WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Поскольку сам Бодрийяр не оставался в рамках той или иной из множества социологических парадигм, к которым он обращался в поисках наиболее адекватных категорий для выражения своего замысла (неомарксизм, социология сакрального, семиотическая традиция, экономика дара), было бы некорректно анализировать его работы, ограничиваясь рамками одной теории. В то же время Бодрийяр не создал собственной методологии анализа социальной реальности.

Говоря о методологии теоретического анализа, следует, прежде всего, сказать о том, какова интеллектуальная позиция автора диссертации по отношению к теоретизированию Бодрийяра. Позиция исследователя здесь заключается в том, чтобы, не становясь продолжателем дела Бодрийяра, его адвокатом или обвинителем, понять, каково значение концепции Бодрийяра для истории социологии и такой ее области, как социология потребления. При работе с текстами Бодрийяра этот, казалось бы, тривиальный вопрос, имеет вполне практический смысл. Дело в том, что стиль письма и теоретизирования История теоретической социологии. В 4-х т. Т. 1 / Отв. ред. и составитель Ю. Н. Давыдов. – М.: Изд-во «Канон+» ОИ «Реабилитация», 2002. С. 14.

Там же. С. 139.

французского мыслителя обладает способностью очаровывать и навязывать свой язык, поэтому необходимо осторожно относиться к декларациям, самоназваниям и самоопределениям, которые исходят от самого Бодрийяра.

Социологический анализ потребления, который предпринимает Бодрийяр, очень близок традициям понимающей социологии, основы которой были заложены М. Вебером. Казалось бы, апелляция к подходу, в основании которого лежит мотивированность, осмысленность и ориентированность деятельности действия на других, которое предполагает активного субъекта, входит в противоречие с иррациональностью Бодрийяра, его заявлениями о смерти социального. Однако анализ потребления в работах Бодрийяра представляет собой именно проникновение в типичные смыслы, значения и образы, которые характерны для обыденного сознания граждан общества потребления, а также их интерпретацию.

Анализ работ Бодрийяра, нацеленный на выявление подхода, которым он пользуется для исследования смыслов потребления в современном ему западном обществе, привел нас к выводу о том, что бодрийяровская симуляция – часть более широкого понятия «воображаемое». Оно имеет значительную историю, вклад в которую внесли, в частности, такие авторы как Г. Башляр, Ж.

Лакан, Ж. Ле Гофф и С. Жижек8. Социологический аспект воображаемого заключается в том, что оно – «феномен коллективный, общественный и исторический», существующий как «коллективные образы», выраженные в словах и сюжетах, в художественной продукции и литературе 9.

Применение концепции французского мыслителя к анализу современного потребления не предполагает поиск в современной России тех же самых смыслов и образов, которые обнаружил Бодрийяр во французском потреблении середины ХХ в. Задача автора диссертации – в том, чтобы, используя категорию Башляр Г. Грёзы о воздухе. Опыт о воображении движения / Пер. с франц. Б. М. Скуратова. – М.: Издательство гуманитарной литературы, 1999., Ле Гофф Ж. Средневековый мир воображаемого: Пер. с фр. / Общ. ред. С. К.

Цатуровой. – М.: Издательская группа «Прогресс», 2001. Жижек С. Возвышенный объект идеологии / Пер. с.

англ. В. Софронов, науч. ред. С. Зимовец М.: Издательство «Художественный журнал», 1999.

Ле Гофф Ж. Средневековый мир воображаемого: Пер. с фр. / Общ. ред. С. К. Цатуровой. – М.: Издательская группа «Прогресс», 2001. С. 10 – 11.

симулякра, обнаружить характерные для постсоветской России образы и смыслы, выявляя отличие последних как от бодрийяровских, так и советских.

Смыслы и образы советского и постсоветского потребления анализировались нами под особым углом зрения, а именно: какова в них доля воображаемого, и как оно влияет на реальное потребительское поведение индивида.

Эмпирическая часть диссертационной работы представляет собой вторичной анализ материалов эмпирических исследований смыслов потребления в советском обществе и в постсоветской России. Применение любых теоретических построений для эмпирического исследования определенного объекта предполагает выделение в нем индикаторов, которые отражают наличие и выраженность изучаемого свойства. В данном случае термин «индикатор» можно использовать лишь условно, обозначая им те измерения, в которых проявляет себя «воображаемое». Сюда входят: во-первых, область смыслов потребления, которые артикулируются самими потребителями; во-вторых, область идеологических смыслов, которые высказываются различными группами по поводу потребления; и, в-третьих, смыслы потребления, которые отражает литература, относящаяся к изучаемому периоду.

Использованные в работе методы исследования.

В силу теоретической специфики диссертационной работы основным методом исследования является историко-социологический и теоретический анализ. Перечисленные выше теоретические работы Бодрийяра анализировались методом деконструкции текстов, который заключается в выявлении истоков используемых Бодрийяром понятий, новизны, внесенной французским мыслителем, и влияния исторического контекста на их содержание.

Литературные произведения исследовались с помощью качественного анализа текстов. Вначале были выделены смыслы потребления, которые артикулировались в произведениях (единицы анализа), затем эти смыслы были индуктивно обобщены в группы, что позволило сформировать категории анализа. Анализ результатов исследований и отечественных литературных произведений шел параллельно, что позволяло сопоставлять получаемые результаты и корректировать выводы.

Положения, выносимые на защиту.

1. Работы Бодрийяра о потреблении и его работы, посвященные знаку и гиперреальности, исходят из разных интерпретаций симуляции.

Определение симуляции в ранних работах о потреблении как воображаемого, продукта идеологизированного сознания эволюционировало в поздних работах к трактовке ложной, «испорченной» копии, которая вытесняет из социальной реальности истинные объекты и поэтому является злом.

2. Эволюцией в понимании понятия симуляции объясняется трансформация бодрийяровских представлений об обществе от его определения как техноструктуры (то есть совокупности людей, а также присущих им потребностей и способностей, включенных в систему промышленного производства) к раздвоению социального на ложное (симуляция и все, что с ней связано) и подлинное (иррациональное, сакральное и жертвенное).

3. Специфика анализа потребления в работах Бодрийяра заключается в том, что он (в отличие от Дж. Гэлбрейта, А. Турена, Э. Тоффлера) переносит акцент с изучения структуры потребления, его объемов, влияния на него изменений в способе производства на анализ иллюзорного аспекта представлений, смыслов и образов, которые формируются в обыденном сознании гражданина общества потребления.

4. В потреблении советской эпохи главную роль играл симулякр10 Запада.

Страна происхождения потребляемых симулякров Запада была прямо связана с социальным статусом и уровнем доходов и являлась критерием престижа. Представления о Западе, к которым отсылали симулякры, формировались из неполной информации, потребления кинопродукции и Определение симулякра см. на стр. 7, п. 2 раздела Научная новизна.

вещей, которые проникали через «железный занавес», а воображение придавало этому образу целостность.

5. Для потребления постсоветской эпохи наиболее значимым является симулякр богатства, хотя симулякр Запада также продолжает существовать и играть важную роль. Симулякр богатства представляет собой образ роскошного потребления, отраженный в телевидении и литературе, благодаря которым он стал доступен массовому потребителю.

Объём и структура работы.

Работа состоит из введения, трёх глав, заключения и списка литературы.

Первая глава включает описание мировоззренческих принципов и теоретических истоков изучаемой концепции, систематизацию представлений Бодрийяра об обществе и обоснование использования автором диссертации понятия «воображаемое» применительно к симуляции; вторая глава представляет собой систематизацию концепции потребления в работах Бодрийяра и интерпретацию основных понятий, которые в нее входят;

содержанием третьей главы является применение понятия симуляции для анализа специфики вещного потребления в советском и постсоветском обществах. Общий объём работы составляет 153 стр.

Содержание работы.

В диссертационной работе тексты Бодрийяра исследуются по принципу:

от общего к частному, то есть – сначала рассматриваются труды, в которых сформулированы воззрения французского мыслителя на общество, его природу и закономерности развития, а затем – потребительская проблематика. Смысл такого подхода в том, чтобы обнаружить взаимосвязь разных этапов творчества изучаемого автора, выявить преемственность его теоретических воззрений и интерпретировать потребительскую проблематику в контексте его общесоциологических взглядов.

Первая глава, «Социологические воззрения Жана Бодрийяра», состоит из двух параграфов. Первый параграф, «Теоретические истоки концепции Жана Бодрийяра», посвящён краткому обзору научных школ, которые повлияли на формирование Бодрийяра как социального теоретика.

Второй параграф, «Симулятивный проект Жана Бодрийяра», освещает понятия, определяющие бодрийяровскую трактовку общества и его истории.

Критическому разбору подвергаются понятия «симулякр», «символическое» и «масса».

В первом разделе второго параграфа «От эпохи Возрождения до наших дней: четыре фазы развития знака – четыре этапа истории общества» рассматривается бодрийяровская трактовка эволюции социальной системы.

Социальную систему Бодрийяр рассматривает как производную от знаковой системы. Единица знаковой системы – симулякр. В поздних работах, которые посвящены метатеории и проблеме того, «как возможно общество», симулякр определяется Бодрийяром как ложное подобие, копия, скрывающая отсутствие оригинала, и поэтому зло.

Определяя симулякр как ложную копию, Бодрийяр рассматривает историю общества как процесс заселения социальной реальности ложными объектами, а себе отводит роль обличителя этой ложной реальности. На такой мировоззренческой основе французский мыслитель возводит симулятивный проект, который трактует историю общества как смену состояний симулякра от «истинного» к «ложному». Эта концепция истории представлена Бодрийяром в виде нового «закона трёх стадий», что заставляет вспомнить одного из основателей социологии О. Конта. Бодрияйровский «закон трёх стадий» находит свой «золотой век» в Средневековье. Однако эта гипотеза «золотого века» не подтверждается историческими данными. Симулятивный проект вряд ли может быть назван теорией и использован для целей эмпирического исследования, так как в нем отсутствует хронология, слишком много противоречий и метафор.

В рамках идеи «симуляции-зла» Бодрийяр заменяет понятие «общество» понятием «масса». «Массу» Бодрийяр описывает, используя гендерную метафору. Ей присущи женские черты: пассивность, потребность в спектакле, поверхностность и покорность. Такова бодрийяровская критика массовой культуры.

Антиподом «симуляции-зла» является «символическое», которое составляет основу собственной критической позиции Бодрийяра по отношению к современному обществу. Разрабатывая это понятие, Бодрийяр постепенно эволюционирует от леворадикального кризисного сознания в духе Франкфуртской школы к праворадикальному кризисному сознанию в духе Ф.

Ницше.

«Символическое» у Бодрийяра близко понятию «сакральное», которое широко использовали основатели Коллежа социологии (интеллектуальный кружок, действовавший в Париже в 1937 – 1939 гг., вдохновителями которого были Ж. Батай, Р. Кайуаи М. Лейрис). «Символическое» - это форма взаимодействия, которая предполагает возмещение даров, значительно превышающее дары. Это участие в сложной системе обмена благами, не связанной с утилитарностью, нацеленной на поддержание престижа и коммуникаций с помощью системы ритуалов, которая реализуется как игра.

Бодрийяр говорит о «символическом» тогда, когда имеет место неоправданная жертва, а смысл поступка не всегда рационально постижим. Бодрийяровская идея символического обмена является утопией, в которой находят разрешение противоречия социальной системы на современном этапе её развития.

Второй раздел второго параграфа, «Симуляция и воображаемое», посвящен интерпретации симуляции как воображаемого. Бодрийяр не всегда толковал симулякр как абсолютное зло с теми демоническими чертами, которые были сформулированы в симулятивном проекте. В своих ранних текстах, посвященных потреблению и критике марксизма, Бодрийяр, анализируя смыслы и знаки современного ему общества потребления, занимал более сдержанную позицию. Он подчеркивал, насколько циркулирующие в обществе смыслы, образы и ценности далеки от реальной жизни, насколько они не соответствуют ей. По сути, французский мыслитель описывает формирующийся вокруг потребителя воображаемый мир, ключом к которому служат активная деятельность по конструированию своей идентичности в сфере потребления и чтение потребительских кодов, транслируемых СМИ.

Циркулирующие в воображаемом мире образы и смыслы не укоренены в действительности, не имеют в ней референтов, являясь симулякрами.

Место подобных симулякров – в повседневной жизни социальных групп, в представлениях индивидов, в идеологии и искусстве, а способ их существования – коллективные образы и смыслы, типичные для определенной сферы повседневности. Этим объясняется то, что Бодрийяр часто использует понятие «симулякр» в смысле иллюзии, образа идеологизированного сознания.

Например, вещам посредством рекламы и дизайна приписывается некий смысл (симулякр функциональности, каникул), индивид переживает потребление как удовольствие, заботу о себе или жизнь индивида структурирована обществом в соответствии с категориями того или иного учения (марксизма или фрейдизма).

Целесообразность введения автором диссертации понятия «воображаемое» применительно к симулякру обусловлена тем, что «симулякр» у Бодрийяра носит явно оценочный характер, будучи подделкой, злом, плохой копией, которая заняла место оригинала. Однако применение какого-либо понятия для анализа эмпирических данных требует, чтобы оценка понятия относилась к его аналитическим возможностям, а не к его этической или эстетической составляющей. Кроме того, имеющиеся в исторической науке прецеденты исследования воображаемого позволяют составить довольно полное представление о его структуре и формах проявления, что очень важно для дальнейшего эмпирического исследования.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»