WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Причинами безрезультатности переговоров названо недоверие советских руководителей к политике Англии и Франции, с которыми у Турции были Поцхверия Б.М. Турция между двумя мировыми войнами: очерки внешней политики. М., 1992.

установлены союзнические отношения, предложения советской стороны в отношении проливов и ее нежелание брать на себя дополнительные обязательства. Отмечается, что в срыве переговоров сыграло свою роль и то, что советские лидеры в известной степени учитывали интересы Германии27. Однако основной целью авторов этого труда было изучение вопроса о Проливах.

В некоторых опубликованных в последние годы работах, посвященных внешней политике Турции, сохраняются прежние подходы и оценки в русле советской историографии. Например, известный отечественный тюрколог Д.Е.

Еремеев28, игнорируя содержание опубликованных в 1990-х гг. документов, во многом повторяет в своей новой работе выводы, сделанные его предшественниками в советский период. Трудно назвать исследованием проблемы полторы страницы текста, посвященные периоду 1939-1941 гг. в работе А.Б. Широкорада29.

В вышедших за последние 10-15 лет многочисленных работах, посвященных внешней политике Советского Союза и дипломатической истории Второй мировой войны наблюдается большое разнообразие взглядов и оценок отечественных исследователей по таким вопросам, как политика, стратегия и общие намерения Сталина, причины подписания советско-германского договора 23 августа 1939 г., сущность отношений между СССР и Германией, эволюция англо-советских отношений (Л.А. Безыменский, З.С. Белоусова, В.К. Волков, Д.А. Волкогонов, Л.И. Гинцберг, Е.Н. Кульков, Р.А. Медведев, М.И. Мельтюхов, А.Н. Мерцалов, М.М. Наринский, А.С. Орлов, Л.В. Поздеева, О.А. Ржешевский, Г.Л. Розанов, М.И. Семиряга, В.Я. Сиполс, С.З. Случ, В.В. Соколов, И.А.

Челышев, А.О. Чубарьян и др.). При этом некоторые исследователи рассматривают отдельные аспекты советско-турецких отношений 1939-1941 гг., но лишь в контексте других проблем истории международных отношений и весьма кратко.

Обзор отечественной историографии позволяет сделать вывод о том, что при всем обилии работ о внешней политике СССР и Турции специальных исследований, целью которых является изучение советско-турецких отношений в 1939-1941 гг., до настоящего времени не было. Определенное внимание уделялось лишь советско-турецким переговорам 1939 г., а в работах, вышедших в конце ХХ в. – начале XXI в. затрагивается также вопрос о Турции на переговорах Молотова в Берлине в ноябре 1940 г. В значительно меньшей мере освещены другие этапы советско-турецких отношений, в частности, период с декабря 1940 г. по июнь 1941 г.

В обзоре зарубежной историографии основное внимание уделено анализу исследований турецких авторов. Одним из первых турецких исследований, посвященных внешней политике Турции начального периода Второй мировой войны, можно считать книгу Фаика Феника, вышедшую в марте 1941 г.

Основными принципами турецкой внешней политики в ней объявляются мир и Россия и Черноморские проливы (XVIII-XX столетия). М., 1999. С. 445-446.

Еремеев Д.Е. Турция в годы Второй мировой и “холодной” войн (1939-1990). М., 2005.

Широкорад А.Б. Тысячелетняя битва за Царьград. М., 2005. С. 633-637.

Fenik M.F. Bu harbin kitab. 1939 Harbi. Trkiye-ngiltere ittifak ve Byk Britanya mparatorluu. Ankara, 1941.

безопасность, Турция позиционируется как самый верный сторонник принципа коллективной безопасности и защитник дела мира. Позднее в турецкой историографии появился и прочно закрепился тезис о том, что главной целью внешней политики Турции было избежание участия в войне. Об этом пишут А.Ш. Эсмер, М. Тамкоч, С. Дерингил31. В книге А.Ш. Эсмера анализируется внешнеполитический курс турецкого правительства и его эволюция в связи с изменением международной ситуации и политикой других государств. Кроме того, Эсмер отмечает, какое влияние на отношение Советского Союза к Турции оказывала Германия, описывает берлинские переговоры Молотова как “торг” между СССР и Германией по поводу Турции, подчеркивая, что Советский Союз уже тогда заявил о своих территориальных претензиях к Турции, возобновленных после окончания Второй мировой войны. Следует отметить, что работа Эсмера отражает официальную точку зрения турецкой историографии, во многом он основывается на публичных заявлениях государственных деятелей Турции.

М. Тамкоч основное внимание уделяет стратегии, которой придерживался президент И. Иненю, чтобы удержать Турцию вне мировой войны. По мнению данного исследователя, поскольку ревизионистские устремления Турции были удовлетворены к середине 1939 г., она стала державой статус-кво, и, таким образом, ее интересы, казалось, совпадали с интересами главных европейских держав статус-кво, а именно Франции и Великобритании. Однако такая позиция не исключала возможность поддержания дружественных отношений с такими ревизионистскими государствами, как Германия, Италия и Советский Союз в той мере, в какой они проявляли уважение к территориальной целостности и независимости Турции. Поэтому президент Иненю предпринимал шаги по укреплению связей как с державами статус-кво, так и с ревизионистскими государствами32.

По мнению С. Дерингила, Турция, из-за своего важного геополитического положения, что является одновременно и достоинством, и недостатком, заинтересована в сохранении “многополярного” баланса сил. Дерингил выдвигает очень важный тезис о том, что для Турции реальная политика неизбежно оказывается важнее каких-либо идеалов, данных обещаний и чувств.

По мнению исследователя, важнейшим средством дипломатии для Турции, как и для других малых стран, является торг.

Особо следует отметить посвященную истории советско-турецких отношений работу Камурана Гюрюна. Автор использовал документы, опубликованные в сборнике “Nazi-Soviet Relations”, а также в вышедшем в Турции издании “Годы Второй мировой войны”, некоторые приведенные им фактические данные расходятся со сведениями, которые можно получить из Olaylarla Trk D Politikasi. Cilt: 1 (1919 - 1973). Ankara, 1982; Tamko M. The Warrior Diplomats. Guardians of the National Security and Modernization of Turkey. Salt Lake City, 1976; Deringil S. Turkish Foreign Policy during the Second World War: an “Active” Neutrality. Cambridge, 1989; Deringil S. Denge Oyunu. kinci Dnya Sava’nda Trkiye’nin D Politikas. stanbul, 2003.

Tamkoз M. The Warrior Diplomats. P. 202.

Deringil S. Denge Oyunu. kinci Dnya Sava’nda Trkiye’nin D Politikas. S. 3.

Grn K. Trk - Sovyet likileri (1920-1953). Ankara, 1991.

опубликованных в России документов.

В труде “Политические договоры Турции, история их заключения и комментарии”, подготовленном Исмаилом Сойсалом, кратко освещен ход советско-турецких переговоров 1939 г. И. Сойсал утверждает, что цель миссии В.П. Потемкина в Анкару в апреле-мае 1939 г. заключалась в том, чтобы воспрепятствовать укреплению отношений Турции с Германией и добиться сближения Турции с Советским Союзом. Автор отмечает, что после подписания советско-германского пакта о ненападении турецкое правительство не потеряло надежду на заключение советско-турецкого договора, который хотя и не был бы связан с англо-франко-турецким пактом, но не противоречил бы ему. Кроме того, в работе комментируются положения англо-франко-турецкого договора и протоколов к нему. Турецкий исследователь анализирует действия турецкого руководства в ситуациях, предусмотренных договором, и обосновывает невыполнение Турцией своих обязательств тем, что Турция занимала позицию “вне войны”, отмечая, что вступление Турции в войну в июне 1940 г. было нежелательно и для Советского Союза, т.к. в случае оккупации Турции державами “оси” для СССР возникла бы угроза на южной границе. И. Сойсал анализирует предпосылки обмена декларациями, состоявшегося между СССР и Турцией в марте 1941 г., отмечая, что после оккупации Балкан германскими войсками позиция Советского Союза, опасавшегося перехода под контроль Германии Черноморских проливов, по отношению к Турции изменилась. В свою очередь турецкое правительство, по мнению И. Сойсала, опасалось нападения как со стороны Германии, так и СССР, т.к. советско-германские договоры о ненападении и дружбе все еще были в силе36.

Турецкие исследователи рассматривают советско-турецкие переговоры 1939 г. как возможность для создания моста между Советским Союзом и Великобританией и Францией. В их работах вина за срыв переговоров возлагается на СССР, отмечается, что выдвинутые Молотовым во время переговоров требования о пересмотре конвенции Монтре в пользу Советского Союза и закрытии проливов Босфор и Дарданеллы для нечерноморских стран, а также оговорка о том, что Советский Союз не обязан оказывать помощь Турции в случае нападения на нее Германии, были абсолютно неприемлемы для турецкой стороны. Турецкие историки оправдывают отказ Турции вступить в войну, хотя по англо-франко-турецкому договору она обязалась сделать это после распространения военных действий на район Средиземного моря.

Исследователи утверждают, что Турция, несмотря на это, осталась верна своим союзникам. Обосновывая подписание германо-турецкого договора 18 июня г., Э. Карал пишет о том, что если бы Турция не заключила договор с Германией и вступила в войну против нее, она испытала бы большие трудности в столкновениях с немецкой армией, и, возможно, потерпела бы поражение. В результате путь в Ирак, Сирию и Индию был бы открыт для немцев. М. Тамкоч расценивает заключение Турцией договора о дружбе и ненападении с Германией Soysal. Tariheleri ve Aklamalar ile Birlikte Trkiye’nin Siyasal Andlamalar. 1. cilt.

Ibid. S. 592-598, 634.

Karal E.Z. Trkiye Cumhuriyeti Tarihi (1918-1960). stanbul, 1962.

как успех президента Турции Иненю, т.к. договор содержал оговорку о том, что он не повлияет на уже существующие обязательства сторон, таким образом сохранялись в силе договор 1925 г. с Советским Союзом и пакт 1939 г. с Великобританией.

Проблема советско-турецких отношений получила некоторое освещение и в западной историографии, в которой доминирующее положение занимает англо-американская историография. В посвященных внешней политике Турции работах английских и американских исследователей (Г. Керк, Р. Дэвисон, Ф.

Вали, Б. Льюис, Дж. Ленцовский ), опубликованных в 1960-70-х гг., подчеркивается, что после подписания советско-германского пакта 23 августа 1939 г. Турция постоянно ощущала угрозу со стороны Советского Союза, это поставило Турцию, являвшуюся сторонницей сохранения статус-кво в весьма сложное положение и предопределило ухудшение советско-турецких отношений.

Особая точка зрения на внешнюю политику Турции в период Второй мировой войны представлена в работе Ф. Вебера39, который отмечает наличие у турецкого руководства территориальных притязаний к Болгарии, Ираку и даже к Египту. По мнению этого автора, турки, несмотря на отдельные периоды сближения, ненавидели Советский Союз даже больше, чем своих извечных врагов – арабов. Как утверждает Вебер, заключая пакт о ненападении с Москвой, Гитлер ожидал, что это вынудит Турцию отказаться от подписания договора с Англией и Францией. Турция в своей внешней политике во время Второй мировой войны должна была руководствоваться союзным договором, который турецкое правительство подписало с Великобританией и Францией осенью г. Однако вместо этого Турция, как отмечает автор, не выполнила свои обязательства и проводила непоследовательную политику, вызывавшую раздражение у ее союзников.

По мнению Дж. Робертсона40, фундаментальным принципом турецкого правительства было стремление избежать вступления в войну до самого последнего момента. Робертсон отмечает, что благодаря выгодному географическому положению, Турция могла использовать одну воюющую сторону для того, чтобы противостоять давлению другой. Как считает У. Хейл41, основной целью президента Турции было создать оборонительный союз с Англией и Францией при сохранении хороших отношений с Советским Союзом.

И. Иненю был убежден, что Балканы можно защитить только в сотрудничестве с СССР, а Средиземное море – с англичанами и французами. Однако после подписания советско-германского договора о ненападении турецкое руководство, по утверждению У. Хейла, постоянно учитывало опасность того, что в качестве платы за нейтралитет Советского Союза или за его участие в Kirk G. The Middle East in the War. L., 1954; Davison R.H. Turkey. New Jersey, 1968; Vali F. A. The Turkish Straits and NATO. Stanford, 1972; Lewis B. The emergence of modern Turkey. L., N.Y., Toronto, 1961; Lenczowski G. The Middle East in world affairs. N.Y., 1962.

Weber F. The Evasive Neutral. Germany, Britain and the Quest for a Turkish Alliance in the Second World War.

Columbia and London, 1979.

Robertson J. Turkey and Allied Strategy 1941-1945. N.Y., London, 1986.

Hale W. Trk D Politikas 1774-2000. stanbul, 2003.

войне на стороне “оси” Гитлер может предложить Сталину Черноморские проливы.

В целом, анализ отечественной и зарубежной исследовательской литературы позволяет сделать вывод о том, что история советско-турецких отношений в 1939-1941 гг. нуждается в дальнейшем изучении. Советские ученые, которые предпочитали во всем руководствоваться официальными установками, в своих работах оценивали внешнюю политику Турции, ее сотрудничество с Англией и Францией крайне негативно. В свою очередь, все действия советского правительства на международной арене преподносились как миролюбивые, справедливые и оправданные. В связи с этим представляется необходимым подвергнуть критическому анализу некоторые прежние оценки, а также заполнить пробелы в изучении различных аспектов отношений между СССР и Турцией, в частности, проследить эволюцию политики Советского Союза по отношению к Турции в зависимости от изменений в советско-германских отношениях, рассмотреть влияние на советско-турецкие отношения балканского и других факторов. Новые возможности для выполнения этих задач появились благодаря расширению в последние годы документальной базы исследования советско-турецких отношений в 1939 – 1941 гг.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»