WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В телевизионной и радиоречи характерно использование штампов, типичны интенсивы, которые, как правило, употребляются неуместно: «Оля (Арефьева) совершила сумасшедший прорыв в последний месяц. …Она внезапно вышла с удивительно свежим, восхитительным альбомом, реггийным, конечно. И очевидно, на сегодня это королева музыки регги, хотя Ольга открещивается от этого звания.» (Д. Дибров. НТВ. Антропология), категоричность может быть средством иронии или насмешки над другими.

На лексическом уровне в языке СМИ распространены наукообразные слова, не способствующие более глубокому и точному пониманию текста («коммуникация» вместо старого слова «общение», «эмбарго» вместо «блокада» – в целях апелляции к авторитету науки). Из экзотических слов чаще всего употребляются тюркизмы: «туркмен-баши», арабизмы:

«талибан», «ваххабиты», «душманы». Из других заимствований в СМИ нередко встречаются японизмы: «самурай», «камикадзе», украинизмы:

«Кучму – геть и немедленно, от москалей отгородимся, и на Запад, на Запад!» (М. Соколов. Однако). В качестве экзотизмов в передаче «Умницы и умники» (ОРТ) используются древнегреческие слова: «ареопаг», «агон».

Важное значение для СМИ имеет номинирование, прежде всего именование участников программ (с соблюдением или несоблюдением речевого этикета): «В студии программы – Евгений Киселев (…) По мнению многих, есть единственный серьезный претендент, абсолютный и безусловный фаворит – Владимир Путин (...) И все-таки сегодня нам удалось пригласить в нашу студию - и они согласились – двух очень заметных участников этой предвыборной гонки (…) Это Григорий Явлинский и Аман Тулеев. Я прошу вас, Григорий Алексеевич, Аман Гумирович. Здравствуйте, Григорий Алексеевич! Здравствуйте, Аман Гумирович!» (сначала модель «имя + фамилия» соответствует официальному тону, затем модель «имя + отчество» соответствует пиететному тону) (Е. Киселев. Глас народа. Эхо Москвы. НТВ, 14 марта 2000 года).

На словообразовательном уровне в языке СМИ широко употребляются элементы экспрессивного словообразования:

уменьшительные суффиксы, просторечные аффиксы, неологизмы: «А это Вы выбираете, что клиповать, если такая возможность есть» (Д. Дибров. НТВ.

Антропология), специфические слова – агглютинативы (они, как правило, являются жаргонными): «интим-услуги», «секс-крыша», «секс-бригада» (Первый канал. Человек и закон); «политкарлики» (партии) (М. Соколов.

Первый канал. Однако), аббревиатуры: Центробанк, Госдума, Генпрокурор, в том числе просторечные: «парочка историй про "БАБ"» (Первый канал.

Однако), редкие книжные: «КЕПС – Комиссия по изучению естественных производительных сил России» (А. Привалов. Первый канал. Однако).

На синтаксическом уровне для языка СМИ характерны основные синтаксические отношения: противительные, градационные, причинноследственные, уточнительные. Распространены безличные предложения:

«Если все глубоко обдумали и объявили, что надо резать, другого выхода нет – ну, что ж, наверное, и вправду надо резать. Но если сперва резать, потом не резать, потом опять резать – это какой же доверчивый человек согласится лечь под нож такого оператора» (М. Соколов. Первый канал.

Однако).

Широко распространена синтаксическая несочетаемость: «Моя жена больше полуночник» (Окна. ТНТ. 2002); «Я так воспитана, что если уж вышел замуж, то…» (Что хочет женщина ОРТ. 2002).

Типичны для СМИ самокомментирование; употребление вводных слова с иронической коннотацией; вставных конструкций; постпозитивных уточнений: «Пойдет огромной силы отдача, она же – контрреформа» (М.

Соколов. Первый канал. Однако).

Связки «есть» и особенно «суть» обычно используются в иронических целях: «…что документы, принятые на этом заседании (и прежде всего "Основы политики РФ в области развития науки, технологий и техники на период до 2010 года и дальнейшую перспективу") суть еще один шаг на пути к необратимому умиранию отечественной науки, а уж для фундаментальных исследований – так последний гвоздь в крышку гроба» (А. Привалов.

Однако. ОРТ. 25.03.2002).

Разговорный синтаксис проявляется в характеристических конструкциях обобщенно-личного значения: «Лиха беда начало. Хорошо, что все эти правильные слова хотя бы сказаны» (А. Привалов. Первый канал.

Однако); а также в элементах «импульсивной речи». В их числе:

сокращенный вариант синтаксиса, который хорошо осознается говорящими:

«Надо сказать, я сейчас буду скомканно говорить, чтобы больше слушать, меньше обсуждать» (Д. Дибров. НТВ. Антропология), употребление односоставных и неполных конструкций, сокращенный диалог:

«А.Тулеев. Нет, выйти к шахтерам, приехать в то время, когда люди голодные и без зарплаты - это я серьезно говорю… Г.Явлинский. Ну вот и все.

А.Тулеев. … это уже не в ящике сидеть, да Это живьем» (А. Тулеев и Г.

Явлинский. Глас народа. Эхо Москвы. НТВ, 14 марта 2000 года);

парцеллированные уточнения, анаколуфы. Распространены приемы поэтического синтаксиса: прежде всего анафоры, градации, периоды, диалогизация текста, хиазм: «Каждая женщина – немного ведьма. Д. Нагиев:

А каждая ведьма – немного женщина…» (ТНТ. Окна).

Таким образом, общий анализ речи СМИ показывает, насколько она далека от культурных норм. Следует учесть, что СМИ не однородны, и отступления от культуры проявляются в них по-разному. Речевая культура складывается из грамотности, связности и логичности, точности, уместности, чистоты, богатства, выразительности. В одних передачах нарушаются все эти качества, в других – лишь отдельные. Однако можно говорить о сравнительно стабильных и целостных речевых типах СМИ с определенной тематикой, идеологией, «эстетикой», ориентацией на конкретный вид аудитории, то есть о различных дискурсах СМИ, которые рассматриваются во второй главе.

Основные источники и причины речевых пороков СМИ очевидны:

низкий уровень образования и общей культуры их участников (малограмотность, невоспитанность), разрушение речевых эталонов и незнакомство с ними, «либерализация» речи, дилетантизм, бедный словарный запас, примитивизм, трафаретность и узость мышления, как следствие – сверхчастотное обращение к штампам и канцеляритам как «упаковочному материалу». Одна из главных причин падения культуры СМИ состоит в терпимости зрителей к недобросовестности телевидения.

Вторая глава называется «Наиболее типичные дискурсы СМИ в языковом аспекте». В ней описывается языковое своеобразие основных дискурсов СМИ (антикультурного, квазикультурного, снобистского, фанатического, либерального, позитивного, юмористического). Особо ставится вопрос о своеобразии нарушения речевой культуры в каждом из них.

Дискурсы, которые в диссертации условно названы «гипертематическими», то есть связанными с наиболее общими темами, которые затрагивают СМИ (частная жизнь, политика, культура, юмор и другие), выделяются на основе комплекса критериев. Последние аналогичны стилеобразующим факторам в сфере функциональной стилистики.

Однозначного жесткого соответствия между этими «гипертемами» и конкретными дискурсами нет, но существует преимущественное соответствие между дискурсами и жанрово-тематическими комплексами.

Для ток-шоу на темы частной жизни («Большая стирка», «Окна», «Про это»), для reality-шоу («Последний герой», «За стеклом») в большей степени типичен антикультурный дискурс; для телеигр («Поле чудес», «Угадай мелодию»), ток-шоу на культурные темы («Процесс», «К барьеру!»), для большинства индивидуально-авторских программ («Слово пастыря», «Серебряный шар») – квазикультурный; для авторских программ на политические («Однако», «Другая жизнь») и, в меньшей степени, культурные темы («Намедни», некоторые выпуски программы А. Гордона), реже для токшоу («Основной инстинкт») характерен снобистский дискурс; для политических ток-шоу («Свобода слова») и индивидуально-авторских программ («Апельсиновый сок») – либеральный. Существует немало программ, сочетающих в себе черты различных дискурсов. Здесь становится первостепенным такой аспект понимания термина «дискурс», как система традиционных средств выражения той или иной темы. Данный аспект является ведущим во второй и третьей главах, но в сочетании с другими аспектами.

Помимо жанрово-тематического, другим критерием выделения дискурсов является «человеческий фактор»: характер аудитории, личность конкретного персонажа. Во многих передачах именно этот признак становится дискурсообразующим. Здесь мы имеем дело с дискурсом как системой проявления языковой личности.

Кроме того, в таких случаях дискурс проявляется еще и как полифоническая система кодов по Р. Барту. Например, ток-шоу «Принцип домино» может тяготеть, в зависимости от конкретной тематики, к антикультурному или квазикультурному дискурсам.

Названия дискурсов даны условно, как правило, в соответствии с их ведущим признаком: антикультурный, квазикультурный, снобистский, фанатический, либеральный, позитивный, юмористический.

Конститутивными признаками дискурса являются следующие:

«место действия»;

основной вид передач;

актанты;

функции актантов;

типичные свойства актантов;

взаимная позиция актантов;

ценности;

сюжет;

социолингвистические показатели;

общая языковая характеристика;

дискурсивный регистр;

дискурсивный модус;

поверхностный информационный уровень;

глубинный информационный уровень.

Признаки, совпадающие по содержанию в разных дискурсах, являются интегральными, а не совпадающие – дифференциальными.

Для антикультурного дискурса (передачи «Большая стирка», «Окна» и тому подобные) типичны: неправильные ударения, например: «…выход стриптизерши «из торта…» (Окна. ТНТ); двусмысленность: «Мне не нужен голый секс, даже если это супер» (Окна. ТНТ); тавтология: «Мы были с ней бывшими любовниками» (Окна. ТНТ); чрезмерное расширение семантики слова: «У его нормальная эрекция, у него все стоит». Д. Нагиев: «Все стоит – это тоже проблема» (Окна. ТНТ); неверное употребление слова (сдвиги в полисемии): «Я начал жену пытать, в чем дело, кто подарил ей машину» (Окна. ТНТ); несоответствие слова ситуации: «Мужчинам нужно разойтись». Д. Нагиев: «Мужчины не сходились». (Ситуация: у обоих была одна любовница) (Окна. ТНТ); непонимание слова и/или его этимологии:

«Владимир Вольфович для вас – одиозная фигура Вы хотите равняться на него» Ответ: Да, мне нравится этот человек, потому что он говорит правду России» (Принцип домино. НТВ); «словотворчество»: «Ей бы только прошлюшнуться» (Окна. ТНТ); грамматический плеоназм: Н. Бабкина:

«Гимн должен звучать более теплее, более напевнее». (Намедни. НТВ);

контаминация слов и грамматических конструкций: «У нее (учительницы) было отторжение ко мне» (Что хочет женщина РТР); нарушение сочетаемости слов с фразеологизмами и метафорами: «Наконец мне улыбнулась птица счастья». (Окна. ТНТ); смешение паронимов: «…он желает, чтобы она как бы не жила в бедноте». (Моя семья. РТР); разложение фразеологизма: «Мы не хотим как бы скреплять наши узы браком». (Окна.

ТНТ); контаминация вариантов склонения: «Не стоит ссориться двум родным братам из-за этого мужика в юбке». (Ситуация: конфликт между тремя гомосексуалистами). (Окна. ТНТ); контаминация глагольных классов:

«Значит, ты плеваешь на этот штамп». (Окна. ТНТ); неверное склонение и употребление числительных: «У нас компания семь человек: пять человек мужчин и двое женщин». (Окна. ТНТ); нарушение согласованности элементов основы: «Я не хочу, чтобы мой ребенок был такой же сиротой, как и я» (Окна. ТНТ); нарушение управления: «Что хочет женщина» (название телепередачи РТР); неверное употребление деепричастных оборотов:

«Отсидев пять лет в заключении, я переписывался с девушкой полтора года».

(Окна. ТНТ); неологические словосочетания: «Вы просто маньяксамоубийца, извините». (Окна. НТВ). (Ситуация такова: молодой человек явно психопатического склада шантажирует девушек, добиваясь их взаимности, суицидальными попытками); нарушение ряда однородных членов: «Мне захотелось увидеть его глаза, его губы, его голос» (Окна. ТНТ);

невыделение уточнений интонацией: «Вам, мужчина, нужно бросить свою жену и найти другую нормальную женщину» (Окна. ТНТ); алогизм: «Я порядочная женщина и не согласна спать со всеми подряд, но если это сработает, я готова». (Моя семья. РТР).

Наконец, носители данного дискурса могут иметь хорошее образование и говорить правильно. Их антикультурное речевое поведение проявляется в хулиганстве, в демонстративном пренебрежении культурными табу (мат в эфире).

Квазикультурный дискурс – это речь людей, считающих себя (или считающихся) образованными, в силу их социального статуса: артистов, эстрадных «звезд», политиков, журналистов. На самом деле их речь часто не отличается даже грамотностью, не говоря о богатстве, выразительности, чистоте, точности. Прежде всего, они изъясняются высокопарным слогом, который сочетается с канцеляритами, сленгом. Для данного дискурса типичны следующие черты: демонстративное стремление избегать вульгаризмов; введение в речь большого количества книжных слов;

некорректное использование культурных штампов: «А. Никонов: Но есть комплексы, скажем так, необходимые, чтобы социум не развалился (Принцип домино. НТВ); непродуманное, автоматическое употребление конфессиональных слов; построение речи по канцелярским трафаретам, как правило, перифрастическим; многочисленные плеоназмы, многословие;

сентиментальность; грамматические ошибки; некорректное употребление научных терминов: «А. Никонов: У вас комплексы, у вас очень большие комплексы воспитаны». (Принцип домино. НТВ); смысловая невнятность:

«Если изберут Владимира Владимировича, это не от того, сколько бы мы не сидели в ящике, сколько бы ни били его, ни уничтожали» (А. Тулеев. Глас народа); уход от прямых ответов; экспансивная манера речи: «Меня просто распирает от счастья назвать номер пейджера» (Д. Дибров. Антропология).

Для псевдокультурных СМИ характерны также цинизм, провокационность, неуместное глубокомыслие, «философичность».

Снобистский дискурс родствен квазикультурному: он так же имитирует культуру, даже с претензией на известную элитарность.

Отступление в нем от культурных норм проявляется тоньше, чем просто малограмотность. Снобистская речь, напротив, корректна, иногда подчеркнуто, интеллектуальна. Ее отличает крайне высокомерный тон, почти презрение к людям. Цинизм в этом дискурсе воспринимается как норма.

Например: «Если же руководитель вменяем и не ворует – вдруг появится когда-нибудь такое чудо природы – так пусть себе переизбирается на честных выборах хоть на третий, хоть на четвертый срок» (М. Соколов.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»