WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

3.2. Знаменосцы В изобразительном искусстве эпохи средневековья, в сценах, связанных с военной тематикой, выделяются фигуры знаменосцев. Формы и типы изображенных знамен разнообразны: с полотнищами в виде прямоугольника на верхнем конце древка, иногда с треугольным вырезом по свободному краю или с украшениями в виде кистей. Среди петроглифов наиболее представительна серия бунчуков и небольших флажков, насаженных на копья или пики. С бунчуками на копьях (пиках) или с небольшими флажками всадники часто изображены мчащимися, нацелившись на противника, либо в момент нанесения удара. Изобразительные источники сопредельных с Саяно-Алтаем территорий (пластины из Орлата, Кызыльские фрески и др.) дают представление и о более сложных вариантах знамен, например о так называемом «драконовом знамени». Возможно, знамена, увенчанные драконьей головой, использовались для устрашения врага с целью его дезорганизации и одержания быстрой победы. Как воплощение страха дракон был популярной эмблемой воинов на протяжении длительного времени. Все известные изображения знамен-драконов сопровождают подразделения тяжеловооруженной конницы (катафрактариев). Как долго применялись такие знамена – неизвестно. По мнению С. В. Дмитриева, практика называть знамя «драконовым» сохранялась вплоть до позднего средневековья (2001).

Изобразительные источники демонстрируют использование знамен для обеспечения войсковой коммуникации, необходимой для осуществления командования и контроля. Водружением стяга обозначалось место сбора войск для похода, во время которого он находился в головной части отряда. Знамя служило для передачи сообщений между подразделениями и центром. По движению стягов обычно наблюдали за ходом боя: они сигнализировали о местонахождении отрядов, их движении и даже намерениях. Победа знаменовалась высоко поднятым стягом, поражение – склоненным или поверженным. Флаг мог играть и роль знака отличия, поднятого на шесте. Подобные штандарты служили для распознавания военных подразделений. В системе коммуникации могли использоваться и звуковые сигналы: способность «драконовых» знамен шипеть или свистеть вполне могла помогать воинам ориентироваться при потере знамени из вида. Возможно, знамена-драконы обладали не только разным обликом, но и индивидуальным звучанием.

3.3. Ритуальные сцены В изобразительном искусстве древнетюркской эпохи на территории Саяно-Алтая встречаются композиции ритуального характера. Таких сцен немного, они выполнены на скалах и каменных изваяниях, роговых предметах, изделиях из металла и т. д.

Сцена «похищения невесты». В наскальном искусстве середины I тыс. н. э. известна уникальная сцена, запечатленная в петроглифах СыынЧюрека (Тува) и изображающая, по мнению С. И. Вайнштейна, «захват пленницы или похищение невесты» (1975). Данный сюжет может служить иллюстрацией к эпизодам героического эпоса тюркских народов, где герой, преодолевая тяжелые препятствия, обретает невесту.

«Повествовательные» сцены. В изобразительном искусстве древнетюркского времени неординарностью и неоднозначным смысловым содержанием отличаются и так называемые «повествовательные» или «жанровые» сцены, представляющие мужчину и женщину, сидящих в юрте. Подобные сцены известны в петроглифах Сулека (Минусинская котловина), БичиктуБома (Алтай), гравировке на костяной пластине из Сутуу-Булака (Центральный Тянь-Шань). Во всех случаях четко прорисован контур юрты, в которой персонажи сидят друг против друга. Принято считать, что в этих сценах запечатлены мужчина и женщина, которая обязательно изображалась в трехрогом головном уборе и, по мнению И. Л. Кызласова, представляла богиню Умай, почитаемую у многих древнетюркских народов (1998). Данные сцены имеют аналогии: на глиняной печати из Мерва и начельнике из СевероВосточного Причерноморья. Не исключено, что подобным образом изображался некий ритуал, связанный с поощрением доблести воина-героя.

Сцены «коленопреклонения». Композиции, представляющие коленопреклоненных людей, известны по каменным изваяниям древнетюркского времени: кудыргинский валун (Алтай), изваяния с р. Каргы (Тува) и р. ХарЯма (Монголия). Сцены на кудыргинском валуне и изваянии с р. Хар-Яма объединяют не только коленопреклоненные фигуры, но и такая деталь, как колчан и налучье, расположенные рядом с персонажами. Подобным образом саадачный набор неоднократно воспроизводится и в других композициях, что, по мнению Г. В. Кубарева, может символизировать миролюбивые намерения (2003). Изображения коленопреклоненных людей, держащих в руках сосуды, изображены в нижней части изваяния с р. Каргы (Тува). По мнению А. Д. Грача, данная сцена представляет собой поминальное пиршество (1961). Сцены коленопреклонения характерны для изобразительной традиции древнетюркского времени и неизвестны в искусстве Саяно-Алтая ни в предшествующий, ни в последующий периоды.

3.4. Сцены противостояния и борьбы животных В наскальном искусстве Саяно-Алтая получил отражение мотив борьбы различных животных: были выявлены сцены дерущихся и противостоящих верблюдов на Сулекской писанице, а также дерущихся лошадей в петроглифах Большого Улаза. Датируются эти сцены I тыс. н. э., когда мотив противостояния и борьбы животных перестает быть популярным в изобразительном искусстве других регионов и на других памятниках. В декоративном искусстве сцены борьбы верблюдов композиционно близки и отражают непосредственно момент схватки. На Сулекской писанице представлены сразу несколько пар как противостоящих, так и борющихся верблюдов. Не исключено, что сюжеты Сулекской писаницы являются как бы небольшими фрагментами одной сцены и разворачиваются последовательно. Уникальными можно считать переданные с мастерством и экспрессией изображения вставших на дыбы и пытающихся лягнуть друг друга коней в раннесредневековых петроглифах Большого Улаза.

Относительно датировки мотива противостояния и борьбы животных все еще остается много невыясненного. Большая часть петроглифических материалов сопредельных территорий со сценами противостоящих животных, как верблюдов, так и лошадей, не имеют четкой датировки и по аналогии с изображениями из археологических комплексов отнесены исследователями к раннему железному веку. Изображения же противостоящих и борющихся животных Сулекской писаницы и Большого Улаза – наиболее поздние из зафиксированных.

Имеющиеся на настоящее время варианты интерпретаций этого сюжета можно разделить на две группы – первая связана с мифологическими и эпи ческими представлениями разных народов (Грязнов, 1961; Кадырбаев, Марьяшев, 1977; Беленицкий, 1978; Кузьмина, 2002 и др.), вторая с культом плодородия (Акишев, 1976; Самашев и др., 2000 и др.). Факты борьбы животных отражены также в некоторых письменных источниках (Бичурин, 1950; Бартольд, 1963). В петроглифах Саяно-Алтая эти сцены появляются только в эпоху раннего средневековья. Вероятно, именно в это время рассматриваемые образы и идеи, с ними связанные, становятся здесь популярными.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Для эпохи раннего средневековья Саяно-Алтая свойственно яркое и своеобразное изобразительное искусство, представленное обширным корпусом источников, среди которых наименее изученными, пожалуй, остаются наскальные изображения. Проведенный анализ средневекового искусства Саяно-Алтая позволил охарактеризовать изобразительную традицию древнетюркской эпохи, выявить ее стилистические и иконографические особенности, уточнить вопросы хронологии.

На защиту выносятся следующие положения.

1. Анализ различных изобразительных источников позволяет выделить основные критерии атрибуции средневековых изображений, включающие не только стиль и иконографию, ведущие образы эпохи, но также и технику их создания. Так как изображения, выполненные в технике резьбы или гравировки, получают в данный период широкое распространение, перспективным представляется использование новых методов работы с гравированными изображениями, заключающихся в изготовлении прорисовок по цифровым фотографиям при сильном увеличении. Опыт работы с рисунками Сулекской писаницы свидетельствует о больших возможностях применения данного метода, позволяющего выявить многие элементы изображений, невидимые невооруженным глазом, важные для обоснования датировки и интерпретации.

2. В искусстве народов Саяно-Алтая в древнетюркскую эпоху сформировалась своеобразная изобразительная традиция. Расширение тематики сюжетов и возможности изображения фигур с прорисовкой множества элементов (одежды, причесок, оружия и т. д.) обогатили изобразительное искусство эпохи раннего средневековья. Особенности раннесредневекового изобразительного искусства, определенный стиль и иконография изображений обусловлены культурными и мировоззренческими ценностями данного периода.

3. Анализ стилистических элементов позволяет выделить и охарактеризовать несколько вариантов изобразительной традиции древнетюркской эпохи Саяно-Алтая. Один из вариантов изобразительной традиции представлен динамичными изображениями, выполненными в «классической» для древнетюркского времени манере и принадлежащими, вероятно, алтае-телесским тюркам. Второй – демонстрируют петроглифы памятников Шишкино и Улазы. В формировании этой стилистической группы рисунков принимало участие как пришлое население, являвшееся носителем новой культуры, так и местное, таштыкское, что предопределило сочетание в этих изображениях различных стилистических элементов. Самостоятельную группу, отражающую стадию формирования нового стиля или сосуществования различных традиций, представляют выбитые изображения всадников на территории Монгольского Алтая. Еще один вариант образуют петроглифы Сулекской писаницы, демонстрирующие иранское и китайское влияния, особенно ярко проявившееся в изображении некоторых статичных фигур.

4. Героическая тематика предыдущих эпох нашла развитие в раннесредневековом изобразительном искусстве, которое отразило основные идеалы времени, связанные с доблестью воина, охотника, запечатлило ритуальные действия. Сцены становятся более динамичными, вводятся новые образы.

Так, важная роль отводилась образу знаменосца, который был связан с батальными и ритуальными сценами, занимая в них одно из ведущих мест. Остаются популярными сцены борьбы животных, прежде всего верблюдов и лошадей. Появляются эпизоды ритуальных действий (сцены коленопреклонения и др.), неизвестные в изобразительном искусстве предыдущего периода. Данные мотивы являются универсальными и получают отражение как в изобразительном искусстве Саяно-Алтая и сопредельных с ним территорий, так и в эпосе.

Таким образом, анализ сюжетных композиций, представленных на различных типах изобразительных памятников Саяно-Алтая, позволяет полнее охарактеризовать богатейший мир искусства эпохи раннего средневековья, основные темы и образы этого времени, обусловленные мировоззрением раннесредневекового населения. Окончание эпохи раннего средневековья связано с изменением политической ситуации в регионе и формированием новых культур. Сюжетные композиции, вероятно, теряют актуальность, так как постепенно исчезают и в следующий исторический период в изобразительном искусстве неизвестны.

Список научных работ по теме диссертации:

Статья в журнале из списка Высшей аттестационной комиссии 1. Мухарева, А. Н. Раннесредневековая изобразительная традиция в петроглифах Саяно-Алтайского региона и сопредельных территорий // Вестник НГУ, Серия История, филология. – 2007. – Вып. 3. Археология и этнография. – С. 189–198.

Статьи и тезисы 2. Мухарева, А. Н. Образ воина в изобразительной традиции кочевников и земледельцев Центральной Азии // Шестые исторические чтения памяти Михаила Петровича Грязнова: материалы Всероссийской научной конференции. – Омск: ОмГУ, 2004. – С. 111–114.

3. Мухарева, А. Н. О возможностях хронологической атрибуции наскальных изображений Центральной Азии эпохи раннего средневековья // Изобразительные памятники: стиль, эпоха, композиции. Материалы тематической научной конференции. – СПб.: СПбГУ, 2004. – С. 330–333.

4. Мухарева, А. Н. Основные образы и сюжеты в изобразительном искусстве народов Центральной Азии в раннее средневековье // Материалы XLII Международной научной студенческой конференции «Студент и научно-технический прогресс»: археология и этнография. – Новосибирск: НГУ, 2004. – С. 44–46.

5. Мухарева, А. Н. Основные принципы вычленения раннесредневекового пласта изображений в наскальном искусстве Центральной Азии // Традиционные культуры и общества Северной Азии с древнейших времен до современности. Материалы XLIV региональной (с международным участием) археолого-этнографической конференции студентов и молодых ученых. – Кемерово: КемГУ, 2004. – С. 396–398.

6. Мухарева, А. Н. О новых возможностях копирования древних графических изображений // Истоки, формирование и развитие евразийской поликультурности. Культуры и общества Северной Азии в историческом прошлом и современности: материалы I (XLV) Российской с международным участием археологической и этнографической конференции студентов и молодых ученых (РАЭСК-XLV). – Иркутск: Радиан, 2005. – С. 404–405.

7. Мухарева, А. Н. Раннесредневековая изобразительная традиция в петроглифах Центральной Азии (постановка проблемы) // Археология Южной Сибири: идеи, методы, открытия. – Красноярск: РИО КГПУ им. В. П. Астафьева, 2005. – С. 181–182.

8. Леонтьев, Н. В., Миклашевич, Е. А., Мухарева, А. Н. Памятник наскального искусства Улазы на севере Минусинской котловины // Археология Южной Сибири. Сборник научных трудов, посвященный 60-летию со дня рождения В. В. Боброва. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005. – Вып. 23. – С. 120–132.

9. Советова, О. С., Мухарева, А. Н. Об использовании знамен в военном деле средневековых кочевников (по изобразительным источникам) // Археология Южной Сибири. Сборник научных трудов, посвященный 60-летию со дня рождения В. В. Боброва. – Кемерово: Кузбассвузиздат, 2005. – Вып. 23. – С. 92–105.

Подписано к печати 20.09.2007. Формат 60х84 1/16. Печать офсетная.

Тираж 100 экз. Заказ № 115/ ГОУ ВПО «Кемеровский госуниверситет».

650043, Кемерово, ул. Красная,6.

Отпечатано в типографии издательства «Кузбассвузиздат».

650043, Кемерово, ул. Ермака, 7.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»