WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Рассматривая соотношение норм конституционного права и конституционных правоотношений, следует отметить, что конституционное законодательство представляет собой отрасль права, определяющую основные принципы построения и деятельности государства, его институты, закрепляющую положение человека статус гражданина, регулирующую основные стороны деятельности гражданского общества и устанавливающую правовую систему страны. Нормы конституционного права имеют исключительную сферу деятельности, которую регулируют нормы только данной отрасли (это нормы о федеративном устройстве государства, о системе органов государственной власти, об атрибутах государства, о способах изменения норм Основного закона и т.п.), так и сферы, являющиеся смежными с другими отраслями права. Последние оказываются под правовым воздействием не только норм конституционного права, но и норм отраслевого законодательства и в силу этого, регулируются с разной степенью детализации. В нормах конституционного права закрепляются, вопервых, как приоритетные положения, которые действуют непосредственно, во-вторых, как нормы, подлежащие последующей конкретизации в отраслевом законодательстве, в-третьих, как нормы, которые действуют одновременно, согласованно. В большем объеме нормы конституционного законодательства «входят» в сферы отраслей публичного права и в меньшем - частного права.

Правовая взаимная связь нормы конституционного права и конституционного правоотношения обусловливает правовую зависимость соотношения нормы отраслевого права и отраслевого правоотношения.

Нормы отраслей российского права регулируют с разной степенью детализации те отношения, к которым тяготеют и нормы конституционного права.

В пограничных сферах правового регулирования нередко возникают юридические противоречия вследствие игнорирования и искажения смысла понятий, терминов и норм конституционного законодательства, причем часто из-за их ошибочности или нечеткости. Поэтому в процессе законотворчества сопоставление и использование разных норм остается актуальной задачей, особенно на стадии правоприменения.

Следует специально остановиться на проблеме взаимосвязи норм права и правоотношений в изменяющихся отраслях права, в которых происходит углубление и расширение их массива, формируются (отпочковываются) новые подотрасли права, правовые институты и т.п.

В третьем параграфе «Проблема реализации правоотношения в частном праве» анализируется взаимосвязь нормы частного права и правоотношения. В юридической литературе имеется точка зрения о том, что теория правоотношения возникла в науке частного права как учение о гражданском правоотношении, и разработана этой наукой довольно подробно и обстоятельно, во всяком случае, намного лучше, чем другие отраслевые юридические науки делали это в своей области. Она и была заимствована общей теорией права из науки гражданского права, безусловно, без скольконибудь серьезной критики.В диссертации утверждается тезис о том, что подобное мнение о состоянии категории гражданского правоотношения слишком оптимистично.

Конечно, цивилистическая наука уделяет правоотношению несравненно большее внимание, чем другие отраслевые науки, но, представляется, что этого внимания недостаточно. Недостаточность теоретической разработки проблемы гражданского правоотношения определяется подменой разработки учения о гражданском правоотношении разработкой общего учения о правоотношении вообще. Бесспорно, не следует отрицать, что гражданскоправовое отношение стоит наиболее близко к общетеоретической модели. Но вместе с тем следует признать, что гражданское правоотношение слишком специфично, чтобы сводить его к той категории правоотношения, которой оперирует общая теория права.

Анализируя работы, посвященные проблеме правоотношения, принадлежащие перу авторов-цивилистов, нельзя не сделать вывод о том, что в них правоотношение рассмотрено во многом с цивилистических позиций.

Недостаток же этих работ для науки гражданского права, на наш взгляд, состоит в том, что акцент в них сделан на понимание правового отношения в общетеоретическом смысле. С этой точки зрения, для науки гражданского права указанные работы много теряют. Повторим, что гражданско-правовое отношение слишком специфично для этого. И создание общего учения о правоотношении - это не абсолютное переосмысление всего накопленного за долгое время эмпирического и теоретического материала и перекладывание его применительно к гражданскому праву, а лишь смещение акцентов с общеправовых позиций на гражданско-правовые.

Думается, что недостаточная разработанность в цивилистике категории гражданского правоотношения во много обусловлена своеобразной научной «подменой тезиса» в данной области. Рассмотрение категории гражданского правоотношения, на наш взгляд, было подменено рассмотрением его структурных элементов. И с этой точки зрения можно согласиться с АЛ Дудиным в том, что структурные элементы правоотношения (объект, предмет, содержание, субъектный состав) разработаны в науке гражданского права полно и обстоятельно. Но недостаточно разработано понятие правоотношения как системы, как единства элементов в динамике, в их реальном бытие.

Проблема «гражданского правоотношение» во многих учебниках сводится к рассмотрению структуры правоотношения, его элементов и на этом заканчивается. Но правоотношение (а тем более гражданско-правовое отношение) это не набор тех или иных элементов, а целостность, представляющая собой сложное комплексное явление. Из науки кибернетики известно, что элементы, образовавшие систему, уже не являются арифметической суммой самих себя.

Система в целом приобретает новые свойства, не характерные ни одному из элементов в отдельности. Поэтому представляется, что ограничиться при рассмотрении правоотношения только структурными элементами последнего — подход во многом ущербный и недостаточный. Необходима разработка именно системного общего учения о гражданском правоотношении. На этом, в частности, заострял внимание В. Н. Протасов.Понятие и специфика гражданского правоотношения во многом обусловлена словами Ульпиана: «jus publicum est quod ad statum rei Romanae spectat, privatum est ad singtdorum utilitatem» (публичное право определяет положение государства, частное право - положение граждан). Гражданское правоотношение, вобравшее в себя все специфические черты гражданского права, наряду с последним имеет главнейшую особенность, выделяющую (и в некотором роде возвышающую) его среди иных правоотношений. Гражданско-правовое отношение - это правовое отношение, складывающееся в сфере частных интересов, в сфере интересов отдельных лиц. Этим в принципе и обусловлена во многом специфика гражданского правоотношения.

В принципе гражданское правоотношение может быть определено и как общественное отношение, урегулированное нормой гражданского права, и как общественное отношение, возникающее на основе норм гражданского права, и как общественное отношение, основанное на нормах гражданского права. Разница в данном случае заключается лишь в степени точности отражения тем или иным определением характера гражданско-правового отношения. Данные определения очень близки, но непосредственно не совпадают. Для более точного описания сути дела возьмем в качестве примера общественное отношение, урегулированное обычаем делового оборота. Является ли такое отношение гражданским правоотношением Безусловно. Основано ли оно на нормах гражданского права По-видимому, да, ибо в соответствии со ст. 6 ГК РФ, если отношение, входящее в предмет гражданского права, не урегулировано законодательством или соглашением сторон, то к нему применяется обычай делового оборота.

Возникает ли данное правоотношение непосредственно на основе гражданско-правовой нормы Нет, не возникает. Данное правоотношение возникает на основе обычая делового оборота, который не является непосредственно нормой права, ибо он есть сложившееся и широко используемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, не предусмотренное законодательствам независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе (ст. 5 ГК РФ).

Конечно, в данной связи может возникнуть спор о том, что нормы законодательства и нормы права — это не одно и то же, а в ст. 5 ГК РФ речь идет о нормах законодательства. По этому поводу нам хотелось бы напомнить совет В.Н. Кудрявцева о том, что никакое пожелание, убеждение или мнение не могут рассматриваться как правовая норма, коль скоро они не выражены в юридическом акте, принятом надлежащим образом. Да, обычай делового оборота (или нормы договора, заключенного сторонами) приобретает силу нормы права, т.е. обеспечивается возможностью государственного принуждения, но нормой права он от этого не становится, потому что не отвечает требованиям общеобязательности, формальной определенности (т.е. выраженности в соответствующих источниках права), выражения государственной воли.

Нормой права он станет только тогда, когда будет закреплен в соответствующем юридическом акте, принятым надлежащим образом.

Таким образом, гражданское правоотношение лучше всего определить как общественное отношение, возникающее на основе норм гражданского права, В последнее время в юридической литературе все чаще отмечается, что гражданское право является общечеловеческой ценностью, одним из важнейших достижений человечества. В этой связи, возвращаясь к вопросу о значении гражданского правоотношения, следует подчеркнуть, что гражданское правоотношение как важнейшее звено в цепи механизма реализации гражданскоправовых норм также обладает огромной социальной ценностью. Причем эта социальная ценность присуща гражданско-правовому отношению в целом, а не отдельным его структурным элементам и представляет, следовательно, системное свойство гражданско-правового отношения. Вместе с тем нельзя не обратить внимание на огромную практическую ценность для гражданского права концепции «объекта деятельности» и «объекта интереса». Гражданское право регулирует общественные отношения в сфере частных интересов и для практики порой бывает совершенно необходимо выяснить, что является объектом интереса того или иного правового отношения. Решение же этого вопроса невозможно без четкого различения указанных категорий, особенно в связи с различением объекта и предмета в гражданском правовом отношении.

При рассмотрении проблемы объекта правоотношения возникает и вопрос о том, как он соотносится с самим правоотношением. Надо отметить, что единства взглядов на эту проблему среди ученых нет. Одни считают объект элементом правоотношения, другие утверждают, что объект - это нечто внешнее к правоотношению. При этом многие, характеризуя объект как нечто внешнее, употребляют по отношению к нему термин «элемент правоотношения». Прав А.П. Дудин, когда пишет, что элементы правоотношения - это его внутренние составные части, что объектом правоотношения в любом случае, как бы ни решался о нем вопрос, если всегда нечто внешнее к правоотношению, и тут же утверждать обратное - что объект есть элемент правоотношения, пусть даже при «широком» понимании последнего, значит обнаруживать явную непоследовательность и противоречить самому себе.21 Иначе говоря, следует признать, что объект гражданско-правового отношения есть его элемент, тогда как предмет таковым не является.

Правоотношение представляет собой единство правовою предписания и фактического поведения субъектов. Социальный аспект правоотношения может отклоняться от правового до известного предела, за которым возникает правоотношение ответственности, призванное восстановить нарушенный баланс.

Если же правоотношения ответственности не возникает, то правоотношение перестает существовать в силу отсутствия нормативной базы или превращается в другое правоотношение.

В работе специально на примере гражданского правоотношения рассматривается проблема формы правоотношения вообще, ее отличие от структуры правоотношения.

Давая характеристику формы правоотношения, следует отметить, что под формой правового отношения можно понимать и внешнее его выражение, своеобразный способ «документирования» правоотношения - письменная, нотариальная и т.д., хотя данный аспект нас не интересует, поскольку относится не к содержательной характеристике явления, а к его формальной оболочке.

Из диалектического материализма известно, что форма явления, выражая его сущность, так же как и содержание, во всем детерминирована последним.

Применительно к правоотношению это означает, что форма последнего будет в значительной степени определяться характером связи субъектов правоотношения.

Эта связь в свою очередь обусловлена уровнем развития экономического базиса общества, уровнем юридической культуры, (объективные факторы); субъектным составом правоотношения, его назначением, объектом (в некоторых случаях и предметом) и основанием возникновения (юридическим фактом) субъективные факторы. Таким образом, налицо целый ряд факторов, дающих в конечном итоге в ту или иную форму правоотношения. Моделируя всевозможные комбинации данных факторов, исходя из реальностей общественного бытия, можно выделить различные виды форм правовых отношений.

Здесь же еще следует отметить, что форма того или иного правоотношения имеет специфику по сравнению с категориями форм вообще. Специфика эта заключается в том, что форма правоотношения помимо всего прочего детерминирована и государственной волей. Субъекты, выбирая ту или иную форму отношения, которое с неизбежностью должно между ними возникнуть, в любом случае действуют в рамках, которые им определил законодатель.

Конечно, в гражданско-правовой области данные рамки намного шире, чем в других отраслях, но, тем не менее - они установлены государством, и никуда от этого не деться, как усиленно ни различай право и закон.

В четвертом параграфе «Соотношение нормы права и правоотношения при реализации публичного права» анализируются особенности связи нормы публичного права и правоотношения.

Если публичное и частное право в силу особенностей регулируемых общественных отношений отличаются друг от друга, прежде всего механизмом воздействия на общественные отношения, способами правового регулирования, то можно с уверенностью сказать, что также отличаются и нормы права, на основе которых образуются правовые отношения. Следует отметить, что для публичного права характерен централизованный характер воздействия, основанный на субординации участников правовых отношений, тогда как для частного права присущ децентрализованный характер воздействия, основанный на равенстве участников правового отношения.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»