WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

В марксистском учении государство и право воспринимаются как надстроечные по отношению к экономическому базису, реальным производственным отношениям явления. Право, являясь надстройкой над экономической структурой общества, производно и зависимо от нее, представляет собой лишь форму, в которую облекаются экономические отношения. Отсюда и широко распространенный в марксистской юридической литературе термин "правовая форма". Анализируя этот важнейший марксистский тезис, автор приходит к заключению о том, что данный термин не такой уж неудачный. Ведь право выполняет определенные социальные функции, выступает регулятором общественных отношений. И в этом смысле, с точки зрения диссертанта, можно говорить о праве как о неких рамках, в которые вводится деятельность субъектов этих отношений, как о форме этих отношений. Кроме того, несмотря на то, что в марксизме делался явный акцент на детерминированность права экономическими отношениями, в нем вовсе не отрицался тот факт, что надстройка пользуется относительной самостоятельностью и автономией, следовательно, и сама способна влиять на реальный базис.

В работе отмечается, что в последние десятилетия в российской юридической науке сложилось в целом критическое отношение к марксистскому учению и, в частности, тем его положениям, которые касаются права и государства. Однако, как подчеркивает диссертант, это учение – одно из многочисленных философских направлений, которое необходимо оценивать всесторонне с позиций сегодняшнего дня, прежде всего, как научную теорию, видеть в нем не только слабые, но и сильные стороны.

К сильным сторонам марксистского учения можно, отнести, например, следующие выводы: 1) экономика является важным фактором в развитии общества в целом и играет важную роль в процессе происхождения государства и права; 2) возникновение и существование права вызвано необходимостью нормативного регулирования общественных отношений в неоднородном обществе; 3) право тесно связано с классовыми интересами, состоянием классовой борьбы в тот или иной период развития общества; 4) окружающий человека мир является порождением его практической деятельности, поэтому возможно не только познание закономерностей возникновения и развития тех или иных явлений, но и целенаправленное воздействие на них.

Анализируются и те положения марксистского учения, которые в науке считаются спорными: 1) необоснованное преувеличение значимости экономических факторов развития общества, игнорирование других факторов;

2) преувеличение классовых начал в сущности права в ущерб общечеловеческим принципам; 3) преувеличение значимости принуждения и насилия в праве; 4) отсутствие в марксизме цельной правовой теории; 5) правовой нигилизм, тезис о неизбежном отмирании права вместе с государством; 6) позитивизм марксистских взглядов.

Автор приходит к выводу о том, что для развития советской юридической науки отсутствие в марксизме цельной правовой теории обернулось скорее плюсом, нежели минусом, поскольку разрозненные высказывания классиков допускали произвольное их толкование, что позволяло на одной и той же идеологической основе развивать совершенно разные направления правопонимания. Причем, подобное положение вещей характерно не только для 20-х – 30-х гг., но и для последующего периода, когда к одним и тем же работам К. Маркса и Ф. Энгельса будут апеллировать представители и нормативного, и широкого, и философского подходов к правопониманию.

По-мнению диссертанта, характеристика марксистского учения как разновидности юридического позитивизма неоправданна. Сопоставление известного положения из "Манифеста Коммунистической партии" о том, что право есть возведенная в закон воля господствующего класса, с высказываниями К. Маркса и Ф. Энгельса о праве, содержащимися в других их трудах, позволяет утверждать, что классики отнюдь не сводили право к закону, а толковали его более широко.

В этом смысле утвердившееся в советской юридической науке к концу 30-х гг. этатическо-позитивистское определение понятия права шло, по сути дела, вразрез с марксистским учением, было следствием его произвольного истолкования, приспособления к условиям тоталитарной советской действительности. Оно восприняло фактически только один постулат марксизма, было марксистским лишь в одной своей части: в нем упоминалось о классовой сущности права.

Перенесение марксизма на российскую почву сопровождалось известными историческими событиями, коренными преобразованиями во всех сферах общественной жизни. Идеологами большевизма в марксистское учение были привнесены новые идеи и теоретические концепции. Так, российская действительность, конкретные исторические события свидетельствовали о необходимости повременить с "отмиранием" государства, а вместе с ним и права, поскольку эти социальные институты еще не полностью себя изжили.

Отсюда возникла известная ленинская идея о сохранении "узкого горизонта буржуазного права" в начальной стадии коммунизма. Все это давало простор для научных исследований по проблемам правопонимания, законности и правопорядка. Интересно, что уже в 20-е гг. поднимался вопрос о построении правового государства.

В диссертации излагается сформировавшаяся в 20-е гг. концепция нового, революционного, пролетарского права как средства осуществления диктатуры пролетариата, активным сторонником которой выступал, например, тогдашний нарком юстиции Д.И. Курский. Учение о новом, пролетарском праве, праве высшего типа, принципиально отличном от всех до этого существовавших типов права и, в частности, от буржуазного постепенно трансформировалось в учение о социалистическом праве как особом типе права.

Таким образом, делается вывод в работе, советская юридическая наука успешно преодолела марксистский тезис об отмирании права вместе с государством и фактически дополнила марксистскую теорию учением о новом типе права – социалистическом (а в более поздний период – общенародном).

Автор считает, что мероприятия по укреплению социалистической законности и проведенная в связи с этим в 1922 – 1923 гг. кодификация советского права действительно послужили стимулом к развитию советской юридической науки. Важнейшей особенностью последней как в 20-е – 30-е гг.

20 в., так и в последующие десятилетия является использование марксистской идеологии, ее основных положений и категориального аппарата, приспособление, адаптация ее к советским реалиям. Однако при этом на марксистской основе сложилось и развивалось сразу несколько самостоятельных направлений правопонимания, которые сформировались еще в дореволюционном правоведении, т.е. фактически "буржуазных":

социологическое (П.И. Стучка, Е.Б. Пашуканис, А.К. Стальгевич, А.Г.

Гойхбарг, Я.А. Канторович, С.И. Аскназий и др.), психологическое (М.А.

Рейснер, Я.М. Магазинер, Е.А. Энгель, И.Д. Ильинский и др.) и позитивистское (Н.В. Крыленко, М.Ю. Козловский, С.А. Котляревский, Э.Э. Понтович, В.Н.

Дурденевский, Л.В. Успенский и др.). Заимствование идей из буржуазных теорий сопровождалось их критикой, оговорками и ссылками на то, что заимствуются якобы только наиболее ценные результаты научных исследований. Таким образом, заключает диссертант, уникальность советской юридической науки в 20-е – 30-е гг. 20 в., которую часто упрекают в отсутствии самобытности и оригинальности, состояла уже в том, что ученые пытались соединить воедино марксистские постулаты, с одной стороны, и идеи разных правовых школ, с другой стороны. И это становилось возможным, в том числе, благодаря тому, что в марксизме, как уже упоминалось, отсутствовала скольконибудь цельная правовая теория, а отдельные высказывания классиков о праве вполне допускали произвольное их толкование и могли служить обоснованием как одной, так и другой концепции.

Во второй главе "Социологическое направление правопонимания в советской юридической науке 20-х – 30-х гг. 20 в." анализируются основные идеи социологической школы права и наиболее авторитетные и конкурирующие между собой социологические концепции правопонимания, сложившиеся в советском правоведении в 20-е – 30-е гг. 20 в.

Диссертант освещает вопрос о причинах и особенностях формирования социологического направления правопонимания во второй половине 19 в., дает общую характеристику концепции права как защищенного государством интереса (Р. фон Иеринг), концепции "живого права" и "свободного судейского отыскания права" (Е. Эрлих), теории солидаризма (Л. Дюги). Он отмечает, что наибольшее распространение социологическая юриспруденция получила в США в середине 20 в. В ней можно выделить два основных направления:

умеренное, представленное гарвардской школой права во главе с Р. Паундом, и более радикальное реалистическое, которого придерживались К. Ллевеллин, Д.

Фрэнк, О. Холмс, Л. Брендейс, Б. Кардозо и др.

В работе обращается внимание также на то, что социологическое направление весьма активно развивалось в российской юридической науке в дореволюционный период, в частности, анализируются концепции правопонимания таких крупных ученых, как Н.М. Коркунов и С.А. Муромцев.

Анализ источников позволяет диссертанту сделать вывод о том, что социологический подход к правопониманию получил весьма широкое распространение и в первые годы Советской власти. Более того, он пользовался официальной поддержкой. Однако со сменой политической обстановки в стране происходит изменение вектора правового развития и, соответственно, меняется отношение властей к проблеме правопонимания, к научным исследованиям в этом направлении, к социологическим концепциям и их авторам.

В 20-е гг. 20 в. усилия советских ученых-юристов были сосредоточены на поиске определения понятия права. Большой вклад в разработку этой проблемы внес П.И. Стучка. В частности, под его руководством в 1925 – 1927 гг.

коллективом авторов была подготовлена трехтомная "Энциклопедия государства и права", изданная Коммунистической академией, что представляло собой значительное событие в советской юридической науке.

Как отмечается в диссертации, для концепции правопонимания П.И.

Стучки характерно соединение марксистских представлений о праве с социологическим подходом к этому явлению. Так, из марксистских постулатов им были заимствованы положения о классовом и надстроечном характере права, его зависимости от материальных общественных отношений и использован диалектический метод. Однако само определение права, предложенное П.И. Стучкой, и, кстати, одно из первых в советской юридической науке, носило по сути своей социологический характер: он предложил понимать под правом систему (порядок) общественных отношений, соответствующую интересам господствующего класса и охраняемую его организованной силой. Недаром в его адрес постоянно раздавались упреки в том, что вся его теория представляла собой не что иное, как воспроизведение буржуазной социологической школы.

Сформулированное П.И. Стучкой определение получило официальное закрепление в акте НКЮ РСФСР (декабрь 1919 г.) "Руководящие начала по уголовному праву РСФСР", который предназначался для народных судов.

Нетрудно заметить, что в указанном определении право фактически отождествлялось с самими производственными, материальными отношениями.

Что же касается норм, то, по мысли П.И. Стучки, они лишь отражают эти производственные, материальные отношения, вторичны по отношению к ним.

П.И. Стучка исходил из того, что право можно рассматривать в двух аспектах: с конкретной и с абстрактной стороны. Конкретная форма выражения права полностью совпадает с экономическим отношением, и в этом проявляется базисный характер права. Надстроечный же его характер выражается в двух абстрактных формах – нормах законодательства и правосознании. Исторически складывается так, что, как правило, конкретная и абстрактные формы права не совпадают и даже конфликтуют друг с другом.

Полное же совпадение форм права возможно только в коммунистическом обществе и должно привести к отмиранию государства и права.

По мнению П.И. Стучки, волевая теория права неприемлема, поскольку ведет к идеализму. Поэтому ее необходимо заменить теорией классового интереса. В этой части позиция П.И. Стучки перекликается с концепцией права как господствующего, защищенного государством интереса, разработанной Р.

фон Иерингом.

Диссертант отмечает противоречивое отношение П.И. Стучки к концепции нового, пролетарского права. С одной стороны, как и большинство марксистских ученых в этот период, он рассматривал советское право как буржуазное и считал, что именно оно тормозит процесс построения коммунистического общества. С другой стороны, П.И. Стучка признавал необходимость и сам факт существования особого советского, пролетарского права.

Вообще для П.И. Стучки характерно весьма критическое отношение к собственной позиции. Поиски оптимального определения понятия права не прекращались, он так до конца и не определился в вопросе о том, что же всетаки следует понимать под правом: систему (порядок) общественных отношений или же систему норм, которая эти отношения регулирует.

Анализируя высказывания разных ученых в адрес социологической концепции П.И. Стучки, автор делает вывод о неоднозначности ее оценок. Так, на I Всесоюзном съезде марксистов-государственников и правовиков, проходившем в 1931 г., концепция П.И. Стучки, с одной стороны, критиковалась, в частности, за фактическое отождествление базиса и надстройки, т.е. права и регулируемых им общественных отношений, с другой – была принята и одобрена в целом. На известном же Всесоюзном совещании научных работников права, состоявшемся в 1938 г., она была объявлена вредительской.

Социологическая теория П.И. Стучки имела своих последователей и фактически послужила источником тех идей, на которых позже сформировался широкий подход к правопониманию, которого придерживались, например, такие ученые, как А.К. Стальгевич, А.А. Пионтковский, С.Ф. Кечекьян, Я.Ф.

Миколенко и др.

Другим крупным ученым, чья социологическая концепция пользовалась заслуженным авторитетом, является Е.Б. Пашуканис, который, в отличие от П.И. Стучки, больше внимания уделял проблеме формы, а не содержания права. Он понимал под правом систему правоотношений, считал их материальной формой права, а к идеологическим его формам относил нормы и правосознание. Отсутствие формальной правовой нормы, по его мнению, не означает отсутствие права. Отсюда логически вытекало и положение о второстепенной роли государства в процессе формирования права.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»