WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |

Относительно (применительно) к современности, с точки зрения выводов данной главы, одним из аспектов обсуждения в теоретической юриспруденции 'философии права), может стать анализ соотношения регулятивных свойств [функций) права и морали. В этой связи уместно рассмотреть вопрос о корреляции политических представлений и этических установок индивида, в частости, выражаясь языком Л С Мамута, политико-этических позиций таких {жгур, как «гражданин государства» и «клиент государства». Политикоэтическая позиция гражданина во многом обусловливается восприятием им п осударства в качестве целостного политического сообщества, деятельным членом которого он является и внутри которого происходит его самореализация.

Политико-этическая позиция клиента в существенной мере сопряжена с восприятием им государства в качестве внешнего и постороннего учреждения, некоего бюро, призванного его обслуживать.

Суть первого и второго параграфов данной главы в основном заключается в том, что в русской дореволюционной философии права существовал собственный взгляд на ценность права (правды) и его соотношения с законом, отражающий специфику национальной духовной культуры. Прошлые и современные правовые учения исследуются в данной работе лишь под специальным углом зрения, а именно с точки зрения того, как в них решается проблема соотношения (различения, противопоставления, согласования, субординации, корреляции, координации, взаимосвязи и т. д) правды и закона как специфических явлений и соответствующих понятий. Причем толкование в тех или иных учениях вопросов о том, что есть правда и что есть закон, под избранным углом зрения представляет интерес не само по себе, а лишь в связи с содержавшейся в такой трактовке определенной теоретической схемой и концепцией соотношения правды и закона «Правда» сложное понятие, включающее в свое содержание категории философские, морально-этические, религиозные и юридические.

«Правда», как справедливость, - категория морально-правового и социально-политического сознания, понятие о должном, связанное с исторически меняющимися представлениями о неотъемлемых правах человека. В данном значении она выражается в соотношениях прав и обязанностей, деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением (соответствии заслуг и общественного признания - «награды»), преступлением и наказанием.

Иными словами, правда-справедливость представляет собой нравственно обоснованный критерий для соизмерения действий людей, в соответствии с которыми предъявляются определенные требования к личности и обществу, определяется допустимость тех ти иных оценок и осуществляется воздаяние каждому за его поступки в виде наступления тех или иных последствий.

Это пропорциональность воздаяния и заслуг, благ и ответственности, сглаживания социально-экономического неравенства (применительно к юриспруденции - равенство возможностей, прав и свобод, равенство перед законом, равнозаконие).

«Правда» - как истина (... без обмана). В познавательной деятельности адекватное отражение действительности субъектом, воспроизведение ее такой, какова она есть вне и независимо от сознания. Категория истина характеризует результаты этой деятельности с точки зрения их объективного содержания.

Например, установление объективной истины по юридическому делу. В теории познания разрабатываются проблемы, связанные с условиями постижения и удостоверения истины. «{Объективная истина, Абсолютная и относительная истина, Конкретность истины, Критерий истины, Теория и практика)».

С точки зрения философско-социологической концепции правды, В.Г.

Комаровым излагается- «диалектика истины и правды» (как «истина правды» и «правда истины», «инварианты правды как образцы чистой социальности»).

Иное выражение тому, что правда есть форма проявления социального бытия, по его мнению, заключается в утверждении, согласно которому правда есть социальная истина Однако логическая тождественность подобных высказываний совсем не равнозначна онтологической тождественности социальной правды и социальной истины. Неразличимые в мысли ("переживаниях, чувствах) они весьма различны в своей объективной, независимой от субъективных миров сущности8.

«Правда», как Божественное или Высшее начало, - истина и справедливость (понятия тождественные) или «Богу невозможно угодить без правды», «Бог не закон, а правду любит!».

Соптсно русской православной идее религиозно-нравственного духовного «делания», индивидуальною служения во имя всеобщей солидарности, правда, в традиции теологически ориентированной русской философии права XIX - начала XX века мыслилась также и, - категория социальная Идея правды коренится в бесконечной святости и праведности Бога, тткрывающего себя в мире физическом (природе) и нравственном (обществе), причем в мире нравственном, в отличие, от физического, - через волю и сознание людей как нравственных существ Свободная (сознательно самоопределяющаяся) воля выступает условием бытия правды (права, закона).

На основании естественно-правовой школы категория правды выводится из эбщежитсльной природы человека. Правда конкретизируется через отношения чинности и общества. Интересы общества при этом доминируют. Личность составляет лишь органический элемент социального целого. Но жить в мире чравственном и служить ему - ее собственный выбор, никем извне не навязанный.

Важно и то, что непосредственно правда реализуется через соотношение прав и лбязанностей субъектов общественных отношений «Правда», как добродетель (наиболее общее оценочное понятие, эбозначающее позитивный момент человеческой деятельности; является противоположностью зла), - категория, отражающая требования человека к действительности; отрицание порабощения, закабаления и эксплуатации.

На Руси устанавливается устойчивая традиция в понимании «правды», проходящая через все средневековье, согласно которой слово «правда» воспринимается и употребляется как юридический термин, означающий закон, включающий в свое содержание и нравственную мошвацию «Русская Правда» и последующие «Судебники» были не только сводом обычных норм и судебных прецедентов, но своеобразным пособием для поиска нравственной и -оридической истины (правды).

Сохраняя в абстрактном значении общий смысл в специальноюридическом понимании «правда», как правило, выражает то или иное специфически правовое понятие и даже целую формулу (принцип): «оправди», -соторая обозначает рассмотрение дела по закону безотносительно к экончательному результату; «дати правду», т. е. справедливый и законный суд;

<расследование обстоятельств дела» рассматривается как «добывание правды», т е установление истины по делу, согласно юридической технике тех ает целиком заменяется формулой' «а на правду вдвое»; разобраться в суде по правде' «правду дати» опять таки связано с юридическими категориями, ибо *Гм Комаров В Г Правда онтологическое основание социального разума С 334-предусматривает установление истины по делу путем справедливого и законного его рассмотрения.

В исторической эволюции философско-правовой мысли России сформировалось два подхода к соотношению «правды» и «закона», которые заложили соответствующие традиции. Первый подход исходил из различения правды и закона, где закон и право, по сути, понятия тождественные (положительные). Правда же понимается как высшее (Божественное) начало, которая противопоставляется позитивному праву (закону): Иларион Киевский, Нил Сорский, Максим Грек, Юрий Крижанич, К.П. Победоносцев и др. Здесь же в конце XIX - начале XX вв. сложилась направление (ответвление), отождествляющее естественное право с правдой (Б.Н. Чичерин, Вл. Соловьев, НА. Бердяев, Е.Н.

Трубецкой, И.В. Михайловский, И.А. Ильин, С.Л. Франк, А.С. Ященко; в конце жизни к «правде» пришел и П.И. Новгородцев). Второй - основывался на совпадающем их смысловом значении, где закон и правда (право) понятия тождественные, т е. закон должен быть правдой или есть правда (Владимир Мономах, Иосиф Волоцкий, Иван Пересветов, Иван Тимофеев, СЕ. Десницкий, З.А.

Горюшкин, К. А. Неволин). Этот подход предполагал обнаружение правды в реально действующим позитивном праве.

Несмотря на различия во взглядах на общее понятие, предмет и задачи философии права, все они были единодушны в том, что эта наука вырабатывает руководящие принципы и основные понятия права, дает тщенку правовой жизни и должна служить фундаментом всей юридической практики Традиционные разграничения между правом и законом служат основанием различия «человека юридического» от «.человека государственного» Если первый тип служит главным образом праву, т. е. универсальным естественно-правовым принципам, то второй - слуга закона, господствующего в данном государстве в данное время. «Человека государственного» не смущает, что этот закон (законы) может противоречить общечеловеческим нормам естественного права, быть глубоко антигуманным, несправедливым, представлять собой образчик неправа (правды).

«Человек государственный» в отличие от «человека юридического», готов с безумным послушанием и механической исполнительностью подчиняться неправовым требованиям и проводить их в жизнь. Поэтому он представляет собой нижгаою ступень, более простую форму существования субъективной реальности.

Развитие последней в контексте цивилизованных отношений гражданского общества и правового государства предполагает логику и динамику непременной трансформации человека государственного в человека юридического.

Третий параграф посвящен, по мнению автора, знаковому периоду в истории России, а именно очередной смене тысячелетий. Неслучайно конец XIX - начало XX вв. в философско-правовой науки характеризуется, как нравственно-религиозный «ренессанс». Он также ознаменован концепцией «возрожденного естественного права». По наблюдениям и интуиции автора, в конце второго и начале третьего тысячелетия в России повеяло холодком все той же «вакханалии матери&тизма», но теперь она усилена еще и «вакханалией технократизма».

Чувство социальной и нравственной виновное! и за то, что содеяли другие, осталось частью миросозерцания русской интеллигенции в XIX - начале XX в., стремящейся искупить свою невольную вину перед русским народом, пострадать за него. Эта мысль в различной практической интерпретации прошла через основные социально-политические учения, в мотивацию политической деятельности. Разумеется, что не из одной лишь любви к умозрению, а в силу требований самой практики русские юристы обращались к философии.

Закономерно и то, что в качестве главной проблемы отечественной философии права выступали проблемы соотношения права и нравственности, проблемы отношения закона и добра Русская мысль явно стремилась вернуться к древней традиции благодати, о которой говорил митрополи1 Иларион, пытаясь найти формы государства и права, воплощающие в жизнь начала бытия, понятого как бытие свободы и абсолютного добра.

В этом смысле характерной особенностью мыслителей русского религиозно-философского ренессанса было понимание христианства не просто как данности, но - как задания человечеству Истина христианства не есть только умозрительная истина. Она есть путь сознательного духовного преображения и просветления - в чем, собственно, и заключается православноисихастский принцип синергии Христиане, вспомним Бердяева, должны стремиться осуществить правду Христову в мире. Именно таким мироощущением объясняется тотальная заинтересованность общественноправовыми проблемами, столь характерная для русской религиозной философии, заинтересованность, которая первоначально складывалась на склонности к юридическому образованию, и которая в последствии привела многих «ранних марксистов» (Франк, Бердяев, Булгаков и др) к Истине религиозной философии, к оюждествлению естественного права (естественного закона) с Правдой.

В своих трудах отечественные мыслители показали, что основополагающими критериями русского религиозного правосознания, объясняющими традиционную российскую «правовую неустроенность», явчяются внутренняя правда, внутренняя свобода и вера, не требующие рационального обоснования Сущность (быгие) права раскрывалась ими через его религиозный смысл, являющийся изначальным условием существования права как такового. В этой традиционной отечественной правовой культуры (правовых учениях) право рассматривается лишь как один из способов, при помощи которого можно решать ограниченные социальные задачи Религия и мораль находятся выше права, они сплачивают народ в единый духовный организм. Право, в данном контексте, часто интерпретируется как то, что по своей сути разграничивает, разделяет интересы субъек-юв, поэтому делается вывод о необходимости стремиться не к праву, а к тому, что людей объединяет - к социальному служению во имя общего блага, т е к жизни по совести, а не по закону только Поэтому не правовой, религиозно-нравственный образ жизни является в этом случае социальным идеалом.

Часто встречающийся в правовых концепциях призыв к нравственному совершенствованию терминологически может ввести нас в некоторое заблуждение и показаться «общим местом», характерным для многих этических теорий. На самом же деле нравственность здесь понимается как практическое осознание богочеловеческой природы человеческого существа. Нравственность и этическая составляющая здесь выступают не как самодостаточные формы общественного сознания (как у И. Канта). Сущность нравственности не может быть сведена только к категорическому императиву. Этика вообще невозможна как самодовлеющая, черпающая из себя самой знание, наука. Она возможна лишь как часть религиозной философии, ибо «добро» не есть только «идеал», установленный человеческой волей. Этика онтологически окрашена не только существом Бога, но и существом человека. То и другое вообще не существует раздельно, а существует лишь в нераздельном единстве Богочеловечества.

Можно сказать, что нравственность есть своеобразная ступень синергийного восхождения человека к Богу.

В таком понимании синергийный принцип, представляет собой системообразующей детерминант отечественной нравственно-религиозной философии права. Выделение такого принципа в качестве универсального дает нам возможность, с одной стороны, более точно и адекватно воспринять интересующую нас правовую традицию, с другой - позволяет в полной мере ощутить всю самобытность и оригинальность религиозной отечественной философии права. Именно в этом контексте она не может быть сведена ни к одному из известных течений правовой мысли.

В русской философии права (речь, однако, вовсе не идет обо всех ее представителях) на наш взгляд действуют оба эти принципа, которые, правда, уже прошли через горнило последующих философских школ и традиций. Но важно то, что они преображены в свете исторического опыта христианства.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»