анализируется предпринятая английским руководством летом г. в рамках миссии британского посла С. Криппса в Москве попытка посредничества между СССР и Турцией с целью активизировать их отношения.

В ответ Сталин охарактеризовал советско-турецкие отношения как хорошие “постольку, поскольку мы не собираемся нападать друг на друга”44. Он признал, что отношения с Турцией нуждаются в улучшении, добавив, что если Великобритания имеет намерения приложить усилия в этом направлении, советское руководство не будет возражать. Однако нежелание Сталина начать сотрудничество с Великобританией, направленное против Германии, воспрепятствовало возобновлению диалога между Москвой и Анкарой.

Осложнила советско-турецкие отношения провокационная публикация французских трофейных документов в германской “Белой книге”, в которых говорилось, что министр иностранных дел Турции якобы был готов поддержать разрабатывавшиеся Англией и Францией планы бомбардировок советского Закавказья. С помощью этой акции Германия стремилась еще более ухудшить ДВП. Т. 23, кн. 1. С. 397.

советско-турецкие отношения. Хотя гитлеровской дипломатии не удалось спровоцировать возникновение прямого советско-турецкого конфликта, ей удалось усилить недоверие Советского Союза к Турции.

Турецкие представители неоднократно заявляли о своей лояльности к Советскому Союзу и стремлении развеять атмосферу недоверия, создавшуюся в советско-турецких отношениях. Молотов и советские полпреды, не возражая против улучшения отношений, неизменно отвечали, что именно турецкое правительство должно решить, что ему следует сделать для улучшения отношений с СССР, т.к. отношения осложнились из-за шагов, предпринятых Турцией, а не Советским Союзом. Неприязненное отношение советского правительства проявилось и в том, что оно отказалось обсуждать поставленный 30 октября 1940 г. турецким послом вопрос о возможности оказания Советским Союзом помощи Турции в случае возникновения опасности для последней или военного конфликта.

Анализ содержания советско-германских переговоров, состоявшихся в ходе визита наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова в Берлин в ноябре 1940 г., позволяет сделать вывод о том, что И.В. Сталин не исключал возможности применения силовых методов воздействия на Турцию. Среди условий обсуждавшегося с гитлеровцами присоединения Советского Союза к Тройственному пакту, выдвинутых Сталиным в конце ноября 1940 г., было требование предоставления СССР военных баз в районе проливов. Более того, советское правительство предложило Германии в случае отказа Турции присоединиться к предполагаемому пакту четырех держав (Германии, Италии, Японии и СССР) принять против нее необходимые дипломатические и военные меры, что также говорит о наличии у советского руководства отнюдь не дружественных намерений в отношении Турции. В целом обсуждение вопроса о Турции на советско-германских переговорах (о чем гитлеровцы, руководствуясь своими интересами, сообщили туркам) еще больше усилило подозрительность турецкого руководства в отношении Советского Союза. При этом как Англия, так и Германия в дальнейшем использовали обозначенные советские цели в отношении проливов для того, чтобы привлечь Турцию на свою сторону.

В четвертой главе – “СССР и Турция в условиях роста германской агрессии на Балканах (декабрь 1940-июнь 1941 г.)” изучено воздействие на их взаимоотношения и внешнеполитический курс распространения экспансии держав “оси” на Юго-Восточную Европу. Попытка Турции начать переговоры с СССР, предпринятая в конце 1940 г. под влиянием английской дипломатии в связи со сделанными советским руководством предложениями Болгарии о заключении с ней пакта о взаимопомощи, не удалась. Стороны ограничились лишь обменом декларациями о сохранении нейтралитета в марте 1941 г.:

советское правительство заявило, что если Турция подвергнется нападению со стороны какой-либо иностранной державы, то Турция может рассчитывать на полное понимание и нейтралитет Советского Союза. Турецкое правительство, выразив признательность советскому руководству, заявило, что Турция займет аналогичную позицию, если СССР окажется в подобной ситуации. Однако обмен декларациями явился максимумом возможного при существовавшем на указанном этапе уровне советско-турецких отношений. В главе показано, что ни Советский Союз, ни Турция не желали сделать первый шаг к улучшению отношений, а занимали выжидательную, настороженную позицию по отношению друг к другу. Советское правительство с неудовольствием восприняло подписание Турцией декларации о ненападении с Болгарией в феврале 1941 г. Поскольку самой Москве не удалось укрепить свое влияние на Балканах, болгаро-турецкая декларация была воспринята как документ, направленный против интересов Советского Союза.

Опасения Анкары по поводу территориальных притязаний СССР к Турции, особенно в зоне проливов, усиливаемые интригами как английской, так и германской дипломатии, явились одной из причин, побудивших Турцию подписать 18 июня 1941 г. договор о дружбе и ненападении с Германией, который свидетельствовал о переориентации турецкой внешней политики с проанглийской на прогерманскую, а также обеспечил нейтралитет Турции, необходимый Германии во время войны против СССР. Но главной целью подписания германо-турецкого договора для Турции было стремление отвести от себя угрозу германской агрессии, т.к. немецкие войска, оккупировавшие весной 1941 г. всю территорию Балкан, стояли у границ Турции. При этом В.М.

Молотов, продолжая проводить политику, определявшуюся советско-германским договором о ненападении, признал, что германо-турецкий договор обеспечивает мир и спокойствие в Турции, и заявил о положительной оценке в Советском Союзе этого договора45. Однако, несмотря на подписание договора с Германией, Турции грозила опасность немецкого вторжения в связи с разрабатывавшимися в Германии планами операции на Ближнем Востоке, которые гитлеровцы планировали осуществить после завершения операции “Барбаросса”46.

В заключении подводятся итоги диссертационного исследования, сформулированы выводы обобщающего характера. В целом в 1939-1941 гг. в отношениях СССР и Турции преобладала тенденция к ухудшению. В рамках рассматриваемого периода в развитии советско-турецких отношений можно выделить четыре этапа. На первом этапе (апрель 1939 г. – 23 августа 1939 г.) Советский Союз и Турция еще проявляли стремление к развитию взаимного сотрудничества. Целью начавшихся весной 1939 г. советско-турецких переговоров было заключение пакта взаимопомощи в районе проливов и Черного моря. Подписание такого соглашения во многом зависело от того, смогут ли СССР, Великобритания и Франция договориться о принятии совместных мер против агрессии, т. к. советско-турецкий пакт первоначально рассматривался как часть системы коллективной безопасности.

Второй этап (23 августа 1939 г. – июнь 1940 г.) ознаменовался сменой внешнеполитического курса Советского Союза и Турции, которая подписала октября 1939 г. пакт о взаимопомощи с Англией и Францией. После подписания советско-германского пакта о ненападении, предопределившего срыв советско-турецких переговоров, все действия СССР на международной арене, в ДВП. Т. 23, кн. 2, ч. 2. С. Дашичев В.И. Банкротство стратегии германского фашизма. Т.2. М., 1973. С. 48.

том числе развитие отношений с Турцией, ставились в зависимость от состояния советско-германских отношений. Москва и Анкара оказались в противоположных лагерях, что привело к возникновению напряженности в двусторонних отношениях.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»