WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Процесс оформления ТКР как самостоятельного типа текста не проходил изолированно в каждой стране: немецкие кулинарные книги, появившиеся на столетия раньше, оказали большое влияние на развитие поваренных книг в России, о чем свидетельствуют и названия книг, например, «Ручная книга русской опытной хозяйки» (Е. Авдеевой 1842), от немецкого - <справочник, руководство>. Развитие кулинарной литературы и в России, и в Германии проходило по трем направлениям: 1) включение элементов кулинарных знаний в общие хозяйственные энциклопедии; 2) включение элементов кулинарных знаний в разнообразные лечебники; 3) издание обычных поваренных книг, содержащих большое количество рецептов, сгруппированных по принципу подачи блюд.

ТКР на данный момент является неотъемлемой составляющей гастрономического дискурса, выделяемого в рамках масс-медийного дискурса.

Под дискурсом понимается система коммуникации, имеющая реальное и потенциальное измерение. В реальном измерении – это текущая речевая деятельность и возникающие в результате этой деятельности тексты, в потенциальном измерении – семиотическое пространство. Гастрономический дискурс представляет собой систему, отражающую особенности национальной культуры, обладающую социальными и гендерными характеристиками, являющуюся особым видом общения, при котором используются определенные профессионально-ориентированные знаки – терминология, устойчивые обороты, характерные морфосинтаксические структуры. Учитывая социальнокультурный контекст, данный тип дискурса можно определить как «общение + текст кулинарного рецепта + контекст». В реферируемой диссертации в структуре гастрономического дискурса выделены: 1) участники; 2) хронотоп; 3) цели; 4) ценности; 5) стратегии; 6) прецедентные тексты; 7) дискурсивные формулы.

Участниками гастрономического дискурса являются: «автор» – человек, обладающий большим опытом, навыками, умениями, знаниями в области кулинарии, и «клиент», собирающийся что-либо приготовить. Хронотоп дискурса очерчен достаточно четко: время соответствует имеющимся в распорядке дня человека трапезам. Типичным местом реализации гастрономического дискурса является кухня.

В качестве целей гастрономического дискурса можно выделить обучение (передачу опыта), ознакомление с кулинарной культурой и традициями других народов, оценку какого-либо рецепта на основании своего опыта. Оценка обычно сопряжена с выражением личного мнения и может быть сенсорновкусовой или эстетической. Характерной особенностью, как русской, так и немецкой оценочной шкалы является оценка вкуса блюда семьей, родственниками, знакомыми, соседями. Особенностью немецкой шкалы является также оценка полезности блюда. Ценности дискурса сконцентрированы в 1) отношении к процессу приготовления пищи:

прагматическое (повседневное, бытовое), ритуальное (легкий завтрак, праздничный завтрак, интимный ужин, ужин на двоих, праздничный ужин), эстетическое; 2) классовых различиях в процессе потребления пищи.

Стандартные формулы являются одновременно структурными организаторами текста: возьмите, вам потребуется/ Zutaten fuer 4 Personen, Einkaufsliste (интродуктивный блок, список компонентов), приготовление/ Zubereitung (основной блок, алгоритм), по вкусу, по желанию/ Extratipp (заключительный блок).

К числу прецедентных текстов гастрономического дискурса относятся тексты кулинарных рецептов кухни разных народов.

Характерной особенностью гастрономического дискурса, является его гендерный аспект. В гендере происходит сложное переплетение культурных, психологических и социальных аспектов, поэтому он представляет интерес и для лингвистов. Межличностные взаимоотношения мужчины и женщины, как правило, стереотипизированы: женщина исполняет роль матери и жены, хорошей хозяйки, способной выполнять любую работу. Местом, где преобладает женщина, по имеющимся представлениям, является кухня. У многих мужчин понятие кухни ассоциируется с женщиной. Еще Г. Гейне писал о сходстве кухни с женщинами в разных странах, в немецкой кухне есть «чувствительные, но робкие печенья, влюбленные яичницы, дельная лапша, душевный ячменный суп, оладьи с яблоками и салом, добродетельные семейные клецки, кислая капуста» (Г. Гейне). В социальной психологии помимо «маскулинности» и «фемининности» выделяют также понятие «андрогенность». Данный термин завоевал популярность благодаря привлекательности идеи, что индивид может совмещать как фемининные, так и маскулинные характеристики и в зависимости от ситуации выбирать женскую или мужскую модель поведения. В большинстве случаев кулинарные рецепты в масс-медийном дискурсе не носят ярко выраженный «фемининный характер», они ориентированы на усредненного рецептора, т. к. в условиях массовой коммуникации осуществляется общение с большой социально и демографически недифференцированной аудиторией.

Кулинарный рецепт в структуре художественного произведения рассматривается в реферируемой диссертации как интертекст, часто даже не вычленяемый и остающийся незамеченным читателем, т.е. не осознаваемый им как ТКР. Ю.М. Лотман говорит о существовании «текста в тексте», когда текст «притворяется» самой реальностью, имеющей самостоятельное бытие, независимое от автора, вещью среди вещей реального мира. В функции «вещей» (реалий, взятых из внешнего мира, а не созданных рукой автора текста) выступают документы – тексты, подлинность которых в данном культурном контексте не берется под сомнение. Широко используясь в произведениях художественной литературы, как на русском, так и на немецком языках, кулинарные рецепты в художественном пространстве текста служат не просто для описания быта, они наглядно демонстрируют отличия в традициях и обычаях разных слоев населения, как в процессе приготовления блюд, так и потребления пищи. Характеризуя социальное отношение к этим процессам, они формируют и представляют собой культурные приоритеты, способные накапливать в себе разного рода информацию. Таким образом, интертекст кулинарного рецепта представляет собой особую семиотическую подсистему, состоящую из знаков-самоидентификации, национальной самоидентификации, знаков-идеологем, а также знаков культурных доминант.

Рецепты и названия блюд как знаки-самоидентификации и национальной самоидентификации позволяют судить о людях по тому, что они едят. Каждый народ ассоциирует себя с определенными блюдами. Так, за русской национальной принадлежностью закрепился образ потребителя борща, икры и водки. За немцами закрепилась репутация потребителей кислой капусты с сосисками и пива. Национальная самоидентификация связана также с религиозными стереотипами, их компонентами является воздержание от определенных видов пищи в определенный период по религиозным причинам.

Важность поста в христианской религии для русского человека получила отражение не только в существовании специальных поваренных книг, но и в произведениях художественной литературы. Особую группу образуют знаки, связанные с номинацией сферы власти и соответствующей идеологии – знакиидеологемы. Во всей истории человечества за тем или иным режимом закреплен «пищевой, кулинарный» образ. Власть наделяет блюда определенным символизмом («пища капиталистов и империалистов»). В роли особых знаков, номинирующих культурные ценности, выступают знаки культурных доминант. Кулинария представляет собой важную сторону культуры потребления, в формировании культурных ценностей – манеры поведения за столом, моды на определенные продукты, знания того, какое вино следует употреблять в сочетании с определенным блюдом. Эти знаки позволяют говорить о культурном потенциале нации или социальной группы, о специфике самой культуры или социальной группы. Культурные доминанты отвечают ряду параметров, которые определяют их функционирование. К таким параметрам относятся: отношение к процессу приготовления пищи (ритуальное – прагматическое – эстетическое); приоритеты потребления тех или иных блюд в русской и немецкой культуре.

К рецептам в реферируемой диссертации относятся и названия блюд, так как за ними стоит определенный фрагмент культуры, настоящий текст, существующий или существовавший в действительности: он предстает как прямое продолжение знакомой читателю современности, являясь отражением обычаев и традиций. Таким образом, рецепты можно определить как «тексты на языке быта», и, узнавая их, мы постигаем живое прошлое.

В главе 2 «Принципы языковой организации текста кулинарного рецепта» рассматриваются структурные, лексические, морфологические и синтаксические особенности текста кулинарного рецепта в поваренной книге и в гастрономическом дискурсе, структурная выраженность и функциональная специфика текста рецепта в художественном произведении.

Кулинарный рецепт является малоформатным типом текста. Малый объем — отличительная особенность данного типа текста (20-25 строк), при этом он вмещает большой объем передаваемой информации. В структурном аспекте малоформатный текст характеризуется простотой и стереотипностью построения: а) интродуктивный блок (название и ингредиенты); б) основной блок (алгоритм действий); в) заключительный блок.

Интродуктивный блок состоит из заголовка и указания компонентов и их количества. Заголовок является обязательной частью ТКР и имеет в нем фиксированное положение. Его роль состоит в создании установки, которая превращает чтение в активный процесс. Заголовок в концентрированном виде передает основное содержание текста и может выполнять символизирующую функцию (возможно развитие и даже трансформация символического смысла заголовка), либо тематизирующую или оценочную функции (мясной салат, борщ, суп; ленивые вареники, голубцы/ Fleisch-Fondue, Fleischpastete, Fleischsalat; schneller Fischsalat, Rasche Pfirsichspeise). Заголовок материально отчужден от остального текста: он печатается другим шрифтом, отстоит от первого абзаца на определенном расстоянии. Он противопоставлен тексту в функциональном отношении: заголовки предназначены для употребления вне текста. С этим мы сталкиваемся, читая меню, где за каждым названием блюда стоит текст. Таким образом, заголовок представляет собой «свертку текста», целостный и относительно автономный знак, представляющий свой текст по принципу «часть вместо целого».

В основном блоке ТКР содержится репрезентация основной информации, последовательность действий и манипуляций. Текст обычно состоит из 1-абзацев, которые являются структурно-завершенными и выражают целостную мысль. Членение целого текста на абзацы отражает логическое движение мысли от одной микротемы к другой.

Заключительный блок в ТКР, состоящего из нескольких абзацев, как правило, содержит рекомендации по сервировке или другому варианту приготовления при замене нескольких компонентов, либо сообщает дополнительную страноведческую информацию: “Die Ucha ist eine der beruehmtesten russischen Fischsuppen” (Kochkunst). «Гарнировать отварными овощами: свеклой, морковью, капустой, картофелем, политыми сметаной и лимонным соком» (Моя кухня и мое меню).

ТКР в поваренной книге относится к научно-популярному стилю, который предполагает изложение информации, доступное и понятное неспециалисту. В научно-популярном тексте сочетается рациональное и эмоциональное, нейтральное и экспрессивно-оценочное. К лексикосемантическим особенностям текста кулинарного рецепта относятся:

неэмоциональная, безоценочная лексика нейтрального лексического фонда, а также лексика с тенденцией к мало- и моносемантичности; наличие особого слоя лексики – терминов и полутерминов; наличие заимствований; наличие аббревиатур; отсутствие слов-диффуз и лакун.

Лексика ТКР нейтральна как в отношении стиля, так и в отношении автора (экспрессивно окрашен может быть только заголовок). Лексические единицы, организующие текст, распадаются на общеупотребительную, общенаучную и узкоспециальную часть. К последней относятся термины, образующие одну из главных лексических групп кулинарного рецепта, составляющие специфику данной функциональной разновидности текста, т.к.

своим значением они строго прикреплены к данной области знания. Термины, использующиеся в ТКР, как правило, однозначны или имеют тенденцию к однозначности, стилистически нейтральны, свободны от ассоциаций.

Узкоспециальные кулинарные термины, как в русском, так и в немецком языках также разделены на три группы: термины кулинарного профессионального языка, являющиеся международными (фламбировать, карамелизировать, панировать/ flambieren, karameliesieren, panieren); термины фундаментальных кулинарных понятий, имеющие национальное соответствие во всех языках (варка, тушение, жарение/ Kochen, Daempfen, Braten); термины, применяемые исключительно в национальных кухнях, свойственные лишь для данной национальной кухни, а потому не переводимые на другие языки (харчо, цыплята тапака, чурчхела, равиоли/ Blini, Pelmeni, Ravioli). Часть узкоспециальных терминов представляют собой заимствования. Помимо терминов заимствованной оказывается также общеупотребительная лексика.

Аргументом в пользу использования иноязычных слов оказывается их однозначность и определенность, т.е. уже готовая отстраненность.

Большинство заимствований из немецкого и французского языков появились в русском языке среди прочих «заморских новшеств», вводимых Петром 1.

Кулинарный рецепт является неоднородным текстом: особую его подсистему образует язык символов, в который в научной сфере переводятся некоторые общие понятия, что также устраивает современных реципиентов.

Употребление аббревиатур, например: г, кг, л, ст. ложка, /g, kg, L, Essl., Teel., отвечает стремлению к экономичности текста.

В ТКР отсутствуют лакуны, чаще всего они заполняются примечаниями и комментариями различного объема. В текст вводится не только описание приготовление способа приготовления национального блюда, но и определено его место в системе ценностей национальной культуры, возможны примечания редактора, выполняющие функцию переориентирования текста на носителя другой культуры, например, в русской кухне: хачапури (ватрушка с сыром), бастурма (маринованный шашлык), в немецкой кухне: Okroschka (kalte Gemuesesuppe mit Fleisch), Pelmeni (sibirische Fleischtaschen).

Морфологическая структура текста кулинарного рецепта также позволяет говорить о его особенности и выделении среди других типов текста. Сравнительно небольшое число избранных морфологических явлений благодаря многократной повторяемости использования обслуживает с достаточной степенью надежности данный тип текста. Специфика распределения обнаруживается при анализе употребления в тексте разных частей речи, среди которых как в русском, так и в немецком кулинарном рецепте, преобладают имена существительные и глаголы, при достаточно редком употреблении личных местоимений.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»