WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||

Для достижения поставленной цели в Программе партии обозначались три основные задачи: 1) создать материально-техническую базу коммунизма;

2) ликвидировать различия между классами, городом и деревней, физическим и умственным трудом; 3) подготовить общество к полному осуществлению принципов коммунистического самоуправления. В главе анализируется, как власть предлагала решить эти задачи, то есть проводится анализ реализации коммунистических перспектив.

Обозначение задач III Программы КПСС основывалось на расчетах и опыте предыдущего десятилетия, что делает ее, в значительной степени, реалистичным документом, который должен был мобилизовать население и задать направление движению масс. Новая Программа партии должна была обеспечить переход Советского Союза от социализма к коммунизму.

Предлагаемый Программой коммунизм не означал полного воплощения идей классиков марксизма-ленинизма, в Программе было заложено строительство коммунизма «в основном». Но даже создание такого коммунистического общества для советского руководства означало бы победу СССР в соревновании с США. Строительство коммунистического общества было связано с решением ряда важнейших задач. Необходимо было радикально модернизировать материально-техническую базу с тем, чтобы многократно увеличить объемы промышленного производства и сельского хозяйства, что выступило бы основой задачей для строительства коммунизма. Далее планировалось развивать черты коммунистического общества во всех сферах жизни, начиная с управления и заканчивая бытом. В результате постепенной эволюции к 1980 г. должно было сложиться коммунистическое общество. В нем и должен был зародиться новый человек — человек «светлого будущего».

Вторая глава «Медиаторы коммунистических представлений в советском обществе» освещает систему распространения представлений о коммунизме в СССР на рубеже 50-60-х гг. Глава разделена на два параграфа:

1) «Официальная пропаганда коммунистической перспективы III Программы КПСС», 2) «Художественный текст как окно в “светлое будущее”».

Одной из основных задач принятия III Программы КПСС была мобилизация населения для выполнения поставленных задач. Для этого официальные коммунистические перспективы необходимо было донести до населения, дабы направить усилия населения в нужное власти русло. В качестве основных источников выступали официальные тексты и СМИ. В них разъяснялись и комментировались положения программы с тем, чтобы дать ответы на вопросы населения.

С момента опубликования проекта новой Программы партии в стране была развернута широкая кампания по ее пропаганде. III Программа КПСС как документ, призванный мобилизовать население, нуждалась в механизме донесения идей коммунизма до населения СССР. Распространение идей шло двумя путями: «явным» и «скрытым». В первом случае идеи распространялись посредством официальной пропаганды. Как в выступлениях советских лидеров, так и в СМИ.

В газетах печатались письма читателей, которые горячо поддерживали принятие документа. Были выпущены специальные номера газеты «Правда».

На телевидении и по радио шли специальные передачи центрального и местного производства. Был существенно расширен и модернизирован отдел агитации и пропаганды КПСС. На местах организовывались публичные лекции и «школы коммунизма», выпускалась научно-популярная литература. Несмотря на затраченные усилия, отмечалось, что во многих случаях работа шла формально и без должного результата.

Второй «путь» предполагал внедрение идей коммунистического строительства опосредованно. Распространению подлежали те же идеи без ссылки на III Программу КПСС. Основным механизмом здесь выступал корпус художественных текстов. В первую очередь, это касается фантастической литературы, которая по определению обращена в будущее. Во второй главе рассматриваются произведения, в которых писатели пытались описать коммунистическое будущее, особое внимание уделяется текстам И. Ефремова и А. и Б. Стругацких и соотнесению с официальной позицией. Также коммунистические перспективы нашли отражение в кинематографе, кулинарных книгах, сатирических журналах, быте.

И первый, и второй «путь» функционировали на принципах взаимосвязи между официальной идеологией и населением. Обе группы текстов занимали промежуточное положение, они циркулировали между властью и населением, обеспечивая тем самым взаимодействие между ними. Таким образом, идея коммунизма приспосабливалась к конкретной ситуации, с тем чтобы выполнить свою главную функцию - мобилизовать советских граждан на строительство «светлого будущего».

Третья глава «Коммунистические ожидания населения СССР на рубеже 50-60-х гг.» раскрывает одну из самых интересных и неизученных проблем - восприятие гражданами коммунистического будущего, предлагаемого III Программой КПСС. Глава состоит из трех параграфов: 1) «Коммунизм и массы: основные моменты взаимоотношения»; 2) «Варианты рецепции идеи коммунизма советским населением»; 3) «“Скептический” дискурс населения о коммунизме».

Несмотря на все старания власти, многие граждане скептически относились к коммунизму. Вместе с тем энтузиазм в отношении будущего был тоже высок. Среди тех, кто поддерживал коммунистическое строительство, можно выделить так называемых «энтузиастов», готовых на жертвы ради торжества «светлого будущего», и «потребителей», видевших в коммунизме «кормушку» для удовлетворения своих личных потребностей. Именно «потребительский» коммунизм был, вероятно, наиболее популярной реакцией на официальную идеологию.

Многие категории граждан апеллировали к идее коммунизма, исходя из своих нужд. Поэтому на рубеже 50-60-х гг. среди населения СССР можно выделить «коммунизмы» разных направленностей: «теоретический», «национальный», женский и др.

«Скептическое» отношение к предлагаемому властью будущему в значительной степени было связано с несоответствием обещаний и реальной жизни рядовых советских граждан. Диссонанс порождал внутреннее сопротивление. Также определенную роль сыграло мощное идеологическое давление, которое вынуждало людей искать возможность его снижения.

Поскольку прямое сопротивление режиму было чревато последствиями, «скептическое» отношение, в первую очередь, проявлялось в фольклоре:

анекдотах и частушках. Фольклор высмеивал основные моменты «развернутого строительства коммунизма», тем самым переводя его в иную плоскость восприятия.

III Программа КПСС наметила основные контуры грядущего коммунизма, не дав четких и конкретных картин. Этот расплывчатый образ, преломленный в текстах, вызвал у населения ответную реакцию. В сознании человека находился отдельный кусочек представлений, из множества которых, как мозаику, можно собрать представление о коммунизме, однако это будет искусственный конструкт.

Заключение. Провозглашение эпохи «развернутого строительства коммунизма», ознаменованное принятием III Программы КПСС на XXII съезде КПСС, представляется событием, которое было обусловлено всем предшествующим развитием марксистско-ленинской идеологии и самого советского государства. Обвинения Н.С. Хрущева в волюнтаризме применительно к провозглашенному лозунгу о том, что «нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме», в этой связи не совсем корректны. Идея о постепенном переходе к коммунистическому обществу оформилась еще в 30-е гг. XX в. в связи с идеей о завершении строительства социализма в СССР. Если бы не война, возможно, лозунг о строительстве коммунизма в двадцатилетний срок мог бы появиться не в 60-х гг., а в 40-х гг.

Несмотря на отрицание практик сталинского периода, в официальном представлении о коммунизме обнаруживается множество идей, которые оформились именно в 30 – начале 50-х гг. Поэтому можно сказать, что III Программа КПСС и строительство коммунизма — идея не только хрущевского, но и сталинского времени.

Изучение материалов Программной группы в «Соснах» и текста Программы партии позволяет сделать вывод о том, что разработки предыдущего времени, наряду с трудами классиков марксизма-ленинизма, составили основу официального представления о коммунизме. Идеи рубежа 5060-х гг. выступали фактическим наполнением теоретических построений и очерчивали круг реальных задач, решение которых, по мнению разработчиков, должно было привести страну к «светлому будущему».

Актуальной задачей являлась победа в соревновании между СССР и США. Это соперничество носило не только внешнеполитический и институциональный характер. Н.С. Хрущев, под впечатлением от визита в США, начал экспериментировать с советской действительностью, что, в свою очередь, нашло отражение в тексте Программы партии, а значит, и в официальном образе коммунизма.

Решение задач Программы партии, по мысли ее авторов, позволило бы провозгласить завершение в СССР строительства коммунизма «в основном».

Это уточнение – «в основном» - зачастую выпадает из поля зрения исследователей, но оно существенно корректирует восприятие коммунистических перспектив, особенно в рамках тех 20 лет, которые отводились Программой партии на строительство коммунизма. Вместо коммунизма классиков марксизма-ленинизма за 20 лет планировалось «лишь» создать такие условия, которые позволили бы удовлетворить основные потребности человека и социума.

Очевидная разница между «полным» коммунизмом и коммунизмом «в основном» позволяет по-иному взглянуть на один из важнейших аспектов в изучении коммунистических представлений рубежа 50-60-х гг. Изучение источников и, прежде всего, архивных материалов о работе над текстом проекта Программы партии делает возможным заключение о том, что у советского руководства была уверенность в реальности выполнения поставленных в Программе партии задач. Эта уверенность базировалась прежде всего на темпах экономического роста СССР в 50-х гг., сохранение которых в 60-70-х гг. позволило бы ставить задачи «коммунистического строительства».

Поэтому III Программа партии может быть рассмотрена не как «коммунистическая утопия», а как прагматический документ, отражающий официальное представление о коммунизме.

Население, наряду с официальными перспективами и усилиями посредников, также порождало и тиражировало образы коммунизма.

Официальные коммунистические перспективы выступали, скорее, как оболочка, и текст Программы партии воспринимался как своеобразное «откровение». Население обращало внимание не на те моменты, которые считали важными ее авторы, а на второстепенные, связанные с обыденной стороной жизни. Наиболее популярной была идея коммунистического распределения, выраженная в лозунге «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

На рубеже 50-60-х гг. в Советском Союзе существовал не один, а несколько образов коммунизма. Эти образы были разнородны, что вызывало трудности их гармонизации и делало нереальным соединение их в рамках одного официального образа «светлого будущего».

СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ИССЛЕДОВАНИЯ:

1. Фокин А.А. Несколько аспектов формирования представления о будущем в советском обществе // Сборник научных работ аспирантов и студентов исторического факультета ЧелГУ. Выпуск 2. Челябинск, Печатный салон «Издательство РЕКПОЛ», 2006. С. 49-51. (0.25 п.л.) 2. Фокин А.А. III Программа КПСС и дифференциация коммунизма на рубеже 1950—60-х гг. // Социализм как реальность: прошлое, настоящее, будущее. V Марксовские чтения: Сб. науч. тр. по материалам Международной научной конференции, посвященной 150-летию со дня рождения Г.В. Плеханова (г. Нижневартовск, 11 декабря 2006 г.) Нижневартовск: Изд-во Нижневарт. гуманит. ун-та, 2007. С. 206-211. (0.25 п.л.) 3. Фокин А.А. Функция медиатора мифологизированного словоупотребления в докладе Н.С. Хрущева «О Программе Коммунистической партии Советского Союза» на XXII съезде КПСС // Житниковские чтения:

Информационные системы: гуманитарная парадигма: Материалы Всероссийской научной конференции, Челябинск, 20-22 февраля. 2007 г.

Челябинский государственный университет. Челябинск: Энциклопедия. 2007.

С. 275-278. (0.25 п.л.) 4. Фокин А.А. Построение коммунизма в III Программе КПСС:

запланированное будущее // Труды кафедры новейшей истории России Челябинского государственного университета. Том 1. Под ред. С.А. Баканова, Г.А. Гончарова. Челябинск: ООО «Издательство Рекпол», 2007. С. 122-132.

(0.75 п.л.) 5. Фокин А.А. Представление о будущем в советском обществе и фантастическая литература (на примере «Туманности Андромеды» И. Ефремова). // Русская фантастика на перекрестье эпох и культур: Материалы Международной научной конференции: 21–23 марта 2006 года – М.: Изд-во Моск. ун-та, 2007. С. 305-312. (0.5 п.л.) 6. Фокин А.А. «Потребительский» вариант восприятия коммунизма советским населением на рубеже 50-60-х гг. // Вестник Челябинского государственного университета 2007. № 11. С. 34-41. (0.5. п.л.) Подписано в печать 09.10.2007. Формат 60x84 1 /Бумага для множительных аппаратов. Печать на ризографе.

Усл. печ. л. 1,2. Уч-изд. л. 1,1. Тираж 100 экз. Заказ 1097.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 ||






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»