WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Существительные распределены по всему тексту неравномерно: в интродуктивном блоке они являются основными лексическими единицами.

Увеличение числа имен существительных происходит за счет использования производных от глаголов, прилагательных и наречий. Как в русском, так и в немецком языке широко используются отглагольные существительные (кипение, обжаривание/ Wenden, Garwerden). Использование отглагольных существительных рассматривается как проявление тенденции к экономии языковых средств и компрессии текста.

Местоимения представляют собой достаточно малочисленную группу, но с большой частотой повторения. Превращаясь в субституты, они выступают конкретным заместителем существительного. Местоимения семантизируются в тексте и, не увеличивая его объем, несут информацию разных типов.

Отсутствие местоимений «я» и «мы» способствует скрытию адресата и выделению действия. В немецком рецепте личные местоимения используются еще реже, чем в русском тексте, функцию субститутов выполняют местоименные наречия: dazu, darin, daraus и др.

Глаголы, входящие в текст кулинарного рецепта относятся к глаголам действия, поскольку рецепт представляет собой определенную последовательность действий, которые необходимо совершить для получения конечного результата. Самыми распространенными конструкциями повелительного наклонения являются инфинитив, который, по мнению Ю.

Кристевой удостоверяет реальность утверждаемого; глаголы совершенного вида во втором лице множественного числа (в русском языке). В ТКР на немецком языке используются конструкция «man + Praesens Konjunktiv», имеющая рекомендательно-побудительное значение; конструкция «werden + Partizip II». Главной особенностью текста кулинарного рецепта является безличностность изложения. Общее количество безличных конструкций встречается чаще, чем в остальных типах текстов. Форма изложения подчеркивает объективность процесса, его независимость от адресанта.

Доминирующей тенденцией для синтаксической организации ТКР как в русском, так и в немецком языках является малое количество сложных предложений. Наиболее типичными конструкциями современных рецептов стали простые предложения, где каждое из них последовательно выражает ход авторской мысли. Самая типичная длина предложений, характерная для текста, – 7 – 9 слов. Подобная длина предложений связана со стремлением автора синхронизировать текст с различными этапами приготовления. Можно предположить, что читатель читает предложение за предложением и выполняет соответствующее действие. Процесс происходит постепенно, «действие разворачивается», таким образом, не возникает помех для прагматической координации.

ТКР является прецедентным текстом в гастрономическом дискурсе и обладает рядом прагматических, структурно-семантических и морфосинтаксических характеристик. Чаще всего рецепты встречаются в специальных журналах и газетах, рассчитанных на то, что читателем будет женщина, об этом свидетельствуют как названия самих изданий, так и место расположения соответствующей рубрики. Объектом воздействия выступает большая социальная группа, выделяемая по ряду параметров (домохозяйки, преуспевающие молодые женщины, молодые неопытные хозяйки). Данные тексты появляются с известной периодичностью (каждый месяц, каждую неделю), при этом их особенностью является ориентированность на конкретный временной период: блюда рецептов к пасхальному, рождественскому столу, особенности «летнего» и «зимнего» стола.

В структурном аспекте ТКР в рамках гастрономического дискурса характеризуется стереотипностью построения: 1) интродуктивный блок:

описание-вступление, объяснение, почему нужно приготовить блюдо; название;

2) ингредиенты; 3) основной блок (алгоритм действий); 4) фотография.

Обязательными являются название, указание количества ингредиентов и описание процесса приготовления, объяснение выступает как комментарий к фотографии или серии рецептов по одному виду продуктов или объединенных одной темой. В заголовке на первый план выдвигаются рекламная и контактоустанавливающая функции. Рекламная функция особенно очевидна в таких названиях, как «Пальчики оближешь», «Сладкое мгновение», «Мечта» Название в концентрированном виде передает основное содержание текста, привлекает внимание читателя, устанавливает контакт с ним, направляет его ожидание-прогноз.

Лексико-семантической особенностью ТКР в гастрономическом дискурсе является тематическая сгруппированность: рецепты сгруппированы по главному слову – по виду продукта: весенние овощи, рис, макароны; по виду блюда – торты, пироги, пельмени; по тематике: рождественское, пасхальное, новогоднее меню. Вокруг данного типа продуктов или темы расположено «гнездо» рецептов. «Пироги со свежими фруктами: Вишнево-творожный пирог, Ягодный пирог с яблочным желе, Абрикосовый пирог с миндальным безе» (Burda moden).“Torten, die von Herzen kommen: Muttertagsherz, Pfirsich-MelbaTorte, Himbeertorte” (Tina). В названии отдельных рецептов повторяется тема всей рубрики, что значительно облегчает поиск нужных текстов.

К морфологическим особенностям текста в гастрономическом дискурсе можно отнести использование форм личных местоимений «я» и «ты», а также формы 2 лица единственного числа повелительного наклонения, параллельно с безличными конструкциями стандартного текста кулинарного рецепта. Образ автора находит непосредственное выражение в структуре текста рецепта в комментариях: «Хочу поделиться с читателями рецептом очень вкусного и красивого рулета, который готовлю на все семейные торжества. Моя дочь шуточно называет его «Подарок Хрюши»» (Наша кухня).

Введение в ТКР вопросительных и восклицательных предложений, обращений активизируют внимание адресата, поддерживают и усиливают его интерес к восприятию текста. «Холодным ноябрьским вечером хорошо попить горячего чайку с печеньем! Еще лучше, если оно домашнее, разное и его можно пробовать одно за другим… А почему бы тебе самой не испечь такое» (Cosmopolitan). “Und selbst gemacht sind sie ein wahrer Hochgenuss – der Aufwand lohnt sich!” (Bella).

ТКР в средствах массовой информации отличается прагматической направленностью: поваренная книга рассчитана на усредненного рецептора, тексты не обладают «сезонностью», газетные и журнальные тексты чаще всего обращаются к хозяйке-женщине и появляются по определенному поводу.

Тексты рецептов в гастрономическом дискурсе более эмоциональны и содержат, в отличие от текстов поваренной книги, авторскую оценку. Анализ текстов позволяет определить, какая информация интересует представителей той или иной группы (накормить всю семью вкусно и быстро, приготовить чтонибудь изысканное, редкое, недорогое, полезное для здоровья), а также сделать вывод о том, что кулинария является важной стороной жизни женщины. И в русских и в немецких текстах рецептов заметен призыв «порадовать» не просто себя, а всю семью, особенно детей или мужа, что отражает особенности отношения к действительности.

В художественном произведении ТКР используется как тема, входящая в разнообразные жизненные ситуации: обмен опытом между хозяйками;

воспоминание о каком-либо блюде из определенного периода жизни (чаще – детства или юности); описания быта народа, его повседневной жизни; описание кулинарной культуры других народов в сравнении со своей национальной;

описание ритуальных трапез (свадьба, похороны, пост). Кулинарные книги упоминаются в художественных произведениях: А.С. Пушкин в «Дубровском» пишет о том, что Кирилла Петрович Троекуров ничего не читал кроме «Совершенной поварихи», т.е. кулинарной книги. В «Евгении Онегине» есть упоминание о В.А. Левшине, издавшем в 1816 году «Русскую поварню». В рассказе Л. Улицкой «Сонечка» главная героиня «готовила еду, сверяясь с рецептами… из сестриной книги Елены Молоховец» (Л. Улицкая).

Интертекстуальные включения, обнаруженные в произведениях художественной литературы на русском и немецком языках, классифицированы на собственно интертекстуальность, образующую конструкции «текст в тексте», и метатекстуальность.

Цитаты с атрибуцией – цитаты, под которыми понимается воспроизведение двух или более компонентов текста-донора с собственной предикацией, т.е. с точным воспроизведением образца. Например, В. Ерофеев приводит в своем произведении «Москва – Петушки» стандартный текст кулинарного рецепта. Е. Каут в произведении «Пумукль – 16 веселых историй» описывает процесс приготовления шоколадного пудинга, включая в него отдельные предложения текста кулинарного рецепта из поваренной книги:

"Eiwei vom Dotter trennen" "Kakao, Zucker und Strkemehl mit Wasser vermengen." Цитаты без атрибуции: «Соус пикан. Полстакана уксусу, две луковицы… и перчик. Подается к мясным блюдам… как сейчас помню: к маленьким бифштексам» (Стругацкие). “Kartoffeln schaelen,// Moehren schaben,// Fisch betraeufeln// und gelassen.// Tomaten vierteln,// Schoten waschen,// Fischbett machen.// Оfen waermen,// Fisch ins Bett,// Bett ins Rohr…// ” (F. Ekenga).

Мысленной разновидностью реализации кулинарного рецепта можно считать процесс приготовления какого-либо блюда, когда человек не пользуется непосредственно текстом – ни акустическими, ни графическими средствами его выражения.

Названия блюд являются минимальными включениями ТКР и упоминаются практически в каждом произведении, независимо от того, о чем рассказывает автор. В произведениях художественной литературы как на русском, так и на немецком языках, чаще всего происходит только номинация тех или иных блюд, без указания на сам процесс приготовления, которые являются аллюзиями, т.е. заимствованиями определенных элементов претекста, по которым происходит их узнавание в тексте-реципиенте.

Названия блюд выступают в тексте как знак соответствующей культуры: как знаки самоидентификации, национальной самоидентификации и культурных доминант (Н.В. Гоголь, А.Т. Губин, Г. Гулиа, Г.Р. Державин, И.А. Крылов, А.С. Пушкин, Л. Филатов, В.С, Филимонов, Г. Воман, В. Гауф, Гримм, Т.

Манн, К. Нёстлингер, Э.М. Ремарк, Г. Фаллада, Л. Фейхтвангер), знакиидеологемы (В. Маяковский, И. Северянин, Э.М. Ремарк, Г. Фаллада).

К метатекстуальным включениям относится интертекст-пересказ, когда готовит сам автор или герои. Экстралингвистическая реальность, в которой формируется и живет языковая личность, несет на себе сходство с миром знаков в той мере, в какой формируется с помощью знаков, правил и норм, поэтому родственную «чужому слову» роль играют отсылки к стереотипным ситуациям. Как интертекст кулинарного рецепта рассматривается любой знак цитируемой культуры, любое воспроизведение фраз из существующих в языке дискурсов, т.е. стереотипные ситуации, а также описание самого процесса приготовления какого-либо блюда, что имеет место, например, в сказках.

Название двух русских сказок – «Колобок» и «Каша из топора» можно считать названиями рецепта. Сказка братьев Гримм «Умная Гретель» хотя и не содержит указания на количество продуктов, но логика изложения полностью соответствует действительному способу приготовления курицы.

Писатели как в русской, так и в немецкой литературе используют ТКР для того, чтобы показать национальные особенности и черты своего народа;

охарактеризовать особенности стола различных слоев населения, проиллюстрировать вкусы и нравы современной им жизни; показать свой интерес к еде/кулинарии, как к неотъемлемому компоненту жизни каждого человека. Рецепты, а также описание самих трапез и традиций в кулинарной культуре, сноски, поясняющие состав и значение блюда, содержащиеся в произведениях художественной литературы, выступают не только материальными свидетелями культуры быта народов, различных социальных групп, но и раскрывают многообразие эстетических представлений людей о красоте окружающего их мира и об их вкусах. Интертекстуальность является критерием эстетической ценности текста.

Одной из самых важных функций интертекста кулинарного рецепта является эстетическая функция, когда детально описывается, как украшается какое-либо блюдо или как оно выглядит, будучи уже поданным на стол.

Гедонистическая функция текста проявляется в том, что чтение рецепта доставляет людям наслаждение: «Да кулебяку сделай на четыре угла. В один угол положи ты мне щеки осетра да вязигу, в другой запусти гречневой кашицы, да грибочков с лучком, да молок сладких, да мозгов, да еще чего знаешь там этакого. Да исподку-то, исподку-то, понимаешь, пропеки ее так, чтобы рассыпалась, чтобы всю ее проняло, знаешь, соком, чтобы и не услышал ее во рту – как снег бы растаяла» (Н.В. Гоголь Мертвые души).

Каждый кулинарный рецепт в художественном произведении является результатом отображения реальной действительности автором, носителем художественной и эстетической информации, обладая рациональным и эмоциональным воздействием на читателя, что позволяет говорить о полифункциональности самого текста.

В главе 3 «Феноменологическая и когнитивная заданность текста кулинарного рецепта» рассматриваются когнитивные особенности текста, проводится сопоставление его фреймовой организации в русском и немецком языках, устанавливаются компоненты сенсорной модальности, дается описание кулинарного рецепта как креолизованного текста.

В лингвистике термин «фрейм» получил наиболее полное развитие в контекстуальном анализе человеческого дискурса. Фрейм является концептуальной структурой для декларативного представления знаний о типизированной тематически единой ситуации, содержащей слоты, связанные между собой семантическими отношениями. В составе структуры фрейма выделяют вершину (тему), т.е. макропозицию, и слоты, или терминалы, заполняемые пропозициями. Фрейм кулинарного рецепта может быть описан следующим образом: <название>, <ингредиенты>, <способ приготовления/сценарий>, <место приготовления>, <время>, <вкусовые качества>. Первые три слота являются обязательными для всех текстов кулинарного рецепта, последние реализуются по-разному в рецептах поваренных книг, гастрономического дискурса, произведений художественной литературы. При описании процесса способа приготовления того или иного блюда задается сценарий – «знание условных или обычных последовательностей» (Ч. Филлмор), который на синтаксическом уровне и на семантическом уровне был описан В. Гауфом в сказке «Карлик-нос»: “…du nimmst dies und jenes, soundsoviel” (W. Hauff). «Возьми того и другого, столько– то и столько–то…» (В. Гауф). В ТКР в поваренных книгах происходит наиболее полное заполнение всех слотов, при четкой структуризации основного слота текста – <сценария>. Фрейм кулинарного рецепта на русском и немецком языках совпадает по количеству выделяемых слотов, причем совпадает содержание слотов <название>, <ингредиенты>, <способ приготовления/сценарий>, <место приготовления>, <вкусовые качества>.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»