WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |

На правах рукописи

МЯСНИКОВА Лариса Викторовна ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ЯЗЫКА АУДИОВИЗУАЛЬНЫХ И АУДИАЛЬНЫХ СМИ В ДИСКУРСИВНОМ АСПЕКТЕ Специальность 10.02.01 – Русский язык

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук

Ижевск 2004

Работа выполнена в Орском гуманитарно-технологическом институте (филиале) Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования «Оренбургский государственный университет».

Научный руководитель – доктор филологических наук, профессор Флоря Александр Владимирович Официальные оппоненты – доктор филологических наук, профессор Пушина Наталья Иосифовна кандидат филологических наук, доцент Авдеенко Иван Анатольевич Ведущая организация – Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования «Оренбургский государственный педагогический университет»

Защита состоится «_»_2004 г. в _ часов на заседании диссертационного совета ДМ 212.275.06 в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Удмуртский государственный университет» по адресу: 426034, Ижевск, ул.

Университетская, 1, аудитория 204.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Удмуртский государственный университет»

Автореферат разослан «» _2004 г.

Ученый секретарь диссертационного совета кандидат филологических наук, доцент Н.И. Чиркова 2 В последние годы в речи ведущих телевизионных передач и гостей студии стали часты отступления от литературных норм. И хотя падение речевой культуры на телевидении связано с падением речевой культуры общества в целом, телевидение и радио, являясь средством воздействия, обязаны быть образцом поведенческой и речевой культуры. В данной области есть немало фундаментальных исследований (работы О.А. Лаптевой, О.Б. Сиротининой, В.Г. Костомарова, Г.Я. Солганика, С.Г. Кара-Мурзы, Е.С.

Кара-Мурзы, А.Д. Васильева), тем не менее обозначенная проблема долго не утратит актуальности.

В диссертации делается попытка рассмотреть язык телевидения и радио в дискурсивном аспекте. Термин «дискурс», широко употребляемый в гуманитарных науках, трактуется многообразно и даже противоречиво, но можно выделить пять основных его значений:

1) все формальные и содержательные аспекты выражения личности автора (всё, что относится к его эстетике и идеологии);

2) вся система проявлений языковой личности вообще;

3) стиль во всем богатстве смыслов этого слова (от индивидуального до функционального);

4) система поэтических (от слова «поэтика») предписаний, традиционных средств выражения той или иной темы;

5) полифоническая система кодов (Р. Барт).

Дискурс обладает различной структурой в зависимости от понимания этого термина. Например, дискурс как коммуникативное событие основывается на составляющих, которые включают место действия, функции действующих лиц (актантов), их свойства, отношения между ними, взаимную позицию актантов (Т.А. Ван Дейк).

Л. Янг выделяет в речевом поведении людей три плана: ситуацию, дискурс и манифестацию. Под дискурсом понимается лингвистическая организация закодированной информации, важной для коммуникантов. В дискурс включаются: сюжет, диалект (система социолингвистических факторов) и диатип (дискурсивное поле – набор семантически значимых элементов; дискурсивный регистр, то же, что образ автора; дискурсивный модус – отношение к средствам коммуникации, направленность, персональная или функциональная адресованность; фазы реализации дискурса: проектирование, структурирование, изложение содержания, заключение, оценка, интеракция, то есть итоговое обсуждение).

Манифестация – это фонетическая или графическая форма воплощения дискурса.

Дж. Мур и М.Е. Поллак выделяют два уровня интерпретации дискурса:

поверхностный (информационный) и глубинный, ориентированный на адресата.

Под дискурсом в данном исследовании подразумевается устойчивый способ представления определенной тематики, с ее типичной лексикой, фразеологией, образностью, логикой (аргументацией), примерами, штампами, заблуждениями и прочим.

Актуальность исследования мотивируется, во-первых, не просто снижением и даже не катастрофическим падением речевой и общей культуры СМИ, а их агрессивным наступлением на общество, во-вторых, активным использованием в современных гуманитарных исследованиях термина «дискурс», значение которого слишком широко и требует прояснения.

Поскольку дискурс так или иначе связан с упорядоченностью текста и его традиционностью, а телевидение и радио (в несколько меньшей степени) нарушают нормы речи и речевого поведения, то дискурсивный разбор теле- и радиотекстов прямо или косвенно способствует укреплению или восстановлению правильной речи.

Цель исследования – описание языка современного телевидения и радио на различных уровнях и в различных гипертематических дискурсах.

Для достижения поставленной цели выдвинуты следующие задачи исследования:

– выявление и характеристика типичных языковых черт низкой культуры речи аудиовизуальных и аудиальных средств массовой информации;

– выделение некоторых телевизионных дискурсов, их языковой анализ.

Объект исследования – телевизионные передачи российских аудиовизуальных и аудиальных СМИ.

Предмет исследования – язык телевизионных передач конца 1990-х – начала 2000-х гг.

Методологической основой исследования является диалектический материализм. Автором использованы следующие методы анализа:

индуктивный, описательный, контекстологический, сопоставительностилистический.

Стилеметрический анализ не использовался, поскольку в своем полном виде он имеет большее отношение к социолингвистике. Тем не менее, для характеристики дискурсов, безусловно, имело значение количество примеров (не менее 10 на 100 различных текстов каждого дискурса свидетельствует о релевантности данного признака). В тексте диссертации соответствующие признаки иллюстрируются только отдельными, наиболее яркими, примерами. Количественный критерий не учитывался при комментированном описании фрагментов конкретных передач и в специально оговоренных случаях.

Передачи, при условии, что их участники располагали речевой и поведенческой свободой, были отобраны в соответствии с рейтингом, отраженным на соответствующих сайтах Интернета. Передачи «Новости», «Время» не анализировались вследствие их кодифицированности. Тексты теле- и радиопередач записывались на магнитофон, видеомагнитофон или были взяты из Интернета. Всего было исследовано более 600 теле- и радиотекстов.

Научная новизна исследования состоит в лингвостилистическом описании разнообразных дискурсов масс-медиа.

Теоретическая значимость исследования заключается в уточнении термина «дискурс» и в раскрытии различных его аспектов по отношению к языку СМИ.

Практическая значимость исследования заключается в обобщении большого текстового материала, в установлении конкретных стилистических особенностей теле- и радио языка на рубеже XX-XXI вв. Материалы диссертации могут быть использованы в нормативных курсах и спецкурсах по стилистике, включая стилистику декодирования, а также по дисциплинам специальности «Журналистика».

Выдвигая гипотезу исследования, мы исходили из того, что речевая культура участников и ведущих телевизионных и радиопередач, как правило, не соответствует языковым нормам.

Исходя из этого, на защиту выносятся следующие положения:

1. Современное телевидение обладает в целом низкой речевой культурой. Низкое качество речи неоднородно и проявляется поразному в различных передачах, что соответствует различным теледискурсам.

2. Выделены и описаны дискурсы: антикультурный, квазикультурный, снобистский, фанатический, либеральный, позитивный, юмористический.

Личный вклад автора состоит – в углублении и конкретизации понимания термина «дискурс» в приложении к языку СМИ;

– в выделении и обозначении с точки зрения наиболее типичных лингвостилистических характеристик конкретных дискурсов СМИ.

В качестве апробации отдельные положения работы оформлялись в виде тезисов и статей. Автор неоднократно выступал с докладами на научных конференциях в Орском гуманитарно-технологическом институте, а также участвовал в конференциях в гг. Оренбурге, Нижнем Новгороде, Астрахани.

Диссертация состоит из Введения, двух глав, Заключения и Библиографического списка.

Основное содержание работы

Во Введении обосновывается актуальность избранной темы, определяются цель и задачи исследования; характеризуется материал, предмет и объект исследования, отмечается научная новизна работы, ее теоретическая и практическая значимость, указываются используемые методы и приемы исследования, теоретические основы; приводятся основные положения, выносимые на защиту.

Первая глава называется «Общая характеристика дискурса средств массовой информации (СМИ)». В ней рассматривается язык аудиальных и аудиовизуальных СМИ на различных уровнях, исследуется семантика различных единиц, их возможные соотношения и критерии выбора той или иной единицы.

Фонетика и орфоэпия играют важную роль в СМИ, связанных со звучащей речью. Низкая орфоэпическая грамотность – даже дикторов – стала обыденным явлением. Сто'ляр, гостини'чные номера, на'чать, ходата'йствовать, Але'ксий и другие, подобные этим, примеры часто встречаются в телевизионном эфире. В большей степени орфоэпические ошибки свойственны ведущим ток-шоу и – реже – телекомментаторам широкого профиля.

Такой распространенный речевой дефект, как элизия может 1) быть следствием динамичности телевизионной речи и не иметь стилистической окраски: «Вот этот пейджер щас взорвётся» (Д. Дибров.

НТВ. Антропология), 2) намеренно употребляться в определенном контексте и быть явлением вульгарным, сленговым: «А-а-а! Щас вы увидите, что можно сделать с лимериками, если подойти к делу творчески» (Д. Дибров. НТВ.

Антропология). Намеренные элизии часто выступают как средства иронического снижения: «А вот Борис Николаич никогда не ругался» (В.

Соловьев. РТР. Принцип домино).

Солецизм может использоваться для создания стилистического эффекта:

1) для привлечения зрительского внимания (без оценочности):

например, в рекламе Би-лайн GSM: «Продавец: Говорите точно – скоко вешать в граммах», 2) с оценочностью (иронией, неуважением, презрением к объекту речи): например, палатализация («тоталитари[з’]м», «глобали[з’]м»);

йотовое протезирование слов, начинающихся на «э»: «економика», «етика»;

«фарингализация», в неточном смысле слова – как отвердение мягкого согласного: «Вот такая, значит, кр[ы]т[ы]ка» (Д. Дибров. НТВ.

Антропология), иногда в сочетании с отсутствием редукции гласных: «Вы поклонник воззрений господина Ф[о]мэнко» (В. Соловьев. РТР. Принцип домино).

Неверные ударения могут сознательно применяться в эпатажных целях: «Так что, барин - спокойне'е...» (В. Соловьев. РТР. Принцип домино).

Распространены интонационные подсказки, используемые говорящими для акцентирования внимания зрителей в нужном им аспекте высказывания: «И потом сильное падение доллара до такой степени никому в мире не выгодно, что мировое финансовое сообщество, конечно же, найдет в себе силы его не допустить» (А. Привалов. Первый канал. Однако). Для СМИ обычны экстралингвистические и одновременно социолингвистические аспекты фонетики, значимые для пропаганды.

Для имагинативного уровня СМИ типичны устойчивые метафоры, образы и темы. Телевидение и радио воздействует на зрителя и слушателя, используя для этого яркие выразительные средства. Таковы например, тема болезни общества: «Раковая опухоль коррупции» – выступление С.Г. КараМурзы в «Русском Доме»; театра: «Мы наблюдаем такой специфический, редко встречающийся в современном мире спектакль престолонаследия» (Г.

Явлинский. Эхо Москвы. Глас народа).

Из семантических явлений выделяется синонимия, которая может использоваться как средство иронии: «Сербы пытались успокоить янки, но все их усилия были тщетны; у американца началась настоящая истерика» (Русский Дом. Московия).

Превалирующий тон современных теле- и радиопередач – иронический. Основными типами иронии являются антифразис и астеизм (порицание через мнимую похвалу или наоборот). Антифразисы чаще всего передают смысловые оттенки ложной значительности, фальшивой респектабельности, лицемерия, некомпетентности, принимаемой за профессионализм: «Конвейер заказных банкротств видели все. И если его теперь так мило совершенствуют…» (А. Привалов. Первый канал. Однако).

Астеизм обычно передает значение мнимого не(до)понимания, недооценки чего-либо: «Думские же центристы – люди простые и некнижные, все больше крепкие хозяйственники (…) Темные люди» (М. Соколов. Первый канал. Однако).

Литота особенно экспрессивна в сочетании с гиперболой: «Ему же (Путину) Кириенко принес программу выше себя ростом, помнишь И вся Сибирь вздрогнула: если президент начнет читать, то случится в стране очередной дефолт» (А. Тулеев. Эхо Москвы. Глас народа). Мейозис (преуменьшение, не переходящее за грани возможного), близкий к литоте, закономерно функционирует как эвфемистическое средство, окрашенное откровенным презрением: «Коммунисты несут ответственность за правительство, которое они сформировали и поддерживают, и результаты которого, мягко говоря, не впечатляющи» (Е. Гайдар. НТВ. Итоги).

Для языка СМИ характерно использование эвфемизмов. В этой функции могут использоваться: грамматические замены: «Я был несколько алкоголизирован»; фразеологизмы (иногда неправильно воспроизводимые):

«Мне кажется, она своим мужьям это… поставила рога»; излишне «изящные» выражения: «Мой приятель изменяет мне с видеокамерой»;

канцеляриты: «молодой человек, вы ведете себя просто неправомерно (…) Вы ведете себя аморально!», включая перифразы: «вы используете данную женщину в своих целях». Распространены разностилевые эвфемизмы: «Это типичное прелюбодейство (…) Один будет с девушкой коннектиться, с другим у нее культурная программа» и, наконец, эвфемизмы в сочетании с прямыми ругательствами: «Ты больной, что ль Скотина!» (все примеры взяты из программы «Окна». НТВ). К эвфемизации функционально приближается цитирование чужого ругательства и солидаризация с ним. В роли таких цитат могут использоваться литературные тексты: «Однако какое бы ни было зеркало, уже пора начать пенять на рожу» (А. Привалов.

Первый канал. Однако). Используется и прямая пейоративность.

Pages:     || 2 | 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»