WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В диссертации излагается принадлежащая Е.Б. Пашуканису так называемая "меновая" концепция права, суть которой состоит в уподоблении формы права форме товара, в выведении права из меновых отношений товаровладельцев. Е.Б. Пашуканис исходил из того, что право возникает только на базе товарного обмена, там и тогда, где и когда друг с другом сталкиваются противоположные частные интересы. Правоотношение, таким образом, вытекает из материального, экономического отношения, порождается им.

Соглашаясь с марксистским тезисом о том, что буржуазное право – исторически последний, наиболее развитый тип права, он утверждал, что в советском обществе право существует лишь постольку, поскольку в период НЭПа сохраняются меновые отношения товаровладельцев. Он выступал против концепции нового, пролетарского права и считал, что право – институт, обреченный на вымирание по мере построения коммунистического общества.

Автор приводит многочисленные критические замечания в адрес концепции Е.Б. Пашуканиса. Они касались и частных вопросов, и, в особенности, всей его "меновой" концепции права.

Под влиянием широко развернувшейся кампании большевистской "критики и самокритики" и продолжающегося нажима на юридическую науку сверху Е.Б. Пашуканис был вынужден изменить свои взгляды. Так, он фактически признал существование особого советского права, более того, в 1936 г., отрекаясь от собственной позиции, от идеи о буржуазности вообще всякого права, он выдвинул концепцию "социалистического права" как нового, особого типа права.

Тем не менее, делает вывод диссертант, Е.Б. Пашуканис, безусловно, является знаковой фигурой в советском правоведении, ученым, внесшим значительный вклад в развитие юридической науки в целом и широкого правопонимания, в частности.

Концепция Е.Б. Пашуканиса, по мнению автора, представляет интерес и для современных исследователей проблемы правопонимания, например, для сторонников коммуникативной теории права.

В третьей главе "Психологическое направление правопонимания в советской юридической науке 20-х – 30-х гг. 20 в." исследуются основополагающие постулаты психологической школы права и их преломление в трудах известных советских правоведов.

В работе освещается вопрос об истоках формирования психологического направления в правопонимании и выделяются наиболее важные идеи его основоположника, выдающегося российского ученого Л.И. Петражицкого:

1. Право есть порождение индивидуального сознания, человеческой психики, продукт психологических переживаний, эмоций, установок, инстинктов.

2. Существует два вида эмоций: моральные (императивные) и правовые (императивно-атрибутивные). Моральные эмоции – это односторонние эмоции.

Они связаны с внутренним осознанием, переживанием индивидом своей обязанности, чувством долга. Правовые же эмоции двусторонние: они не только императивно возлагают обязанности на одного индивида, но и дают другому индивиду право требовать исполнения данных обязанностей.

3. Все правовые переживания делятся на два вида: переживания позитивного, исходящего от государства права, и интуитивного, личного права.

Причем, интуитивному праву принадлежит первенство в регулировании общественных отношений, поэтому именно оно есть абсолютное, реальное, действительное право.

4. Право состоит из множества интуитивных прав, их столько, сколько и самих индивидов.

5. Источником правовых эмоций являются нормативные факты. Под правовыми же нормами понимается лишь проекция субъективных переживаний индивида на других лиц, представление об обладании ими правами и обязанностями.

6. Право и закон разграничиваются между собой, однако критерием для критики позитивного права выступает не естественное, а интуитивное право, не совокупность нравственных требований, а психологические переживания.

7. Право может формироваться помимо государства и не быть связанным с ним. Однако в целом государство существует для того, чтобы обеспечивать защиту права, в том числе путем применения принудительных мер.

8. Необходимо создание специальной науки о совершенствовании правовой сферы – политики права.

Диссертант анализирует как положительные, так и критические отзывы о психологической теории Л.И. Петражицкого. Отмечается ее оригинальность и самобытность, влияние на развитие правовой мысли как в России, так и за рубежом.

Идеи психологической школы права развивали и пытались увязать с марксистской идеологией такие авторитетные ученые, как М.А. Рейснер и Я.М.

Магазинер.

М.А. Рейснер, профессор, автор таких работ, как "Теория Л.И.

Петражицкого, марксизм и социальная идеология" (1908 г.), "Государство.

Пособие к лекциям по общему учению о государстве" (1911 г.), "Буржуазное государство и РСФСР" (1923 г.) и "Право: наше право, чужое право, общее право" (1925 г.), поставил концепцию интуитивного права, разработанную Л.И.

Петражицким, на марксистское основание.

Вслед за Л.И. Петражицким М.А. Рейснер приходит к выводу о том, что правовая система общества не обладает монолитностью, а состоит из целого ряда интуитивных прав. По его мнению, в капиталистическом обществе существует не только буржуазное, но также пролетарское и крестьянское право.

Каждый класс создает свое собственное, реально существующее, действительное интуитивное право. Общее же право в концепции М.А.

Рейснера представляет собой результат компромисса и объединения имеющихся в данном обществе классовых интуитивных прав. Например, советское право представляет собой единство пролетарского, крестьянского и буржуазного права. Впрочем, как полагал М.А. Рейснер, история развития права – это история его угасания, которое должно наступить вместе с построением коммунизма.

В конце 30-х гг. классово-психологическая концепция М.А. Рейснера была объявлена вредительской, а сам он подвергся уничижительной критике и травле.

Как отмечает автор, идеи Л.И. Петражицкого получили преломление и в трудах другого видного представителя советского правоведения – Я.М.

Магазинера. В частности, он разделял идею Л.И. Петражицкого о том, что именно наличие атрибутивной, управомочивающей составляющей является специфической особенностью права, позволяет отличать его от морали.

Я.М. Магазинер разграничивал положительное и интуитивное право.

Положительное право в его представлении есть совокупность юридических норм поведения, которые индивид считает обязательным исполнять постольку, поскольку это предписано общественным правосознанием. Что касается интуитивного права, то оно представляет собой совокупность таких юридических норм, необходимость исполнения которых базируется на собственном правосознании индивида, без опоры на внешние авторитеты.

От положительного права, по мысли Я.М. Магазинера, надо отличать официальное право, т.е. нормы, проводимые в жизнь организованной мощью общества в лице его органов, создающих право, осуществляющих его в бесспорном порядке и разрешающих споры при осуществлении права. Вот это официальное право и является главным предметом изучения в рамках общей теории права.

Диссертант констатирует, что в советской юридической науке концепция Я.М. Магазинера так же, как и концепция М.А. Рейснера, была подвергнута критике и не получила должного признания при жизни автора. Часть его работ была либо изъята из библиотек, либо вообще не публиковалась в советский период.

В четвертой главе "Позитивистское направление правопонимания в советской юридической науке 20-х – 30-х гг. 20 в." рассматривается позитивистский подход к правопониманию, постепенной набиравший силу и окончательно укрепившийся после Всесоюзного совещания научных работников права 1938 г.

Автор анализирует истоки зарождения юридического позитивизма как теории, по своим основным идеям противоположной естественно-правовым концепциям. Он обращает особое внимание на разновидность юридического позитивизма – этатический позитивизм и дает общую характеристику этатическо-позитивистских взглядов таких крупнейших российских дореволюционных ученых, как Г.Ф. Шершеневич и В.М. Хвостов.

В работе освещается вопрос о нормативной концепции правопонимания, разработанной известным австрийским юристом Г. Кельзеном, выявляются преимущества и недостатки нормативного подхода к правопониманию.

Диссертант отмечает, что позитивистские настроения в советской юридической науке оживились в ходе дискуссии по проблеме правопонимания во второй половине 20-х гг. Позитивистское направление представляли такие ученые, как С.А. Котляревский, Э.Э. Понтович, В.Н. Дурденевский, Л.В.

Успенский и др. Причем, как подчеркивается в диссертации, позитивистские идеи шли вразрез с господствующим в этот период пониманием права как системы общественных отношений, развиваемым П.И. Стучкой и отраженным в официальных советских документах. Таким образом, делает вывод диссертант, позитивистское направление правопонимания развивалось наряду с другими направлениями, сформировавшимися и свободно развиваемыми в этот период. Оно отнюдь не являлось доминирующим и не носило до поры до времени характера официально поддерживаемой доктрины.

Автор указывает на то, что позитивистское направление в советской юридической науке и, в частности, общеизвестное этатическо-позитивистское определение понятия права, как правило, ассоциируется с именем А.Я.

Вышинского, однако справедливости ради следует отметить, что еще в 1924 г.

подобное определение было сформулировано занимавшим в то время видные государственные должности Н.В. Крыленко. Полемизируя с П.И. Стучкой и Е.Б. Пашуканисом, он предложил понимать под правом не систему (порядок) общественных отношений и не правоотношения, а совокупность (систему) норм, которые регулируют общественные отношения в интересах господствующего класса и охраняются государственным принуждением.

Правоотношения, как отмечается в работе, Н.В. Крыленко трактовал как особые общественные отношения, возникающие на базе производственных отношений. Таким образом, в отличие от П.И. Стучки, он не допускал путаницы в вопросе о разграничении производственных отношений и правоотношений, т.е. базисных и надстроечных явлений.

Юридический позитивизм Н.В. Крыленко носил ярко выраженный этатический характер. Само государство он истолковывал как определенным порядком организованные и принудительно поддерживаемые общественные отношения. Диссертант соглашается с тем, что это положение открывало путь к огосударствлению, этатизации советского права в будущем.

К началу 30-х гг. этатическо-позитивистское направление правопонимания получает официальную поддержку и укрепляет свои позиции.

Это становится заметным уже на проходившем в 1931 г. в Москве первом Всесоюзном съезде марксистов-государственников и правовиков. Широко известные и авторитетные концепции правопонимания П.И. Стучки и Е.Б.

Пашуканиса подвергаются на нем резкой критике, а их авторы вынуждены выступить с разоблачением своих заблуждений и ошибок.

В диссертации дается характеристика известного Всесоюзного совещания научных работников права, проводившегося 16 – 19 июля 1938 г. в Москве, показано его определяющее значение для дальнейшего развития советской юридической науки в целом и проблемы правопонимания, в частности. На совещании выступил с докладом тогдашний прокурор СССР А.Я. Вышинский.

В его докладе концепции правопонимания П.И. Стучки, Е.Б. Пашуканиса, Н.В.

Крыленко, М.А. Рейснера и ряда других ученых были объявлены вредительскими. "Вредительство" выражалось, например, в том, что они исходили из марксистского тезиса о постепенном отмирании государства и права и мирном переходе к социализму. Это противоречило выдвинутому И.В.

Сталиным постулату об обострении классовой борьбы по мере продвижения к социализму. Кроме того, упрека заслуживало и то обстоятельство, что "враги" видели в праве преимущественно буржуазный институт, использовали достижения буржуазной правовой науки и ссылались на буржуазных авторов.

Совещанием было одобрено предложенное А.Я. Вышинским определение понятия права как системы установленных или санкционированных государством общеобязательных норм, выражающих волю господствующего класса, являющихся государственным регулятором общественных отношений и обеспечиваемых в случае необходимости мерами государственного принуждения. Нетрудно заметить, что в данном определении в центре оказывается государство, а право сводится к нормам, к установлениям государства, обеспечиваемым его принудительной силой.

В диссертации делается вывод о том, что данное определение по сути своей является этатическо-позитивистским. Однако в советской юридической литературе за ним укоренилось название нормативного, нормативистского или узконормативного. И это, как полагает автор, вносит известную терминологическую путаницу, поскольку к нормативизму в духе Г. Кельзена данное определение не имеет отношения.

Автор указывает на то, что в современной теории права итоги совещания в целом и предложенное А.Я. Вышинским определение, в частности, оцениваются критически, как тормоз на пути развития отечественного правоведения. Он высказывает мысль о том, что если буржуазная наука шла от естественно-правовых взглядов к юридическому позитивизму, а от него – к социологическим идеям, то советская наука, напротив, от социологических идей П.И. Стучки и Е.Б. Пашуканиса к позитивизму Н.В. Крыленко и А.Я.

Вышинского, а затем – к философскому (по сути, естественно-правовому) подходу к праву В.С. Нерсесянца, Д.А. Керимова, В.А. Туманова, С.С.

Алексеева и ряда других ученых.

Значительный вклад в развитие нормативной концепции правопонимания в разное время внесли такие видные советские ученые как М.М. Агарков, Н.Г.

Александров, С.С. Алексеев, М.А. Аржанов, В.К. Бабаев, М.И. Байтин, С.Н.

Братусь, А.М. Васильев, С.А. Голунский, О.С. Иоффе, М.П. Карева, Д.А.

Керимов, В.Н. Кудрявцев, Н.И. Матузов, А.В. Мицкевич, П.Е. Недбайло, А.С.

Пиголкин, Н.Н. Полянский, П.М. Рабинович, И.С. Самощенко, М.С. Строгович, И.Е. Фарбер, А.Ф. Черданцев, Р.О. Халфина, М.Д. Шаргородский, А.Ф.

Шебанов, Б.В. Шейндлин, Л.С. Явич и др. На долгие годы она становится доминирующей в советской юридической науке, причем, как в научной, так и в учебной литературе.

В работе отмечается, что в середине 50-х гг. и в последующие десятилетия предложенное А.Я. Вышинским определение понятия права подверглось основательной критике. Он анализирует взгляды ученых, высказавших критические замечания и предложивших иной, более широкий подход к правопониманию как альтернативу традиционному нормативному подходу (А.К. Стальгевич, Л.С. Явич, А.А. Пионтковский, С.Ф. Кечекьян и др.).

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»