WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

Апробация результатов исследования. Основные положения диссертации отражены в публикациях диссертанта. Результаты частично воспроизводились в научных сообщениях на следующих конференциях: 1) Третьи, Петербургские Кареевские чтения по новистике «Становление мира как «общего дома» человечества: динамика, этапы, перспективы (XV-XXI вв.)» (Санкт-Петербург, 6-9 декабря 1999 г.); 2) Межвузовский научнопрактический семинар «Государство и право на рубеже веков» (СанктПетербург, 9 июня 2000 г.); 3) Межвузовская научно-теоретическая конференция «Правовой режим законности: вопросы теории и истории» (Санкт-Петербург, 15 февраля 2001 г.) Структура работы определяется поставленными задачами. Диссертация состоит введения, пяти глав, включающих 10 параграфов, заключения и списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновываются выбор и актуальность темы, определяются цель, задачи, объект исследования, дается обзор научной литературы по теме, характеризуются методологические, теоретические и источниковые основы диссертации, ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость.

Глава первая «Исторические предпосылки политического учения Максима Грека».

В первом параграфе «Духовная просветительская деятельность на Руси (до начала XV в. и в XV-XM вв.)» дается краткий историко-политический обзор состояния просвещения на Руси с момента принятия христианства и до приезда Максима Грека в Москву (1518 г.). Просвещение на Руси распространялось и поддерживалось духовенством, которое и давало ему соответствующее целям своего служения направление.

Здесь же дается краткий очерк литературно-просветительской деятельности отечественных святителей и подвижников: Луки Жидяты, преп.

Феодосия Печерского, св. Илариона - митрополита Киевского, Даниила Заточника, Климента Смолятича — митрополита Киевского, св. Кирилла Туровского, митрополита Кирилла II, епископа Серапиона, св. Алексия митрополита Московского, митрополита Киприана, Фотия, св. Кирилла Белозерского, Симеона - арх. Новгородского и др.

Ознакомление с некоторыми наиболее выдающимся произведениями духовных писателей на протяжении времени от крещения Руси и до начала XV в. приводит автора к заключению, что русские писатели воспитывали себя по переводным творениям древни к отцов и учителей Церкви. Они видели в них для себя образцы, любили подражать им в своих сочинениях, часто повторяли их мысли и т.п.

II Из других явлении рассматриваемого периода, имевших отношение к просвещению, в работе отмечается раздвоение внутри русской Церкви, так называемое двоеверие, которое характеризовалось наличием двух направлений.

Представители первого направления, руководствовавшиеся светом православного греко-восточного просвещения, стремились к развитию этого просвещения и в России, восставали против укоренившегося невежества и суеверий в народе; требовали критического отношения к книгам, сличая последние с верными списками и смело исправляя в них ошибки переводчиков и переписчиков.

Представители второго направления - приверженцы мнимо-старых обрядов, считающие себя блюстителями истинного православия в «Третьем Риме», наоборот, всячески противились распространению православного греко-восточного просвещения на Руси, слепо привязывались к букве писания, охраняя тем самым в церковных книгах, «аки догмат великий премудрый», самые грубые ошибки невежественных писцов и видя в исправлении книг «досаду» и «бесчестие» «преподобным чудотворцам российским».

Конец XV - начало XVI в. представляет собой переходное время, когда в силу сложившихся неблагоприятных обстоятельств во внутренней и внешней жизни русской Церкви возникали многие общественные и религиозные вопросы, требовавшие по своей актуальности скорейшего и безусловного разрешения. Просветительская деятельность на Руси способствовала развитию русской политико-правовой мысли, утверждению рационалистического метода познания.

Рационалистический подход готовил почву для критического восприятия не только религиозных догм, но и политико-юридических реалий. Такой метод анализа нашел отражение в еретической мысли середины XVI в.

Развитие на Руси ересей было не только следствием влияния западного рационализма, но и находилось в прямой связи со степенью духовного просвещения русских того времени.

Максим Грек. Сочинения. Ч. 3. Казань, 1859-1862. С. 57-59.

Стремление усилить просвещение и послужило мотивом вызова в Россию Максима Грека.

Во втором параграфе «Эвопюция отношений светской и духовной властей» вопрос о развитии просвещения на Руси исследуется в иной плоскости - в аспекте взаимоотношений светской и духовной властей с учетом того огромного влияния, какое оказывала Византийская церковь на Русскую Православную Церковь. Отмечается роль Русской Православной Церкви в становлении национально-государственной идеологии, которая должна была, во-первых, обосновать появление государства на Руси до принятия христианства, верховенство Киевского князя над удельными князьями, вовторых, надежно защищать интересы древнерусского государства на внешнеполитической арене и прежде всего от геополитических притязаний самой Византии. Последнее было особенно актуально вследствие усиливающегося процесса автономизации Русской Православной Церкви от Византии.

В период раздробленности на Руси церковь сохраняла известную независимость в силу того, что она оставалась единственной общерусской организацией, последовательно боровшейся с феодальной анархией и поддерживавшей московских государей во всех их начинаниях. Однако после образования единого Российского государства в конце XV в. стали отмечаться резкие столкновения между светской и духовной властью, что объяснялось не теократическими устремлениями церкви, а усилением светской власти и самодержавными притязаниями монарха, что угрожало традиционным правам церкви. Иван III (1462-1505) - первый московский государь, именовавший себя самодержцем. Новый титул символизировал прежде всего независимость от Орды. Но он подтвердил также огромную власть, которой стали пользоваться государи всея Руси. Вмешательство в церковные дела монарха усилилось.

Пиком конфронтации светской и духовной властей явился церковный Собор 1503 г., на котором потерпели крах попытки московских самодержцев конфисковать вотчины церквей и монастырей.

Историческое значение церковного Собора 1503 г. было очень велико.

Исход Собора 1503 г. заставил великокняжеское правительство искать другой путь согласования интересов церкви и государства. К середине XVI столетия правительство распространило на монастырские корпорации весь объем налоговых тягот и повинностей.

Собор 1503 г. заложил de-facto основы тех взаимоотношений между государством и церковью, которые «Стоглав» оформил de-jure, и которые вплоть до времени петровских реформ определили сферы разграничения интересов обеих сторон в материальном плане.

Однако было бы ошибочным рассматривать взаимоотношения церкви и государства как противостояние обособленных друг от друга структур.

Деятельность церковных и государственных институтов одновременно оказывала формирующее влияние на общество и, в свою очередь, во многом определялась запросами и требованиями общественных групп. По этой причине отношения между ними, по мнению диссертанта, предпочтительнее рассматривать в рамках триады: церковь — общество — государство.

Глава вторая «Максим Грек: жизнь, судьба, творчество».

В первом параграфе «Путь от гуманиста-доминиканца к православному монашеству» рассмотрены основополагающие вехи жизни ученого грека.

Духовное становление Михаила Триволиса происходило на острове Корфу, городах Северной Италии, где он, изучая в библиотеках грамматику, диалектику, риторику и философию, а также посещая лекции выдающихся мыслителей итальянского Ренессанса конца XV в., становится «христианским гуманистом». В последующем он принимает постриг в доминиканском монастыре св. Марка но Флоренции, сохраняя в монашестве свое имя, и продолжает образование. В диссертации прослеживается жизненный путь Михаила после ухода его в апреле 1504 г. из монастыря св. Марка, отъезда из Италии и пострига в православные монахи Ватопедского монастыря на Афоне под именем Максима в честь святого Максима Исповедника. В монастыре в течение 10 лет до отъезда на Русь Максим знакомится с рукописными сокровищами монастыря, с творениями отцов Церкви.

Второй параграф «Максим Грек в России» посвящен главным этапам «р)сского» периода жизни ученого грека - с момента приезда на Русь и до последних дней его жизни. Поводом приезда его в Москву в 1518 г. послужила просьба великого князя Московского Василия III к отцам Святой горы прислать трех ученых афонских старцев, в числе которых был Максим, для перевода Толковой Псалтыри. Ученость Максима, равно как широкий круг знакомств, сослужили ему дурную службу. С 1525 по 1531 годы церковные соборы выдвинули против него массу обвинений - в политических «изменах» с Турцией, «порче» богослужебных книг, а также в «хуле на русскую церковь».

Сперва его сослали под строгий надзор в Иосифо-Волоколамский, а в 1531 г. — в Тверской монастырь. Лишь в 1551 г. старца окончательно освободили, переведя в Троице-Сергиеву лавру, где в декабре 1555 г. он и умирает. Этот период жизни Максима Грека наиболее изучен, и именно к нему относится создание им всех тех известных произведений, на основании которых можно реконструировать политико-правовое учение мыслителя.

Глава третья «Религиозно-нравственные и политические аспекты полемики стяжателей и нестяжателей».

В первом параграфе «Нил Сорский и Иосиф Волоцкий» изложены идейные позиции представителей двух внутрицерковных течений, доктрин — стяжателей и нестяжателей. Анализируется их отношение к владельческим правам церкви, в том числе к поминальной практике, тип организации которой на протяжении первой половины XVI столетия был усвоен всеми крупными монастырями Московской Руси. На основе сравнительного изучения творчества наиболее известных представителей «стяжательского» учения — преп. Иосифа Волоцкого и «нестяжательства» — преп. Нила Сорского затрагиваются вопросы о времени возникновения нестяжательства как внутрицерковного учения, его многоплановости, происхождении самих понятий «стяжание», «нестяжание», исследуются взгляды как стяжателей, так и нестяжателей по принципиальным вопросам того времени: о том, что может находиться в собственности монаха и монашеских коллективов, об отношении к поминальной практике, подаянию - or их признания до полного отвержения, о монашеских добродетелях, о предпочтительности тех или иных форм монастырской жизни.

Иосиф Волоцкий понимал стяжание прежде всего как «собственность феодальной духовной корпорации в виде движимого и недвижимого имущества», а понятие «нестяжание» употреблял лишь как отрицание или ограничение личной собственности монаха.

У Нила Сорского термин "нестяжапие" последовательно употребляется как полное отрицание не только какой бы то ни было собственности у человека, принявшего монашеский обет, но и даже желания ее иметь.

Принцип личного нестяжания всегда имел у Иосифа Волоцкого только религиозно-моральное значение, как исполнение заповедей Евангелия, где бедность воспринималась как духовная ценность.

У Нила Сорского же личное нестяжание есть не только евангельская заповедь, но также и форма совершения монашеского обета, подразумевающая добровольное избрание бедности как образа жизни.

Противостояние духовных традиций никогда не принимало форм борьбы современных политических партий. Из различного отношения к поминальной практике и лежащей в ее основе богословской концепции следовали все основные пункты разногласий нестяжателен с иосифлянами.Нил Сорский и Иосиф Волоцкий предпочли разные формы монастырской жизни: преподобный Нил - скит, Иосиф Волоцкий - общежитие. В соответствии с этим они отстаивали и различные формы имущественного устройства монастырей. Однако важно отметить, что оба православных мыслителя обращались при этом к начальной истории православного монашества, отраженной в житиях древних святых.

Во втором параграфе «Отражение идей стяжателей и нестяжатепей в сочинениях Максима Грека» исследуются взгляды Максима Грека по различным вопросам церковной жизни - о формах монашеской жизни, о причинах падения нравов духовенства, о путях проведения реформы монастырей и монастырского устройства, о вотчинных правах монастырей и Золотухина Н.М. Иосиф Волоцкий. М„ 1981. С. 40.

Ли Г.Ч. Исюрия инквизиции в средние века. М, 1994. С. 181-203.

т.д. Диссертант привлекает в связи с этим такие известные на сегодняшний день сочинения Максима, датированные началом - серединой XVI в., как:

«Послание Василию III об Афоне», «Сказание старца Максима ко старцу Вассиану о Святой горе жительства», «Послание неизвестному «преподобию», опубликованное В.Ф.Ржигой по Румянцевскому сборнику,6 сочинения из неопубликованного, «Беседа души с умом в вопросах и ответах о том, откуда рождаются у нас страсти», «Прения о твердом иноческом жительстве, где лица спорящия суть: Филоктимон и Актимон, то есть, любостяжательным и нестяжательным», «К тем, которые живут во грехах неисправимо, но ежедневно исполняют каноны и молитвы, установленные святыми отцами, и этим надеются спастись», «Поучение к монашествующим о прохождении иноческой жизни и значении великой схимы», «Повесть страшна и достопамятна», «Главы поучительные начальствующим правоверно» и др.

В этих сочинениях Максим Грек не выступает непосредственно как участник полемики стяжателей и нестяжателей, но вопрос о монашеском «нестяжании» - один из центральных в них.

Максим Грек был близок к нестяжателям (судили его почти по тем же пунктам, что и Вассиана). в отдельных случаях он сближался с иосифлянами.

Но были вопросы, в которых он занимал особую позицию. К числу их относится вопрос о власти.

Глава четвертая: "Проблемы государства и права в учении Максима Грека" В первом параграфе: «Эволюция идеи власти в России в конце XV начале XVI в.» автор анализирует процесс эволюции философско-правовой мысли по вопросу о происхождении власти московских государей.

Синицына Н.В. Послание Максима Грека Василию Ш //Византийский временник. М., 1965. Т. 26. С. 121-123.

Судные списки Максима Грека и Исаака Собаки. Изд. H.II.

Покровским. М., 1971. С. 62.

к Вальдснбсрг В. Древнерусские учения о пределах царской власти. Пг., 1916.С.232.

Идея священной миссии царской власти пришла в Россию из Византии, но это не было движением в сторону «цезарспаппзма», так как церковь сама шла на сближение с государством, чтобы дать ему «освященный окрас» (Царская власть - промысел Божий).

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»