WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |

Исторический опыт демонстрирует и убеждает, что политика государства в правовой сфере зависит от широкого круга взаимодействующих ценностных доминант (представления о добре и зле, благе, счастье, свободе, справедливости;

любовь к Родине, своей семье; терпимость, взаимопомощь, верность, бескорыстие, честность, доброжелательность, трудолюбие, стремление к миру, чувство собственного достоинства, поиск сферы приложения своих сил и способностей; жизнь, здоровье, личная безопасность, право на собственность, благосостояние; ценности национального языка и культуры и др.).

Царствование Ивана IV является ярким примером переориентации ценностей и трагической для русского общества инновацией (идеологическое оправдание абсолютного единовластия, моральной и юридической безответственности нравиге;1я, безусловное и безоговорочное подчинение царской власти подданных, их самоотверженная преданность своему господину-государю), которая продемонстрировала, как достоинства формы правления могут быть полностью поглощены тираническим (тоталитарным) политическим режимом. Таким образом, роль (функция) ценностных доминант заключается в том, что они оказывают активное воздействие на правовую жизнь общества и, собственно, подчиняют ее себе. Ценности в явной или скрытой форме влияют на процессы принятия решений, воздействуют на выбор способов разрешения юридических конфликтов.

Вообще время русского средневековья можно охарактеризовать, как эпоху борьбы за правду. На смену, которой пришла эпоха «поиска Правды (права) в праве». Во взгляде на этот сложнейший вопрос, диссертант полностью разделяет точку зрения о том, что не приведут к успеху, надо полагать, и все попытки отыскания критерия правового исключительно в сфере рационального знания. Действительно, природа правового не укладывается в рамки «логоса».

Правовое при таком подходе неизбежным образом исчезает. Возможно, поэтому, при практической их проверке, рациональные критерии неощутимо подменяются оценочными, и вопрос переходит на тот уровень, когда он уже вообще не является научной проблемой. Конечно, прав А В. Поляков в том, что здесь наука бессильна. Наука может лишь сформулировать четкие критерии оценки законодательства с воззрений какой-либо правовой идеологии, дать социокультурную аргументацию правовым идеалам, но она не может заставить верить в эти критерии и считать значимыми эти идеалы.

В третьем параграфе автор, прежде всего, останавливается особенностях становления и развития юридической мысли в России XVII - первой четверти XVIII вв. Здесь особо подчеркивается, что настоящая оценка отечественной правовой мысли XV - XVII вв. может быть дана лишь при условии рассмотрения ее в контексте общего состояния русской экономической, общественнополитической жизни и в тесной связи с основными тенденциями развития русского права и государственного механизма в указанный период.

Начиная с XVI в. в русском обществе происходят существенные социальноэкономические сдвиги. Преодоление феодальной раздробленности и образование ценгрализованного государства привели к консолидации национальных сил и к более интенсивному развитию страны в экономическом, политическом и культурном отношениях. Складывается общерусский национальный рынок, растут товаро-денежные отношения и межобластные экономические связи Претерпевает изменение и социальная структура общества. Оформляется крепостное право.

В XV в. произошли крупные изменения в структуре органов государственной власти, обусловленные новыми условиями жизни государства и общества: за счет присоединения ранее независимых княжеств и земель значительно увеличилась территория государства с центром в Москве. Однако, изменения в структуре управления в конце XV в. не были итогом целенаправленной политики. Новые ведомства возникали по мере необходимости с целью обеспечить эффективность управления и в формах наиболее целесообразных в конкретных исторических условиях.

Источниками правового обеспечения деятельности приказов были норма!ивно-правовые акты, распоряжения монарха, приказная практика и правовые обычаи. Большая роль последних в структуре права конца XV - XVI вв. особенно проявилась в условиях перехода служащих существующих приказов во вновь образуемые приказные учреждения. Все это привело к унификации принципов и механизмов приказною управления Практическая деятельность приказов вплоть до XVII в оставалась одним из важнейших механизмов в структуре нормотворческого процесса; разработка и совершенствование законодательства в XVII в приводили к постепенному сокращению роли и значения правовых обычаев и приказной практики как регулятора функционирования приказов.

XVII век недаром вошел в историю как «бунташный век». Он начался смутой - первой в России фажданскои войной. «Бунташный век» был тем весьма значительным и своеобразным периодом, который отделил Древнюю Русь от России Нового времени. В русской общественно-политической мысли этого переходного периода возникает острая борьба новых идеологических и идейноэстетических начал с устойчивыми средневековыми традициями, происходит столкновение тенденций светских и церковных, правящей верхушки и народа Русские авторы широко обсуждали различные политико-правовые проблемы в области теоретических разработок и их практической реализации. Наиболее актуальными были вопросы, связанные с организацией формы правления (сословно-представительной монархии) и способов ор1анизации верховной власти, а также традиционную на Руси проблему «суда по правде» - правосудия («Повести Смутного времени» - "Иное сказание" и "Новая повесть").

В трудах созданных после смуты, в основном, разрешался вопрос, волновавший всех ее современников: «Отчего произошла смута, отчего государство и нация оказались на краю гибели''» Этим темам посвящено и «Сказание Авраамия Пачщына». Он начинает свое повествование с анализа событий, предшествующих Смуте. Причины всего случившегося со страной и его пародом Авраамий усматривает в падении нравов в обществе, наступившем в результате тиранического правления Ивана IV. Запуганные кровавым террором русские люди не решались отстаивать истину (в смысле, правду). Они стали предателями самих себя. При Годунове, незаконно захватившем трон, справедливость не восстановилась Процветали доносы и клевета, людей продолжали натравливать друг на друга Народ утратил нраве i венные критерии своего поведения- молчал, видя бесчестие, терпеливо и смиренно сносил «неправду» и злодейства и не возражал против незаконного захвата трона Такая ситуация ослабила с фану и лишила мужества народ. Этими обстоятельствами, по мнению Авраамия, воспользовались враги нашего отечества - поляки.

Господствующим течением в публицистике XVII в была идея единства народа и совершенствование общества в целом, которая приобрела сходное звучание как во «Временнике Ивана Тимофеева» и «Сказании Авраама 11алицына», так и в псковских повестях начала XVII в., составленных представителями посадского населения.

Историко-правовой особенностью представляется то, чю характерными формами организации Московского государства являются земское самоуправление и земские соборы, и вот по каким причинам. Местное самоуправление как историческая форма содержит в себе немалое количество конкретных фактов взаимодействия верховной власти и местных обществ Именно в характере взаимоотношений местной и верховной властей, распределении их компетенции, целей создания и реорганизации местных институтов наиболее ярко проявляются те или иные национальные особенности правовых культур. Причем, анализ эмпирического материала объективно рельефно выделяет ряд основополагающих и значимых вопросов, как роль личности в данных институтах, политикоюридические и духовные принципы организации этих институтов, наличие или отсутствие правовых институтов и т.д.

Проблемы формирования и развития русского права периода образования и укрепления Русского централизованного государства XV первой половины XVII веков характеризуются становлением единого общерусского права, которое приходит на смену обычаям и местным законодательным актам отдельно взятых княжеств и земель. Московский период российской государственности характеризуется тем, что тго было время «равновесия» двух источников права - закона и обычая.

Укрепление на российском престоле династии Романовых связывалось с созданием стабильной законодательной основы Российского государства. Это было тем более важно после кризиса начала XVII в., свидетельствовавшего о несовершенстве многих законов С воцарением на престоле в 1645 г. царя Алексея Михайловича началась работа по созданию нового законодательства.

В первые годы правления Алексея Михайловича было принято Соборное Уложение (1649) - свод законов нового Российского государства, отразившее создание общерусской правовой системы. С историко-юридической точки зрения Уложение представляет собой крупный шаг вперед в развитии феодального права не только в России, но и Европы того времени. Уложение как политико-юридический документ оказало огромное воздействие на общественнополитическое развитие государства, просуществовав как действующее (с дополнениями и изменениями) около двухсот лет. В данном нормативном источнике вырисовывается право, имеющее национальный, самобытный характер, некоторые положения которого опережали отдельные нормы западноевропейского законодательства.

Процессы, происходящие в ю"ридической жизни русского общества того периода, требовали совершенствования навыков, приемов и способов формулирования правовых норм, обработки законодательного материала - всего того, что входит в содержание явления, называемого законоведением, законоискусством или юриспруденцией.

Царь Алексей Михайлович и его правительство сумели ликвидировать последствия Смутного времени (начало XVII в.), укрепить и развить госаппарат («приказы»), узаконить сформировавшуюся социальную структуру (новые привилегии дворян и некоторые права городских общин), провести церковные реформы. Сложившиеся в это время социально-экономические и политические условия благоприятствовали становлению российского абсолютизма и в то же время подготавливали формирование Российской империи как одной из сильнейших мировых держав.

Алексеем Михайловичем выдвигается важный принцип правления (в области правосудия), который сделался затем одной из дискуссионных тем политико-правовой мысли России.

Симеон Полоцкий совершенно точно и неоднократно выражал в своих стихах идею «равного» монаршего суда над всеми подданными в обращениях к царю Алексею и после его кончины он наставлял молодою царя Федора Алексеевича. Едва ли можно сомневаться в том, что современники считали утверждение этих принципов влас i и подлинным благом, которое после феодальных раздоров казалось им возвращением к заветам христианской справедливости.

Совсем иной оттенок приобрело требование «равного суда» для подданных, которое следует рассматривать как промежуточную стадию в развитии этого принципа, в дальнейшем облеченного в форму всеобъемлющих царских «законов».

Опережая свое время, Симеон Полоцкий одним из первых в русской политико-правовой мысли стремился выразить западноевропейскую идею абсолютистского легитимизма.

В изучаемую эпоху борьба шла еще вокруг идей «равенства» людей перед царем, а не перед «законом», но и в такой форме она встретила критическое отношение, которое также стало фактом литературы. Казалось, что эта идея могла бы стать реальной, если бы царь Алексей Михайлович отвечал требованиям своего сана в свете христианских представлений о нем.

Следует вообще подчеркнуть, что и Аввакум, и Симеон Полоцкий в своих нравственно-критических суждениях исходили из общих основ христианского миросозерцания, оба они как образованные и опытные проповедники искали и обличали пороки «грешного» мира, такие, как «ласкательство», «немилосердие», «сребролюбие», «чревоугодие», «пьянство» и т. п. В этом их взгляды мало различались Но серьезные идейные расхождения обоих мыслителей начинались тот да, когда их христианские нравственные воззрения соприкасались с оценкой тех или иных аспектов государственной жизни, в особенности царской личности и власти.

Симеон восхвалял идеалы «равенства» как бы устами самого царя Алексея Михайловича и считал его носителем этих идеалов. Аввакум же поступал иначеон ориентировал обычные христианско-нравственныс нормы на Алексея Михайловича и смело указывал на полное несоответствие между действительностью и этими нормами, где в вину царю ставил жестокие гонения на «старолюбцев».

До идеи равенства перед «законом» и тем более «естественного» равенства в русской политико-юридической мысли и литературе было еще довольно далеко Поэтому абсолютистской идее равенства людей перед монархом Аввакум мог противопоставить только идею равенства перед Богом.

Важное место в общественном сознании и в литературе переходной эпохи начали занимать представления об отношениях между необычайно усилившейся властью государя и всей массой складывавшейся нации, которая получила название «подданных». По свойственным эпохе еще средневековым тенденциям символического осмысления действительности эти сложные и новые проблемы приобретали формы рассуждений о том «самодержце», который, как начинало казаться, представлял собой государство и «благополучно царствовал». Его происхождение и славные предки, его воззрения и вкусы, все его свойства, разумеется, идеализированные и гиперболизируемые (то восхваляемые, то осуждаемые), - все это чрезвычайно занимало современников, как российских, так и иностранных, прежде всего дипломатов.

Традиционно политико-юридические идеи средневековой Руси тесно переплетались с религиозными воззрениями их авторов, с православным мировоззрением - основой всех теоретических построений. В середине XVII в. в связи с расколом Русской Православной Церкви полишческая идеология приобрела еще более ярко выраженное религиозное содержание.

Движение раскола, направленное, в первую очередь, против государственной церкви, высшими представителями этой церкви расценивалось как движение противогосударственное. Особенно индивидуальный протест раскольников против государственной церкви часто приобрели характер буйный и самоотверженный.

Поэтому иерархи церкви в полемике с расколом стремились доказать, что вес церковные установления теснейшим образом связаны с царской властью.

Расправившись с церковными противниками, Никон начал посягать на власть в государстве, активно вмешиваясь в мирские дела. Он вместе с царем носил титул «великого государя», проповедовал мысль о верховенстве духовной власти над светской.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 10 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»