WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |

Со второй половины 1980-х гг. начинается новый, третий этап в исследованиях, посвященных проблемам реформирования школы. Важно, что с начала 1985 г. существенно расширилась источниковая база исследований. Впервые в исторической практике появилась возможность критической оценки событий, нетрадиционного рассмотрения прошлого и настоящего. Ослабление идеологического, партийного контроля способствовало появлению работ, в которых более глубоко и объективно анализировались тенденции и механизмы школьных реформ вообще, и реформы 1958 г., в частности. Так, в монографии М. Н. Руткевич и Л. И. Рубина общеобразовательная школа рассматривалась как объект и субъект социального управления. По их мнению, реформа 1958 г.

дала печальный опыт, показавший, что «выполнение двойной задачи – подготовить добротное пополнение в вуз и, одновременно, дать рабочую профессию в старших классах – дело недостижимое»2. Философский взгляд на проблемы реформирования школы в 1958 г. продемонстрирован в работе А. В. Коопа3.

На данном этапе развития историографии вопроса появляются фундаментальные исследования проблем реформирования школьного образования4. В частности, в монографии З. Г. Дейча излагаются концептуальные подходы к реформированию школы. В работе Л. И. Анайкиной проанализированы различные аспекты партийно-государственной политики в сфере народного образования в РСФСР. Среди причин неудачи реформы 1958 г. автор указывает демографический скачок, который не был учтен разработчиками реформ при определении необходимого количества школ и ученических мест в них, а главное – на отсутствие научно обоснованной программы социально-экономических преобразований в рамках реформы и обоснованных планов ее финансового обеспечения.

Интерес вызывают работы, использующие нетрадиционные подходы в раскрытии проблем реформирования школы5. В частности, работа Э. Д. Днепрова страдает излишней критикой в адрес созданной и функционирующей об См.: Куманев В. А. Указ. соч.; Гречишкин В. А. Указ. соч. и др.

Руткевич М. Н., Рубин Л. И. Общественные потребности, система образования, молодежь. – М., 1988. – С. 33.

Кооп А. В. Образование при социализме как социальная система. – М., 1985.

Дейч З. Г. Школьная политика в СССР: уроки партийно-государственного руководства, перспективы развития. – М., 1991.– 156 с.; Анайкина Л. И. Партийно-государственная политика в сфере народного образования в РСФСР (1922–1991). – М., 2001. – 303 с.

См.: Днепров Э. Д. Четвертая школьная реформа в России. – М., 1994. – 145 с.; Шакиров Р.

В. Школа и общество: системно-концептуальный анализ реформ образования в России в XX в. – Казань, 1997. – 271 с.; Гольдштейн Э. Н. К оценке школьной реформы 1958 г: Историкосоциологический аспект. – СПб., 1993.

разовательной системы России. Но широкие социально-исторические позиции автора позволяют ему убедительно проанализировать зависимость системы образования от государственной власти, от господствующей идеологии, от групповых интересов и социальных движений, культурного процесса и, с другой стороны, показать реальное влияние образования на социальные отношения и общественные институты.

Историко-социологический аспект школьной реформы 1958 г. рассматривается в работе Э. Н. Гольдштейна. В исследовании показан генезис гуманистических идей, роль и значение для развития системы общего образования осуществленных социально-экономических экспериментов, в т. ч., массовое получение полного среднего образования без отрыва от производства. Одновременно высказывается ряд соображений по поводу причин неудачи реформы в ее основных компонентов1. Важной и весьма сложной проблемой представляется оценка эффективности функционирования вечерних школ, созданных в ходе реформы 1958 г. Так, С. А. Касинцев считает, что была допущена переоценка вечернего образования авторами реформы, что затрудняло вооружение учащихся школ прочными знаниями основных наук, подготовку их к жизни2.

Отдельные аспекты реформы образования 1958 г. были исследованы в работах Е. И. Киселевой, А. Ж. Кузжановой, Э. И. Моносзона, Л. Кумеля3.

В частности, А. Ж. Кузжанова, исследуя проблему взаимодействия общества, личности и государства в сфере образования, выделяет некоторые характерные особенности такого взаимодействия в период реформы 1958 г. в связи с социально-политическими изменениями в стране. А статьи французского исследователя Л. Кумеля проливают свет на такой малоизученный вопрос, как дискуссии вокруг реформы 1958 г. в научном сообществе страны в исследуемый период, на факты острой критики и даже неприятия реформы, в позициях, навязываемых обществу «сверху».

Обзор региональных исследований свидетельствует, что история и проблема реформирования школы в 1950–1960-е гг. в Кемеровской области не получила достойного освещения в исторической и краеведческой литературе. Вопросы народного образования рассматривались, как правило, в контексте кульГольдштейн Э. Н. К оценке школьной реформы 1958 г.: Историко-социологический аспект.

– СПб., 1993. – С. 123–140.

Касинцев С. А. Деятельность КПСС по развитию народного образования в 50-е гг. – М., 1985.

Киселева Е. И. История народного образования как системы: историографический анализ и основные задачи конкретно-исторического исследования. – Новосибирск, 1984; Кумель Л.

Советские физики и вопросы образования: неприятие реформы 1958 г. / ИИЕТ РАН. Годичная научная конференция 2003 г. – М.: Диполь-Т, 2003. – С. 333–337; Кузжанова А. Ж. Взаимодействие общества, личности и государства в сфере образования. – М., 1966.; Моносзон Э.

И. Становление и развитие советской педагогики 1917–1987. – М.: Просвещение, 1987.

турного строительства1. Отдельных работ, посвященных реформированию системы образования Кемеровской области в указанный период, нами не выявлено. Можно отметить вышедшие в это время книги по истории отдельных городов Кузбасса, в которых фрагментарно освещены вопросы народного образования2. К сожалению, упомянутые работы, так же как и исследования обобщающего характера, не смогли дать ответы на многие вопросы, интересующие исследователей: что необходимо взять из прошлого, чтобы двигаться в будущее;

какие противоречия сложились между системой образования и потребностями общества, продиктованными научно-техническим прогрессом; каково соотношение официальных классово-партийных ценностей и ценностей молодежи;

какое место занимает опыт реформы 1958 г. в практике современной модернизации системы образования и др.

Объектом исследования являются процессы реформирования системы школьного образования СССР на примере Кемеровской области в 1958–1964 гг.

Под «системой школьного образования» мы подразумеваем как центральные и региональные управленческие структуры, так и совокупность общеобразовательных школ всех типов. Предметом исследования является содержание реформы, включая цели, принципы и условия ее реализации, формы и методы проведения, а также процессы, сопровождавшие перестройку работы школы.

Цель исследования состоит в расширении и углублении сложившихся научных представлений о целях, результатах реформы 1958–1964 гг.; восполнении пробела в современной исторической науке относительно отдельных поворотов реформы; концептуализации образовательных стратегий и хода образовательной реформы, тактики действий реформаторов и их оппонентов; выявлении общих закономерностей и особенностей реализации реформы на материалах Кемеровской области.

Достижение указанной выше цели обеспечивалось решением следующих исследовательских задач:

1) проанализировать основные проблемы системы образования второй половины 1950-х гг., выявить тенденции и противоречия ее функционирования как на общесоюзном, так и на региональном уровнях;

История Сибири: В 5 т. – Л.: Наука, 1969. – Т. 5; Из истории Кузбасса в период строительства социализма и коммунизма. – Кемерово: КГПИ, 1971; Исторические аспекты экономического, культурного и социального развития Сибири. – Новосибирск, 1978; Кузбасс: прошлое, настоящее, будущее: Изд. 2-е. – Кемерово, 1978; Культура Сибири в период социализма и развернутого строительства коммунизма (1937–1963). – Новосибирск, 1965. – С. 127–141;

Осуществление ленинских идей превращения Сибири в экономически развитый район страны: Сб. статей. – Кемерово, 1972; Образование и наука в Сибири: История и современность.

– Новосибирск, 1985.

Волков А. Я. Ленинск-Кузнецкий. – Кемерово, 1966; Козлов Б. А. Белово. – 1974; Лакисов А. И. Ленинск-Кузнецкий. – Кемерово, 1984; Привалихин В. И. Тайга, 100 лет. – Новосибирск, 1996 и др.

2) раскрыть исторические условия, предпосылки реформы, особенности дискуссии по вопросам реформирования;

3) определить приоритетные проблемы образовательной сферы и последовательность их решения в Кемеровской области, изменения в системе управления; показать структурные изменения школьной сети в регионе, произошедшие к середине 1960-х гг.;

4) выявить особенности и проблемы кадрового обеспечения среднего образования Кемеровской области в условиях реформы 1958 г., уровень подготовки и повышения квалификации учителей;

5) проследить содержательные изменения и динамику качественных показателей обучения учащихся, а также динамику количественного роста контингента учащихся в Кемеровской области; выявить особенности реализации связи школы с жизнью.

Территориальные рамки диссертационного исследования определены границами Кемеровской области, имеющей типичные признаки других регионов Западной Сибири и, одновременно, свой уникальный характер, особенности ресурсного потенциала, своеобразие экономики и социальной сферы, которые непосредственным образом влияют на образовательный комплекс.

Мы исходим из того, что именно уровень региона (мы не стали употреблять термин «провинция», поскольку индустриально развитый Кузбасс мало ему соответствует) является тем барометром, по которому сверялись все новшества, вводимые центром в различные сферы жизнедеятельности человека.

Здесь четко преломлялись различные реформы, эксперименты, позволявшие, при разумном подходе к ним, увидеть не только самые сильные, но и, прежде всего, слабые стороны, с тем, чтобы либо вообще отказаться от этих новаций, либо внести в них какие-то коррективы. Оговоримся сразу, отказаться от новаций даже формально «рекомендованных» сверху, в исследуемый период было не просто маловероятным делом, а практически немыслимым.

Хронологические рамки исследования охватывают 1958–1964 гг. Именно в 1958 г. были опубликованы известные Тезисы ЦК КПСС и Совета Министров СССР «Об укреплении связи школы с жизнью и о дальнейшем развитии системы народного образования в стране», которые в том же году получили статус Закона, давшего официальный старт началу реформы. Верхняя временная граница обусловлена развернувшимися с конца 1964 г. процессами свертывания реформы образования, возвращением отечественной школы к академическим началам. Выход за указанные хронологические рамки обусловлен тем, что в отдельных случаях, для выявления причин, вызвавших необходимость реформирования системы образования, мы обращаемся к материалам более раннего времени, а для уточнения причин свертывания реформы, формулировки ее уроков и параллелей в современных модернизационных процессах считаем возможным и необходимым апеллировать к материалам более поздним.

Методологическая основа исследования. При анализе процесса реформирования, изменений в развитии школьного образования мы придерживаемся основных положений системного подхода и определения понятия «система», данного академиком И. Д. Ковальченко1. Под системой школьного образования нами понимается целостная совокупность управленческих, материальнотехнических, кадровых и иных структур, взаимодействие которых обуславливает возможность решения стоящих перед образованием задач и отличает ее от других общественных систем. Система школьного образования Кузбасса становится, таким образом, неотъемлемой составной частью функционирования советской системы образования, и включена в нее в качестве подсистемы.

Неотъемлемой частью методологической основы исследования являются принципы диалектики, историзма, научной объективности. Принцип диалектики требует рассмотрения школьного образования как развивающегося процесса.

Принцип историзма предопределил изучение реформирования образования в Кемеровской области в конкретно-историческом контексте с учетом ценностных ориентиров в 1958–1964 гг. Принцип научной объективности представляется необходимым для преодоления чрезмерных субъективных влияний в оценке состояния советской школы, результатов ее деятельности.

Избранный нами подход определяет и основные методы анализа, к которым относятся структурный и функциональный анализ. В исследовании использованы общенаучные, социально-исторические методы и методы смежных наук. Решение исследовательских задач потребовало использования и других методов изучения объекта: ретроспективного, историко-сравнительного, историко-типологического, статистического. Комплексное использование разнообразных методов научного исследования позволило выявить общие закономерности осуществления процесса реформирования системы школьного образования в СССР в 1958–1964 гг. и его особенности в Кемеровской области.

Источниковая база исследования. Для написания работы автором использовались различные источники, как опубликованные, так и архивные документы и материалы. Среди них, по степени информативности и происхождения, можно выделить несколько самостоятельных групп.

Первую группу источников – программные и директивные документы КПСС и советского правительства – составили материалы партийных съездов, пленумов ЦК и обкома КПСС, постановления ЦК КПСС. Данные источники, определявшие идеологию и стратегию образовательной политики в исследуемый период, в то же время создавали скорее желаемый образ новой модели Ковальченко И. Д. Методы исторического исследования. – М.: Наука, 2003. – С. 173–182.

управления и развития системы образования, чем реально достижимый. Анализ этих источников позволяет проследить ограниченность и противоречивость политики в области образования, сопоставить ее декларативность с реальными результатами.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»