WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Английское прецедентное право сыграло большую роль в формировании правовой системы США. Этому способствовали такие обстоятельства, как качество готовой и гибкой юридической формы прецедентного права Англии, способной обеспечить эффективное регулирование зарождающихся общественных отношений, фактическое отсутствие слоя профессиональных юристов и низкая правотворческая активность законодательных органов. Вместе с тем, прецедентное право США имеет свои особенности. Для США характерен федеративный характер правовой и судебной систем, что предполагает выделение федерального прецедентного права и прецедентного права штатов. Сама доктрина прецедента носит более эластичный характер. Этой стране присуще отсутствие безусловной связанности высших судов своими прошлыми решениями. В отличие от Англии в США, имеет место судебный контроль за конституционностью законов и судебных решений, а также отмечается большая значимость статутного права и склонность к его кодификации.

Параграф второй - «Судебное правотворчество в романо-германской правовой семье» - включает анализ особенностей романо-германской правовой семьи и правотворческой деятельности высших судебных органов в правовых системах Франции и Германии.

В романо-германской правовой семье продолжает действовать теоретическое положение, в соответствии с которым принцип связанности прецедентом не действует в отношении отдельно взятого судебного решения. Лишь прочно устоявшуюся судебную практику как совокупность судебных решений по определенному вопросу можно рассматривать как его аналог. В целом предполагается осуществление судебного правотворчества не путем принятия отдельного судебного решения, а путем выработки и подтверждения нормы права в ряде согласованных решений, когда в сумме аналогичных дел решена какая-то новая правовая проблема.

Отметим, что для французского права характерно признание творческой роли судов, а также отказ от верховенства закона и иерархически построенной системы права. В юридической французской доктрине признается правотворческий характер судебных решений на уровне создания общих правовых норм, проявляемый в двух составляющих: толковании закона и восполнении существующих в законе пробелов.

В Германии же часто рассматривают прецедентное право как разновидность обычного права. Общей основой судебного правотворчества является положение, согласно которому правосудие обязано придерживаться не только закона, но и общих правовых принципов, принятых в правовой системе. В немецкой правовой системе, в отличие от французской, признается необходимость правового обоснования решения судьи, но в отличие от английской нет обязательной силы прецедента (за исключением решений Федерального Конституционного Суда).

Наиболее ярко судебное правотворчество во Франции проявляется в деятельности Конституционного совета, Государственного совета и Кассационного суда, а в Германии - в деятельности Федерального Конституционного Суда, Федерального Верховного Суда, Административного Суда, а в определенных случаях - апелляционных судов.

В третьей главе - «Судебное правотворчество в российской правовой системе» - проводится историко-правовой анализ судебного правотворчества России, исследуются возможные направления правотворческой деятельности Конституционного, Верховного и Высшего Арбитражного судов Российской Федерации.

Параграф первый - «Проблема судебного правотворчества в правовой системе и юридической мысли России» - связан с рассмотрением исторического становления и развития судебного правотворчества в российской правовой системе, а также теоретического осмысления данного процесса отечественными учеными.

Традиция признания связующей силы за решениями высших судебных инстанций прослеживается на протяжении всей истории российского общества.

В развитии судебного правотворчества в России логично выделить три основных периода: а) дореволюционный период; б) советский период; в) современный этап государственно-правового развития. Касаясь дореволюционного периода, автор соглашается с периодизацией правового развития, предложенной М.Ф. Владимирским-Будановым, выделяющим земский (IX-XIII вв.), московский (XIV-XVI вв.) и императорский (начало XVIII вв.) этапы развития дореволюционной России1. Для первого периода характерно то, что основу действующего права составляло обычное право, поэтому большинство судебных решений базировалось на его нормах.

Московский этап развития связан с усилением роли закона и установлением равновесия между законом и обычаем. Развитие судебной практики происходило крайне медленно, что было связано с отсутствием профессиональных судейских кадров и утверждением верховенства закона.

Третий этап отечественного дореволюционного правового развития характеризуется окончательным признанием верховенства закона в правовой системе страны. Роль судов сводится исключительно к точному применению закона. В то же время, разрешая отдельные дела, Сенат часто предписывал публиковать для всеобщего сведения и применения свои решения, а также привлекать к ответственности за их неисполнение.

Реформа 1864 г. не только создала новую систему судебной власти, но и законодательно закрепила возможность судебного правотворчества. Все суды обязаны были руководствоваться сенатскими разъяснениями. По существу, Сенат сосредоточил в своих руках с самого начала деятельности значительные правотворческие полномочия.

В советский период, несмотря на официальное непризнание судебного правотворчества, в 40-е годы данная проблема была поднята в рамках научной дискуссии по поводу нормативного характера постановлений Пленума ВС СССР как формы выражения судебной практики. Институт же прецедентного права отрицался, за отдельными решениями не признавалась правотворческая роль. В дальнейшем обозначенная дискуссия была продолжена в рамках теории правоположений, как выработанных в процессе правоприменительной деятельности общих положений, носящих подзаконный характер и конкретизирующих правовые нормы в отношении тех или иных однородных фактических составов.

Вопрос о судебном правотворчестве продолжает оставаться актуальным в рамках правовых исследований последних лет. В работе проанализированы такие основные моменты научного спора, разделяющие сторонников и противников идеи судебного правотворчества в российской правовой системе, как тезис о принадлежности российской правовой системы к романогерманской правовой семье, конституционно закрепленный принцип разделения властей, функциональная детерминированность органов государственной власти, отсутствие правовой основы судебного правотворчества в России, а также конституционный принцип независимости судей.

Во втором параграфе - «Судебное правотворчество в деятельности Конституционного Суда Российской Федерации» - исследуются направления деятельности Конституционного Суда РФ, тесно связанные с его правотворческой функцией - толкование Конституции РФ, разрешение дел о соответствии Конституции РФ нормативных правовых актов и выработка правовых позиций.

Толкование Конституции РФ, даваемое Конституционным Судом РФ, имеет официальный, общеобязательный и нормативный характер. Оно окончательно, непосредственно, неразрывно связано с содержанием интерпретируемых конституционных норм и характеризуется преодолением неопределенности в понимании конституционных и связанных с ними иных норм. Результаты такого толкования способствуют установлению сферы регулятивного воздействия конституционных норм, являясь, наряду с этими нормами, правовой основой (более конкретного уровня) такого воздействия, своеобразным правовым регулятором.

Разрешение дел о соответствии Конституции РФ нормативно-правовых актов является отражением негативного судебного правотворчества. Признавая определенную норму неконституционной, КС РФ тем самым закладывает иную основу правового регулирования, привнося новое качество, поскольку признанные не соответствующими Конституции нормы перестают действовать. И хотя формально Конституционный Суд не отменяет признанные неконституционными правовые нормы, фактически своим решением он исключает данные нормы из сферы правового регулирования, в результате чего они перестают использоваться в правоприменительном процессе. В дальнейшем суды ссылаются именно на решение суда о признании неконституционными положений закона.

Осуществление деятельности Конституционного Суда РФ связано с выработкой правовых позиций. Правовая позиция представляет собой выраженный в логико-правовой аргументации и основанных на ней конечных выводах определенный результат толкования конституционных и иных правовых норм, снимающий неопределенность в понимании этих норм и имеющий обязательный характер в будущем для разрешения аналогичных дел. По мнению автора, правовая позиция находит свое логическое выражение как в мотивировочной, так и резолютивной частях решения КС, поскольку различные части решения представляют собой нераздельное логическое единство. При этом в одном решении могут содержаться правовые позиции по одной или нескольким значимым проблемам, а одна и та же правовая позиция может отражаться в нескольких решениях.

Автор приходит к выводу, что по своей сути правовая позиция является нормативно-правовой составляющей решения Конституционного Суда РФ и выражением содержания судебного правотворчества. Сами же решения, содержащие правовые позиции, следует рассматривать в качестве источников права.

В этом смысле правовая позиция Конституционного суда РФ является своеобразным аналогом ratio decidendi прецедента в семье общего права. На данном основании следует признать неправильной позицию понимания решений КС РФ как своеобразных нормативно-правовых актов.

Параграф третий - «Судебное правотворчество в деятельности Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской федерации» - посвящен анализу деятельности Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ, связанной с их правотворческой функцией.

Признание постановлений высших судов источниками права является на сегодняшний момент спорным. Вместе с тем, в современной российской правовой системе сложились определенные условия для признания правотворческого характера постановлений Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ, а также необходимости руководства ими нижестоящими звеньями судебной системы. Постановления пленумов высших судов хотя и касаются, в основном, судейского корпуса и лиц, связанных с осуществлением правосудия, имеют нормативный характер, поскольку действуют в отношении неперсонифицированного круга лиц и характеризуются неоднократностью такого действия.

Действующее законодательство не дает оснований говорить об однозначной обязательности постановлений высших судов. С другой же стороны, оно не содержит и прямого указания на исключение их обязательного характера. В то же время, ч. 2 ст. 13 Федерального Конституционного Закона «Об арбитражных судах в Российской предусматривает обязательность постановлений Высшего Арбитражного Суда РФ для всех нижестоящих арбитражных судов в РФ. В отношении Верховного Суда РФ говорить об обязательности его постановлений можно пока косвенно. На это, в частности, указывают факты официальной отмены и изменения своих постановлений самим Верховным Судом, указания данного суда на необходимость следования его разъяснениям т.д. Тем самым можно признать, что на современном этапе государственно-правового развития России созданы условия для признания общеобязательности разъяснений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного Судов РФ.

Необходимо отметить, что правотворческим по своему характеру будет только такие постановления высших судов, содержание которых составляет определенное положение по толкованию действующего закона и устанавливающее определенный порядок его применения либо по восполнению правового пробела, вследствие чего снимается неопределенность в правовом регулировании соответствующих правовых отношений. Такие постановления являются самостоятельными источниками права и отличаются от нормативных правовых актов, поскольку являются проявлением судебного правотворчества, весьма специфичным и отличным от правотворчества законодательных органов. Кроме того, признание сходства нормативно-правовых актов и постановлений Пленумов приведет к смешению ветвей государственной власти. В сравнении постановлений пленумов высших судов с судебными прецедентами следует отметить, что по своему содержанию они являются сходными правовыми явлениями (проявлением судебного правотворчества и выражением правовой позиции суда), но различаются по форме выражения правовой нормы.

Среди ученых нет единства по поводу признания правотворческого характера решений высших судов по конкретным делам. Спектр мнений простирается от признания их источниками права (Лившиц Р.З., Таран А.С.) до рассмотрения их только в качестве авторитетного образца разрешения аналогичных дел (Иванов С.А.).

Решения Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда РФ по конкретным делам имеют большое значение в деле обеспечения единообразия судебной практики и фактически учитываются нижестоящими судами при вынесении ими решений по аналогичным правовым вопросам. Решения высших судов выражают их правовую позицию по определенному вопросу - толкованию положений закона, восполнения правовых пробелов. Однако данные решения имеют силу убеждающего, а не обязательного прецедента, поскольку законодательно на низшие суды не возложено обязанности следовать решениям высших судов. Тем не менее, в будущем возможно законодательное установление обязательной силы прецедентов высших судов и права нижестоящих судов официально ссылаться в своих решениях не только на определенные положения закона, но и на такие прецеденты.

Автором рассмотрено такое направление деятельности высших судов как оспаривание нормативных правовых актов, что связано с осуществлением ими негативного правотворчества. Решение о признании нормативного правового акта (полностью или в части) недействующим в связи с его противоречием федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу влечет фактическое устранение данных актов из сферы правового регулирования. Тем самым, фактически своим решением суд привносит новое качество в систему правового регулирования общественных отношений путем устранения возможности применения данного акта.

В заключении сформулированы основные выводы диссертационного исследования.

По теме диссертации опубликованы следующие работы:

1. Чередниченко СП. Роль и место судебной практики в правовой системе России // Проблемы развития государства и права в современном российском обществе. Сборник научных сообщений. Выпуск II. «Единство мирового опыта и отечественной традиции в развитии российского государственности». М., 2003 - 0,5 п.л.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»