WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

Московская власть рассматривала себя как преемницу традиций Византин. Для общественного сознания Московской Руси примером и образцом государственного устройства была Византийская империя. Поэтому задачей русской литературы XV-XV1 вв. было показать тесную связь Московского государства с древними византийскими традициями (в Византии идеи превосходства светской власти, подчинения церковной организации императорскому двору прекрасно уживались с теорией превосходства церковной власти над царской; но при этом последовательно развивать идею сильной, ничем не ограниченной самодержавной власти.

Но втором параграфе «Церковь и государство в учении Максима Грека.

Идея босоустаиовленности государственной власти» анализируется концепция государственной власти Максима Грека в контексте философскоправовых идей на Руси XVI в.

Идеал государя для Максима Грека - просвещенный властитель, осознающий свою ответственность перед Богом и народом, признающий религиозно-нравственный авторитет Церкви и в то же время сохраняющий за собой в определенных случаях право вмешательства в дела церкви. Однако в принципе Максим считал, что вмешательство гражданской власти в дела высшего церковного суда может привести к верховенству одной власти над другой. Именно поэтому он являлся противником и автократии. Рассуждения Максима Грека об отношениях государства и церкви можно рассматривать как первые шаги в теории разделения властей в России. Здесь его идеи расходятся с взглядами Нила Сорского, который считал, что задачи Церкви в отношениях с государством состоят лишь в молитве о государстве. Максим же полагал вполне возможным и необходимым «богоизбранное супружество» светской и духовной властей.

IK В третьем параграфе «Максим Грек о законных формах наследования и реализации вчасти. Проблемы правосудия» исследуется учение Максима Грека о способах происхождения власти. К ним он относил не только наследственное принятие престола, но и занятие его выборным путем. Здесь можно увидеть истоки перехода от идеи теократического происхождения государства к идее его договорного происхождения. Дальнейшего развития у Максима Грека она не получила. Договорная теория происхождения государства не могла "прижиться" в средневековой Руси, так как русские люди даже службу по договору воспринимали как «лукавую», которую можно нарушить в отличие от службы царю как Богу. «Государева служба» предполагала отсутствие каких-то условий между сторонами: от одной требовалась безусловная и полная отдача себя, от другой - милость. На государя в этом случае переносились религиозные чувства, служба превращалась в служение. Достоинство служилого человека определялось лишь степенью милости к нему со стороны государя." Одновременно Максим Грек ставит вопрос о совете и советниках как обязательном ограничении самоволия властвующей персоны. Говоря о необходимости совета как органа, ограничивающего самовластие правителя, Максим выделяет форму власти в виде сословно-представительной монархии.

Стоит отметить, что единодержавие того времени было далеко от абсолютизма и неразрывно было связано с боярской Думой. Именно такое единодержавие признавалось наилучшей формой государственной власти. На основе этою строились идеальные модели организации власти, которые представлялись в виде ограниченного (советом) самодержавия. Понятия "самоволие" или "самовластие" жестоко осуждались как незаконные способы осуществления власти в государстве.

Проблемам правосудия, особенно в вопросах реорганизации суда и судопроизводства, Максим Грек уделял серьезное внимание. Употребляя Лотмап Ю.М. Очерки по истории русской культуры XVIII — начала XIX пека // Hi истории русской культуры. М., 1996. Т. IV. С. 34-36.

термин "правда" для характеристики законных форм власти, он прежде всего относил см о к области чисто юридической деятельности - судопроизводству.

Впервые Максим Грек противопоставляет гражданскую правду в делах государства бездеятельной вере и благочестию, которые никак не реализуются.

К этому положению в дальнейшем обращались Иван Пересветов, Зиновий Отенский, Андрей Курбский и Иван Тимофеев.

В четвертом параграфе «Концепция «праведного государя» «Правда» и закон» продолжается исследование воззрений Максима Грека по проблемам власти.

Праведный, или идеальный, государь, в представлении Максима Грека, это носитель правды, высокой ответственности, которая налагается и индивидуальной, и политической этикой. Основой политической деятельности идеального правителя является, по мнению Максима Грека, правда. О правде писал не только Максим Грек, но и его ученики - Федор Карпов, Иван Пересветов. Правда в православной традиции отождествлялась со справедливостью: предлагалась не только законность деятельности, по и ее соответствие моральному порядку. Она признавалась необходимой во всех сферах государственной деятельности. У Максима Грека она касалась справедливости, или правды, главным образом, в области суда. «Правда сиречь прав суд»," - определял ее Максим Грек. Подобно Фоме Аквинскому, он отличал богословские добродетели от моральных и ставил во главе последних справедливость, или правду.

Противопоставление правды вере введено в русскую политическую литературу Максимом Греком. Позже этот подход был использован в произведениях Ивана Пересвстова.

Справедливость-правда, в православном понимании, - одновременно и честность. Соблюдение справедливости и нравственных норм - заповедей Максим Грек считал ядром православной этики, противопоставляя их культовой этике.

Максим I рек. Сочинения. Ч 2. Казань,, 1859-1862. С. Политическая деятельность - высшее божественное призвание человека.

Поп ому она не может совмещаться с эгоизмом и хитростью. По мнению Максима Грека, государь должен править по закону морали, а во внешней деятельности - по установленному праву, связывая свои действия «заповедями и законами». Государь, чья деятельность не соответствует этим требованиям, может быть назван «мучителем».

Взаимная ответственность властвующих и подвластных, по убеждению Максима Грека, означает их нравственную слитность, в которой снимается разделение на властвующих и подвластных, и все становятся служителями общего народного дела.

Глава пятая «Максим Грек о внешней политике Русского государства (к вопросу о суде над Максимом Греком)».

В первом параграфе «Позиция в отношении Турции и татарского ханства» автор, используя работы исследователей жизни и творчества Максима Грека (В.С.Иконникова, Б.И.Дунаева, И.И.Смирнова, Л.Л.Зимина, П.Б.Грекова и др.), анализирует причины осуждения Максима Грека на Соборах 1521-1531 гг., где ему были предъявлены обвинения в государственной измене - сношениях с турецким правительством. Исследуется общественно-политическая ситуация того времени, отношения между Россией и lypimeii в частности. Анализируются сочинения Максима Грека того периода («Послание к Василию III» I519 г., «Слово благодарственно... о бывшей прекрасной победе на крымского пса...» 1541 г.). а также показания свидетелей и ответы Максима Грека, данные на Соборах, беседы Максима Грека с "власть предержащими». Все это позволяет автору сделать вывод о лояльности Максима Грека по отношению к московскому правительству, его невиновности.

Но втором параграфе «Полемика против «латинства» аи юр продолжает исследовать обвинения, выдвигавшиеся против Максима Грека, в данном случае — в приверженности Флорентийской унии, а также в непризнании мостаплеиия русских митрополитов без согласия Константинополя. И если обвинение Максима Грека в вопросе о постаплеиии русских митрополитов в Москве соотвстстпонало действительности, то этого нельзя сказать по поводу Флорентийской унии. Анализируя работы Максима Грека («Слово... противу льстивою писания Николая Немчина» и др.), автор доказывает невиновность Максима Грека.

В Заключении диссертации подводятся итоги исследования и формулируются основные выводы.

По теме диссертации автором опубликованы следующие научные работы:

1. Церковь и государство: концепция Максима Грека // Становление мира как «общего дома» человечества: динамика, этапы, перспективы (XV-XXI вв.).

Третьи Петербургские Кареевские чтения по новистике. Санкт-Петербург, 1999. - 0.2 п.л.

2. Из истории полемики по поводу «осуждения» Максима Грека // Вестник СПбГУ. Сер. 6. Вып. 3. 2000. № 22. - 0,3 п.л.

3. У истоков русской политической мысли (Максим Грек) // Государство и право на рубеже веков. Материалы межвузовского научно-практического семинара. Санкт-Петербург, 2000. - 0,2 п.л.

4. Идея права и законности в политико-правовых теориях средних веков // Правовой режим законности: вопросы теории и истории. Материалы межвузовской научно-теоретической конференции. Санкт-Петербург, 2001.

-0,1 п.л.

Подписано в печать 15.10.04. Формат 60x84 1/16.

Бумага офсетная. Печать офсетная.

Усл. псч. л. 1,16. Тираж 100 экз. Заказ № 45.

ЦОП типографии Издательства СПбГУ.

199061, С-Петербург, Средний пр, 41.

Pages:     | 1 | 2 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»