WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

На фразеологическом уровне (2.6) особое внимание уделяется приемам деклиширования, то есть разрушения штампов. К ним отностятся: простое опровержение штампа; расшифровка штампа; противопоставление штампу его буквального варианта; противопоставление штампа и актуального значения слова (оборота): «Абстрактные права человека оказались сильнее прав общества, в том числе и права на собственную защиту» (А. А. Романов. Геостратегия Россия и мир в XXI веке); констатация устарелости штампа – иногда с заменой новым штампом: «Уж какая там русская душа! За словом «русская» немец теперь ждет слова «мафия» (Ю. Архипов. Гибель богов по-русски и по-немецки);

модернизация штампа – введение в современный контекст без изменения основного смысла, подновление штампа: «Есть книги, обреченные на успех. Эта книга обречена на дискуссии» (М. Новикова. Не только о Достоевском); оригинальный поворот стереотипной темы; лексическое видоизменение фразеологизма: «Куба для нас была окном в Запад» (а не в Европу) (С. Г. Кара-Мурза.

Советская цивилизация).

3.1 Словообразовательный уровень. Наиболее частотные аффиксы группируются вокруг семантики, типичной для современных средств массовой информации: семантики неподлинности, отношения к границе и т. д.

В научно-публицистических текстах распространены ряды однокорневых слов для прояснения сложных понятий, различающихся нюансами, известными лишь компетентным или посвященным людям: «Человек предназначен для существования не в такой социальной структуре, как сегодня, а для существования в системе сложного духовного механизма, который осуществляет некую космическую, космологическую и супракосмическую функцию» (К. Фрумкин. Романтики в броне и шипах).

Словообразовательные окказионализмы органичны для современной публицистики, но не любые, а системные: «Сколь насильствен был советский "новояз" (в оруэлловском понимании термина), столь же самоволен и демонстративен в своих правах солженицынский "старояз", монтируемый, словно механический протектор, в живую ткань современного русского языка» (В. Лютый. Между ненавистью и любовью).

Активное использование публицистами сложных понятий – одно из проявлений точности как стилемы. Авторы стремятся раскрыть явления в их многоаспектности, многогранности: «…в них просматривается отнюдь не какая-то специфически мусульманская, а вполне обычная московско-петербургская интеллигентская начитанность» (К. Фрумкин. Романтики в броне и шипах).

3.2 Морфологический уровень. Морфологическая стилистика рассматривает стилевое функционирование грамматических категорий и грамматических форм. Стилистические средства морфологии складываются из наличия в рус ском языке вариантных форм одной и той же грамматической категории (грамматические синонимы), а также способности грамматических форм выражать не одно, а несколько значений (грамматические омонимы). В диссертационном исследовании предлагается подробная характеристика стилистических средств морфологии. Наиболее типичные для современной публицистики черты на морфологическом уровне:

• контрасты нарицательности и собственности: «О том, что приобрела и потеряла игра, которая раньше была Игрой, а стала Бизнесом» (А. Друзенко.

Чемпионат мимо);

• ярким проявлением точности как стилемы является феномен «понятие с прилагательным», когда прилагательное уточняет характер политического термина; вносит оценочные коннотации: «Обществу было три последних недели августа как-то не до манифестов оппозиции – конструктивной, непримиримой или даже деструктивной» (С. Земляной. Политический стиль либеральной оппозиции);

• числительные используются как точные, корректно трактуемые статистические данные;

• в научно-публицистическом субстиле доминирует семантика долженствования, и в этом проявляется точность как стилема: необходимо не рассуждать о том, что возможно, а четко и обобщенно определить свое отношение к действительности: «В эту формулу надо ввести еще один элемент – сильное наземное прикрытие позиций русских РВСН. То бишь, они должны быть насыщены нашими спецназовцами и опытными агентами, которые смогут уничтожать заброшенных к нам диверсантов» (М. Калашников. Битва за Небеса).

Для многих публицистических текстов характерна императивная модальность:

«И президенту рано или поздно придется решать этот вопрос. Не может быть министром культуры человек, который доказывает, что государство не должно заниматься беспризорностью. На эту роль годится только тот человек, который хотя бы чувствует и понимает разницу между свободой и гниением общества» (А. Ципко. Шоумен не может быть министром культуры).

3.3. Синтаксический уровень. Отмечается, что в научно-публицистическом субстиле проявляются черты, свойственные научному ФС.

Анализ текстов позволил сделать вывод об основных синтаксических фигурах, характерных для современной публицистики:

• повтор – используется преимущественно как средство усиления иронии: «Сразу же предупрежу: я не специалист по Достоевскому. И не политик, который специалист по всем проблемам. И не гуру, который специалист по всем ценностям» (М. Новикова. Не только о Достоевском);

• создание понятийного ряда (эволюции понятий): «Узнаете Родовая языческая этика – этика военно-дружинная – этика поздней архаики, кризиса корпоративности и выделения личности – этика раннебуржуазного индивидуа лизма, Ренессанса, – сентиментализма – романтизма <…> критического реализма и, как венец деградации, модернизма, постмодернизма, дегуманизации, отчуждения» (М. Новикова. Не только о Достоевском);

• градация способствует разграничению понятий, уточнению смыслов, установлению понятийной иерархии, максимально рационализирует текст:

«Что же спасет, что может спасти Только идея человека, только личностный (а не классовый, а не национальный) подход к человеку, к личности. Только создание в обществе демократических структур, безразличных к национальному признаку. Только повышение уровня души, благородства, человечности» (В. Мейланов. Другое небо);

• вводные и вставные конструкции; уточнительные и присоединительные конструкции – это элементы проявления точности как стилемы:

«Любой разумный человек с обычным средним запасом знаний, не копаясь в архивах и книгах, может построить цепочку рассуждений, которая приведет его к осмысленному, а не навязанному мнению. (Не говорю «ответу», потому что для ответа нужен верный вопрос, а его-то как раз поставить очень непросто).

Вот такую цепочку (метод) я и хочу здесь предложить» (С. Г. Кара-Мурза. Советская цивилизация);

• синтаксис импульсивной речи (короткие предложения; дробление конструкции; парцелляция: «Смысл – полбеды. Но тон. Но учительный пафос.

Но универсалистский размах (при всяческих смиренных оговорках о допустимости иных подходов к предмету исследования). Можно ли себе такое позволять Можно. И даже нужно» (М. Новикова. Не только о Достоевском);

• имитация диалога: «А типология – напомнит читатель» (М. Новикова.

Не только о Достоевском). «Исследовательница предусмотрительна: отсекая предвидимые негодующие возгласы ("а Руссо а Карамзин"), в "я" она впускает и все "мое" эгоцентрика: его близких, друзей и т. п., – если... если они полезны или приятны "мне" – единственному по-настоящему любимому» (М. Новикова. Не только о Достоевском).

3.4 Уровень текста. Основным общетекстовым элементом является заглавие. Материалы исследования позволяют выделить в современных публицистических текстах следующие типы заголовков:

• информативно-концептуальный (В. Бушин. Правду унизить нельзя;

Г. Куйбышев. Вагнер отдыхает, Римский-Корсаков круче!);

• конспективный (С. Корнев. Столкновение пустот: может ли постмодернизм быть русским и классическим – Об одной авантюре Виктора Пелевина);

• реминисцентно-смысловой (Н. Крайнова. Повелитель мусора;

• номинативно-образный (С. Корнев. Интернет как место обитания литературы).

Преобладают реминисцентные заглавия.

Есть и другие виды заглавий – прежде всего игровые, например, каламбурные (А. Друзенко. Чемпионат мимо; А. Молчанов. А в комнатах наших сидит Комиссаров!..); амфиболические (двусмысленные): (П. Басинский. Жалобная книга; Л. Графова. Быль о «потусторонних» людях) и др.

Одним из самых распространенных конструктивных приемов при построении заголовка является парцелляция: «Распад Советского Союза: стечение обстоятельств» (название главы в статье: Н. Зиядуллаев. СНГ: опыт и итоги).

Важная текстовая особенность научно-публицистического субстиля – корректное цитирование: называется имя автора (обычно при цитировании достаточно известных слов), чаще – источник, во многих журналах – не обязательно научных (в Новом мире и т.п.) – ссылки даются полностью.

Органичны для современной публицистики афоризмы и цитаты, истории с поучительным, иллюстративным, символическим смыслом, который иногда в них содержится или им приписывается, чаще всего для обоснования авторской позиции.

В заключении формулируются основные выводы, которые подтверждают положения, выносимые на защиту:

1. Публицистический функциональный стиль характеризуется набором конститутивных признаков, представляющих собой единство интегральных и дифференциальных признаков. К дифференциальным признакам относятся: интонационное богатство текстов в устной форме; графоны; обязательная экспрессивность; лексика, входящая в следующие основные семантические поля:

«Общество», «Нравственность», «Природа», «Мир»; немногочисленные метафоры и фразеологизмы, адаптированные к восприятию массовой аудитории, нередко эмблематичные; слова с так называемой «расщепленной коннотацией»;

активное использование коммуникативных функций каламбура, типичных иноязычных слов и выражений, преимущественно латинских; особого рода лексико-семантические преобразования: имена исторических лиц и литературных героев, употребляемые аллегорически; использование имен собственных в нарицательном значении; переходы нарицательных существительных в собственные; гендерные смещения; местоимения в гентильном значении; употребление настоящего времени в «ближайшем» значении; сохранение связки в составном именном сказуемом; подлежащие, выраженные существительными с собирательным и/или количественным значением, правильно согласованные со сказуемыми; афоризмы и хрии; языковая игра. Эти признаки специфичны для публицистики или тяготеют к преимущественному употреблению в ней. Их использование в других текстах (например, в художественных) обычно свидетельствует о публицистичности последних. Остальные признаки носят общекнижный характер и являются интегральными.

2. К основным лингвостилистическим особенностям российской публицистики рубежа XX–XXI вв. относятся следующие: борьба с трафаретным по ниманием слов и оборотов путем их деклиширования за счет «расщепления коннотации», дополнения или изменения семантики; актуальность для публицистики таких понятий, как «рациональность / иррациональность», «нормальность / аномальность», «новизна»; использование мифологических (в том числе библейских) образов, особой образности и метафорики (конца света, хаоса и т.п.), привлечение бульварной субкультуры («фэнтези», «толкиенистики»); активизация в средствах массовой информации таких слов, как «глобализация», «знаковый», «культовый», «проект», «пиар» и др.; подчеркивание девальвации смыслов, в том числе путем расщепления коннотации; введение «стеба» в респектабельную журналистику («ювенилизация» последней); метапейоративность и прямая пейоративность; использование квазиэвфемизмов для иронии или разоблачения; употребление иноязычных терминов в виде пиджинизмов (агнонимов); активное использование компьютерной лексики; обыгрывание имен, в том числе во фразеологизмах; агглютинативные образования из фамилий политиков; употребление абстрактных существительных как конкретных – за счет определительных слов и плюрализации.

Отмеченные лингвостилистические особенности являются элементами различных языковых уровней и пребывают в конвергенции.

3. Точность как стилема – важнейшее свойство научно-публицистического субстиля. Проявлениями точности как стилемы в публицистике являются: эмотивность текста (отвержение неточных смыслов и страстное восстановление точных); невокабулярные дефиниции; деклиширование (прежде всего фразеологизмов); подчеркнутое использование традиционных социальных терминов (вместо модных, но бессодержательных); сложные понятия; конкретизация абстрактных существительных за счет определительных слов и плюрализации; включение в тексты новых и специфических прилагательных, носящих терминологический характер; феномен «понятие с прилагательным», корректно используемые числительные; в аспекте модальности – доминирование семантики долженствования; синтаксическая градация, разделительные, градационные и противительные синтаксические отношения, изменение характера синтаксических отношений; вводные и вставные конструкции, уточнительные и присоединительные конструкции; точное и проверяемое цитирование; хиазм; актуальное членение.

4. Для текстов научно-публицистического субстиля характерны: образность научного происхождения; дублирование русских слов иноязычными синонимами (в научном стиле – наоборот); корректная научная терминология;;

экзотические слова – для описания чужих стран; слова терминологического характера с иноязычными (латинскими и греческими) приставками; ряды однокорневых слов для прояснения сложных понятий; редкие терминологические аббревиатуры; репрезентативный характер единственного числа (у существительных и согласуемых с ними слов); контаминированные прилагательные с семантикой сложных и богатых оттенками качеств; статистика, условная статистика (функционально адекватная числовой символике, применяемой в художественной литературе), глагольные времена с богатыми оттенками значений;

конъюнктивы в проективном значении; юссивы; возвратные глаголы; деепричастия с обстоятельственными значениями; экспрессивные наречия и обстоятельственные слова со значением меры и степени при характеристике свойств объектов; специфические виды предложений (идентифицирующие, классифицирующие, характеризующие, номинационные); выделение важных слов и мыслей шрифтовыми акцентами (главным образом курсивом); создание понятийного ряда (эволюции понятий); имитация диалога; корректное цитирование (в том числе по научным стандартам).

Основные положения диссертации отражены в следующих публикациях:

1. Писаренко Л. В. К вопросу о «кризисе» современной публицистики // Итоговая научно-практическая конференция Орского гуманитарно-технологического института (2002 г.): Материалы. – Ч. 1. – С. 159-160.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»