WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Оценить различные права и обязанности древнерусских женщин в комплексе можно через такое понятие, как правовое положение, так как в нем отражаются различные стороны юридической жизни того или иного субъекта права. В нашей работе правовое положение древнерусской женщины рассматривается как «юридически закрепленное положение личности в обществе». Н.И. Матузов в своей работе рассматривал понятия правового положения и правового статуса как равнозначные. В научной литературе были высказаны и другие мнения, например, Н.В. Витрук, В.А. Кучинский различают правовой статус и правовое положение субъекта, рассматривая правовое положение как более общее понятие. Такой взгляд на данный вопрос не противоречит основной концепции диссертации.

Среди обстоятельств, определявших объем правоспособности как в социальной, так и в имущественной сфере, особое значение имел пол человека. Исследователи подчеркивали, что в первоначальные эпохи положение женщины в гражданском обществе подлежало гораздо меньшим ограничениям, чем в последующие периоды развития цивилизации. Вместе с тем правоспособность женщины была несколько более узкой, чем правоспособность мужчины. Положение женщины имело ограничения, которые оказывали в основном влияние на способность лица активно приобретать права, однако способность обладать вещами (иметь вещь на праве собственности), не вступая в обязательства, русским правом за женщиной признавалась всегда. Следует учитывать, что все ограничения в правовом положении женщины основаны не на нормативных актах, а на сложившихся в обществе патриархальных взглядах, которые значительно сужали юридически закрепленные права женщин.

По мере формирования сословий возрастает роль «общественного положения» женщины, в ряде случаев влияющего на права женщины в боль'шем объеме, чем даже пол. Самым тяжелым было положение жен, дочерей и сестер холопов. Наибольшим объемом гражданской правоспособности обладали женщины привилегированного сословия. Законодательство о собственности имеет ряд специфических черт в отдельных регионах, особенно не подверженных татаро-монгольскому нашествию и влиянию федерального законодательства, таких, как Новгород и Псков. В этих регионах при общем развитии более демократических воззрений на права людей, в том числе и женщин, законодательство предусматривает для женщин, как правило, равные права в торговой и имущественной сфере, и даже некоторые преимущества по сравнению с мужчинами.

Для древнерусской женщины в хозяйственной жизни общества раскрывается возможность владеть имуществом самостоятельно от власти мужа, отца, сыновей. В параграфе рассматриваются понятие женской собственности и основания возникновения женской «части», которой женщина распоряжается самостоятельно. Обосновывается положение о наличии раздельного имущества в древнерусской семье примерами из летописных свидетельств, берестяных грамот, указаний историков, но основным из них является анализ самих законодательных актов и сравнительно-правовой анализ отдельных статей и нормативно-правовых актов в целом.

При анализе правового положения женщины на Руси с IX по XV в. является вопрос о возможности женщины выступать в качестве собственницы имущества, а также субъекта гражданско-правовых сделок. Эта проблема является очень важной не только потому, что в рамках исследования показывается эволюция имущественной правоспособности на Руси в рассматриваемый период, но и в первую очередь потому,что, ознакомившись с нормативноправовыми актами, лежащими у истоков закрепления основных положений древнерусского семейного и наследственного права, а также нормативными актами, предусматривающими ответственность за имущественные преступления в семейно-бытовой сфере, невозможно проследить основы и тенденции развития неравноправного положения женщины в семейной и имущественной сфере на дальнейших этапах развития российского общества.

Положение женщины в древнерусском праве было гораздо выше, чем в древнегерманском и римском, где женщина, дочь, жена, мать, всегда нуждалась в опекуне и не обладала правоспособностью. Еще в Древней Руси женщины владели правом на приданое, наследство и некоторое иное имущество. В дохристианский период жены имели свое имущество, княгини и другие знатные женщины владели крупными состояниями, городами, селами. Так, «княгине Ольге принадлежал собственный город, свои места птичьей и звериной ловли».

Мужья нередко имущественно зависели от жен. Подобной «имущественной эмансипации» не допускалось ни одним европейским законодательством.

На важный вопрос, определяющий имущественную правоспособность женщин, имели ли женщины права на земельную собственность, законодательство Древней Руси отвечает положительно.

Русская Правда, в отличие от аналогичных кодексов западнославянских земель, не вводит в юридический оборот понятие соопекунов-мужчин при вдовах, предоставляя женщинам значительную самостоятельность. Следует также помнить, что в соответствии с Русской Правдой вдова могла сама определить своего наследника, причем им могли быть как ее сын, так и дочь, как от первого брака, так и от второго, а в ряде случаев ее боковой родственник или даже иное лицо.

Важные черты правового положения женщин в Древней Руси можно увидеть на примере усыновления вдовою Феодосьей Тимошки2.

При оценке имущественной дееспособности женщины анализ законодательных актов DC- XV вв. показал, что можно не сомневаться в существовании имущества, принадлежащего исключительно женщине, так как в обратном случае целый ряд статей действовавших в то время законодательных актов практически утрачивают всякий смысл (например, статья об ответственности за воровство мужа у жены.) Собственное имущество у женщин, особенно привилегированного слоя, формировалось из целого ряда источников и могло быть весьма значительным, так как именно эти женщины, в отличие от дочерей смердов, могли быть наследницами уже в соответствии с Русской Правдой.

Руднев Л. О духовных завещаниях по русскому гражданскому праву в историческом развитии. - Киев. 1895. С. 23.

Впоследствии, в соответствии, например, с Псковской Судной Грамотой, для всех категорий женщин предоставляются практически равные с мужчинами права при наследовании. В более поздние периоды, такие акты, как Псковская Судная, Грамота, предоставляют женщинам более обширные имущественные права, чем Русская Правда, но анализ всех статей русского законодательства позволяет сделать вывод, что такие широкие имущественные права имеют свои корни в законах языческого периода, которые не дошли до нас, но на которые имеются указания в договоре князя Олега с Византией в 911 г. К окончанию рассматриваемого периода женщины приобретают широкие имущественные права как в сфере получения денежных средств, от занятия ремеслами, ростовщичеством и получением прибыли путем использования имущества, особенно недвижимости, так и в сфере использования этого имущества и распоряжения им при различных гражданско-правовых сделках, в том числе составлении завещаний. Следует отметить, что широкая имущественная правоспособность коснулась не всех женщин. В первую очередь широкими имущественными правами обладали женщины, принадлежавшие к привилегированным сословиям, что объяснялось их большей социальной раскрепощенностью, «родовитостью», поднимавшей их в глазах общества и допускавшей в такие важные сферы жизнедеятельности, как, например, землевладение, и, что, наверное, имело самое большое значение, огромными денежными средствами, которые они могли получить в качестве наследства, приданого, подарка, и используя которые, могли приобретать любое имущество. Также более широкими имущественными правами обладали, видимо, жительницы Пскова и Новгорода, так как это области, которые практически не пострадали от татаро-монгольского нашествия и где не наблюдалось никаких внешних факторов, тормозящих развитие имущественной правоспособности женщин. В этих местностях женщины обладали более широкими социальными и даже некоторыми политическими правами и, видимо, это повлияло на создание законодательных актов, которые в большей степени, чем общерусские акты, способствовали расширению женских имущественных прав. Между Новгородскими купчими XIV-XV веков находится одна о покупке мужем земли у жены, ее дочери и зятя.

Во втором параграфе второй главы «Женщина как субъект преступления и объект преступного посягательства» рассматриваются вопросы процессуального положения женщины на различных стадиях уголовного и гражданского процесса, исследуются права и обязанности женщины как субъекта преступления, как потерпевшей и как участницы судебного разбирательства. Раскрываются составы преступлений, за совершение которых женщина подвергается светской и церковной ответственности. Особое внимание уделяется преступлениям против христианской морали, так как при рассмотрении ответственности за общеуголовные преступления ответственность дифференцируется в зависимости от социальной принадлежности преступника, а не его пола. При характеристике ответственности за прелюбодеяние следует отметить, что в христианский период она признавалась равной для мужчин и женщин, но на практике не была таковой даже в более поздний период, когда брак начинает приобретать этические черты духовного союза.

Посягательства на права женщины рассматриваются как преступные деяния, посягающие на личные и имущественные интересы женщин, их физическую и половую неприкосновенность. Ответственность за указанные преступные деяния дифференцировалась не в зависимости от пола пострадавшего лица, а от его социальной принадлежности. Вергельд, который выплачивался в случае убийства женщины, определялся в том же объеме, что и при убийстве мужчины. Несмотря на то, что часть авторов придерживаются противоположной точки зрения, следует признать правильной именно трактовку о равном штрафе при убийстве мужчины и женщины, что вытекает из текста закона, не подлежащего в данном случае расширительному толкованию, и из общего смысла законодательных актов, не содержащих в себе ограничения ответственности для женщин по половому признаку в сфере ответственности за преступления против их интересов.

В третьей главе «Правовое положение замужней женщины» рассматриваются вопросы правового положения женщины в семье и браке, вопросы заключения и расторжения брака, определяется объем прав и обязанностей замужней женщины.

В первом параграфе третьей главы «Порядок заключения брака на Руси» освещаются вопросы заключения брака на различных исторических этапах Древней Руси и определяются изменения правоспособности женщин при решении вопроса о заключении брака. Рассматривается порядок заключения брака в языческом обществе в форме умычки, покупки жены и приведения. Выделяется брак, заключенный при помощи плена, что можно считать одним из вариантов умычки. Прослеживается трансформация порядка заключения брака с принятием христианства и взглядом на брак как на духовное таинство. Для более точного определения правового положения женщины на Руси, и особенно замужней, необходимо было проанализировать условия, выполнение которых требовалось для вступления в сам венчальный брак от жениха и невесты. Отмечаются препятствия к заключению брака, предусмотренные византийскими законами, которые делились на абсолютные и условные, особенности применения византийского законодательства на территории Руси и нормы русского законодательства, регулирующие брачно-семейные отношения.

Во втором параграфе третьей главы «Положение женщины в браке» анализируется содержание правоспособности женщин, вступивших в брак по обычаям языческого общества и учению христианской церкви.

Форма брака издавна оказывала влияние на содержание правоспособности женщины в рамках семейного права не только при определении ее прав на развод, но и иных личных и имущественных прав. Нами установлено, что если в дохристианский период заключался брак с приведением, т.е. брак, который в период, описываемый летописцем Нестором, рассматривался как единственно законный брак, дающий права сыновьям от такого брака наследовать после отца даже княжескую власть, власть мужа над женой была ограничена авторитетом рода, который выдавал женщину замуж, заключал брачный договор и давал ей приданое. При других формах брака, таких, как умычка, плен, покупка, муж приобретал полную власть над женой и, следовательно, женщина не получала прав ни личных, ни имущественных. В то же время следует помнить, что при изучении отношений между людьми нельзя применять жесткие рамки законов и обычаев, так как личностные особенности супругов накладывали отпечаток на брак, заключенный в любой форме.

В третьем параграфе третьей главы «Основания для расторжения брака» дается анализ содержания прав женщин на решение вопроса о расторжении брака и определения зависимости между формой брака и правами женщины на его одностороннее расторжение.

Исследование оснований для расторжения брака на Руси в IX - XV вв.

приводит к выводу о том, что права женщин на одностороннее расторжение брака не являются одинаковыми при различных формах языческого брака. Расторжение полностью запрещается в браке, совершенном с участием христианской церкви. На этот факт неоднократно обращали внимание историки и правоведы, изучавшие древнерусское бракоразводное право.

Определяется, что в случае если речь идет о браке в виде умычки, плена, купли-продажи, то тут имеют место значительные ограничения в правах супруги на одностороннее расторжение брака. В случае брака с приданым, когда интересы супруги обеспечивает ее бывший род, то для супруги предоставляется возможность самостоятельно решать судьбу брака.

В христианский период на Руси мы видим запрещение разводов, в том числе и по желанию женщины, но на практике разводы на Руси и в этот период существовали. Православная церковь допускает определенные причины развода, и здесь, несмотря на декларируемую и закрепленную в церковных и светских актах защиту со стороны церкви интересов женщины, причем даже в случае невенчанного брака, наблюдается как юридический, так и фактический перевес в пользу мужских прав на развод. На практике имелись и другие способы прекратить брак с нежеланной супругой, например, принудить ее на постриг в монастырь.

Законодательство с учетом мнения церкви выделяет в качестве единственного основания для разводов прелюбодеяние, но и оно определяется по-разному для мужчины и женщины. Женщина в течение всего рассматриваемого периода несет за измену мужу более строгую ответственность, и для мужа в этом случае всегда предусматривается право на развод, а в ряде случаев и такая обязанность. В случае прелюбодеяния мужа церковь и государство стараются сохранить брак и ограничивают женщину в ее правах на развод. Такие тенденции существуют и в XIV-XV вв., когда христианство уже распространило свое влияние на все слои общества.

В Заключении по результатам исследования излагаются основные выводы и практические рекомендации.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»