WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 |

На правах рукописи

ФОКИН АЛЕКСАНДР АЛЕКСАНДРОВИЧ ОБРАЗЫ КОММУНИСТИЧЕСКОГО БУДУЩЕГО У ВЛАСТИ И НАСЕЛЕНИЯ СССР НА РУБЕЖЕ 50-60-Х ГГ. XX ВЕКА Специальность 07.00.02 — отечественная история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени кандидата исторических наук

Челябинск — 2007

Работа выполнена в Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Челябинский государственный университет» на кафедре истории дореволюционной России

Научный консультант: доктор исторических наук, профессор Нарский Игорь Владимирович

Официальные оппоненты: доктор исторических наук, профессор Юдина Людмила Сергеевна Троицкий филиал ГОУВПО «Челябинский государственный университет» доктор исторических наук, профессор Лейбович Олег Леонидович ГОУВПО «Пермский государственный технический университет»

Ведущая организация: Челябинская академия культуры и искусств

Защита состоится «13 » ноября 2007 г. в 10 часов на заседании регионального диссертационного совета ДМ 212.296.04. на соискание ученой степени доктора исторических наук при ГОУВПО «Челябинский государственный университет» по адресу: 454084, г. Челябинск, пр. Победы, 162-в, ауд. 215.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки Челябинского государственного университета по адресу:

ул. Братьев Кашириных, 129, к. 205.

Автореферат разослан «» октября 2007 г.

Ученый секретарь диссертационного совета, А.А. Пасс 2

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность работы. Коммунизм, в советское время воспринимавшийся как конечная цель развития истории, после крушения Советского Союза стал рассматриваться в лучшем случае как миф, а в худшем — как один из самых значительных обманов в современной истории. Оценка коммунизма в обществе и науке связана с отношением к советскому государству. Если в период руководства страной коммунистической партии коммунизм, естественно, имел положительную оценку, то в постсоветский период отрицание прежнего опыта и коммунистической идеологии принципиально изменило и отношение к коммунизму. Современная наука предлагает новые методологические подходы, позволяющие абстрагироваться от этих противоположных точек зрения, и вновь обращается к исследованию одного из основных понятий марксизмаленинизма – коммунизму, без которого изучение истории советского периода представляется проблематичным.

Наиболее отчетливо коммунистические перспективы в советской истории оформились на рубеже 50-60-х гг. XX в. В первую очередь, это было связано с принятием XXII съездом КПСС Программы партии, которая провозгласила начало эпохи «развернутого строительства коммунизма»: суть программы заключалась в построении в СССР коммунистического общества в течение лет. Такая задача требовала от партийных органов, во-первых, определить понятие «коммунизм» в целом; во-вторых, конкретизировать отдельные его элементы; в-третьих, - мобилизовать население для воплощение коммунизма в жизнь. Партийная инициатива вызвала реакцию со стороны населения, которое также начало более четко оформлять и выражать свое представление о коммунизме.

«Развернутое строительство коммунизма» можно рассматривать как «сверхзадачу», выполнение которой определяло дальнейшее развитие страны.

В это связи изучение опыта реализации этого мегапроекта представляется поучительным для создателей других, в том числе современных крупномасштабных национальных и государственных проектов Строительство «светлого будущего» на рубеже 50-60-х гг. демонстрирует, что даже самая позитивная идея, подкрепленная системой пропаганды и в той или иной степени поддержанная населением, в итоге может окажется неосуществимой.

Историография указанного периода на сегодняшний момент не самая представительная. Основное внимание исследователей обращено на сталинский период, который характеризуется большим количеством опубликованных источников и работ исследовательского характера. Наметившийся в последнее время интерес к послесталинскому периоду истории СССР на фоне определенного перенасыщения работами, касающимися 30-50-х гг., позволяет предположить, что исследования хрущевского периода в ближайшие годы окажутся в разряде актуальных. Это потребует, помимо прочего, анализа III Программы КПСС как одного из важнейших документов той эпохи и идеи коммунизма как стержневой основы Программы и всего периода.

Многие исследования находятся в русле традиционных сюжетов экономической или политической истории. Невнимание к истории КПСС в последние 15 лет также неблагоприятно сказывается на изученности III Программы КПСС и исследованности официальной коммунистической позиции советского руководства. Еще менее исследованными оказываются «народные» представления о коммунизме. В связи с этим дальнейший историографический обзор выстроен по проблемному принципу.

Коммунизм как исследовательская проблема возникла в отечественной историографии недавно. В советский период 60-80-х гг. эпоха «развернутого строительства коммунизма» рассматривалась как актуальный этап развития страны в соответствии с представлениями марксистско-ленинской философии, что нашло свое отражение в стандартизированных исследованиях и учебных пособиях в рамках истории КПСС. Смена исследовательской парадигмы привела к восприятию коммунизма как одного из утопических проектов1. В работах такой направленности делались попытки проанализировать коммунизм и выявить механизмы функционирования образа коммунизма в связи с утопическими произведениями, что накладывает определенный отпечаток на характер исследований. В центре внимания исследователей оказалась теоретическая модель коммунизма, выработанная в рамках марксистсколенинской философии и зафиксированная в трудах классиков. При этом предполагалось, что такой «теоретический» коммунизм существовал на всем протяженнии советской истории и не менялся со временем. Авторы, таким образом, не учитывали возможность изменения наполнения теоретических конструктов в зависимости от конкретного исторического контекста.

Наиболее изученными являются политические аспекты создания III Программы КПСС. Обращая свое внимание на строительство коммунизма, исследователи останавливались, в первую очередь, на формальном документе — III Программе КПСС, поскольку строительство коммунизма воспринималось ими как партийно-государственный проект, который необходимо изучать в русле традиционной политической истории, то есть на основе официальных документов. Обозначенная методологическая позиция авторов влияла не только на подбор источников, но и на их анализ. Они акцентировали свое внимание на истории создания Программы, работе программной группы и Н.С. Хрущева над текстом2. Рассматривались причины создания новой Программы партии, основные задачи, обозначенные в ее тексте, однако подобные исследования носили формальный характер и в очередной раз подтверждали ошибочность политики партийного руководства.

Помимо работ, которые специально были посвящены изучению III Программы КПСС, ее освещали и в работах, так или иначе связанных с См.: Ласки М. Утопия и революция // Утопия и утопическое мышление: антология зарубежной литературы.

М., 1991.; Чаликов В. Предисловие // Утопия и утопическое мышление. М., 1991.; Шацкий Е. Утопия и традиция. М., 1990.; Егоров Б.Ф. Российские утопии: Исторический путеводитель. СПБ., 2007.

См.: Н.С. Хрущев о проекте третьей Программы КПСС // Вопросы истории КПСС. 1989 № 8.; Барсуков Н.

Коммунистические иллюзии Хрущева // Диалог. 1991. №. 5.

исследованием экономических проблем Советского Союза 50-60-х гг., поскольку Программа партии является одним из фундаментальных документов эпохи3. Стоит отметить, что интерес к сталинскому периоду советской истории опосредованно повлиял и на изучение хрущевского десятилетия. Поскольку XX съезд КПСС, на котором произошло развенчание «культа личности» И.В. Сталина, притягивал внимание исследователей, это, привело к понижению интереса к иным проблемам 50-60-х гг. Работы, которые уделяют внимание коммунистическому строительству, обращаются только к отдельным аспектам Программы партии, касающимся экономических задач советского государства, в них только постулируется тот факт, что в 1961 г. произошло провозглашение намерения КПСС построить в течение 20 лет коммунизм. В лучшем случае анализируются экономические предпосылки создания Программы партии и причины ее невыполнения. Таким образом, анализ охватывает преимущественно коммунистическую перспективу «сверху», без глубокого исследования скрытых факторов, которые обеспечивали формирование и функционирование образа коммунизма.

Коммунистическая тематика рассматривается и в работах, посвященных предыдущим периодам советской истории, поскольку и в послереволюционный период, и в сталинские времена «светлое будущее» постоянно «приближалось»4. Большее внимание исследователей к 20-50-м гг. по сравнению с 60-ми гг., естественно, отразилось и на степени разработанности проблемы. Работы Шт. Плаггенборга, Д. Хмельницкого, Ш. Фицпатрик, М. Чегодаевой демонстрируют продуктивный подход к вычленению представлений о будущем. К тому же, в отличие от отечественной историографии, которая делает акцент на политические и экономические проблемы, зарубежные исследователи обращают внимание на повседневные практики, на те ориентиры, которыми руководствовались в обыденной жизни советские люди. Анализу, в первую очередь, подвергается культура и составляющие ее элементы, начиная от переделки человека до изменения имен.

Коммунизм рассматривается не только как утопия, но и как смыслообразующая См.: Опенкин Л.А. Были ли повороты в развитии советского общества в 50-е-60-е гг. // Вопросы истории КПСС. 1988. № 8.; Шмелев Н., Попов В. На переломе: экономическая перестройка в СССР. М., 1989.; Ханин Г.И. Анализ тенденций экономического развития СССР (1928-1985) // Экономическая социология и перестройка. М, 1989.; Лейбович О.Л. Реформы и модернизация в 1953-1964 гг. Пермь, 1993.; Всемирная история экономической мысли. М., 1997. Т. 6. кн. 1.; Кудров В.М. Советская экономика в ретроспективе: опыт переосмысления. М., 1997.; Дроздов В.В. Экономические реформы в СССР (1953-1985). Взгляды зарубежных исследователей. М., 1998.; Пихоя Р.Г. Советский Союз история власти. 1954-1991. М., 1998.; Пыжиков А.В.

Оттепель: идеологические новации и проекты (1953—1964). М., 1998.; Зубкова Е.Ю. Общество и реформы.

1945-1964. М., 1999.; Трофимов А.В. Советское общество 1953-1964 годов в отечественной историографии:

политика и экономика. Дисс. … докт. ист. наук. Екатеринбург, 1999.; Зеленин И.Е. Аграрная политика Н.С.

Хрущева и сельское хозяйство. М., 2001.; Ханин Г.И. Десятилетие триумфа советской экономики // Свободная мысль–XXI 2002, №. 5; Летенко А.В. Российские хозяйственные реформы. История и уроки. М., 2004.; Амосов А.И. Социально-экономичесая эволюция России. М., 2004.; Шестаков В.А. Политика Н.С. Хрущева в аграрной сфере: приемственность и новации // Отечественная история. 2006. №. 6.

См.: Плаггенборг Шт. Революция и культура: Культурные ориентиры в период между Октябрьской революцией и эпохой сталинизма. С-Пб., 2000.; Фицпатрик Ш. Повседневный сталинизм. Социальная история советской России в 30-е годы: город. М., 2001.; Чегодаева М.А. Социалистический реализм – мифы и реальность. М., 2003.; Хмельницкий Д. Зодчий Сталин. М., 2007.

основа эпохи. Помимо методологического аспекта, эти работы позволяют установить преемственность между зарождением марксистской идеи коммунизма и созданием III Программы партии.

Необходимо отметить, что попытка исследовать задачи строительства коммунизма в III Программе КПСС была предпринята в 2002 г. Т.Ю. Луциной5.

Несмотря на то что проблемно и хронологически диссертация Т.Ю. Луциной совпадает с данной работой, несколько существенных наблюдений позволяет сделать заключение, что в исследовании Т.Ю. Луциной не ставилась задача анализа представлений о коммунизме как власти, так и общества. В диссертации Т.Ю. Луциной основной упор был сделан на двух моментах. Вопервых, коммунистическое строительство воспринимается исследователем как миф, понимается как обман и манипуляция. Во-вторых, коммунизм в работе Т.Ю. Луциной, в основном, рассматривается только в рамках разработки Программы партии, и значительная часть диссертации посвящена анализу взаимоотношений исторической науки и власти. Автор пытается продемонстрировать роль академической исторической науки, с упором на местный удмуртский материал, в оформлении «коммунистического мифа».

Автор обозначает основные задачи Программы партии, не пытаясь определить комплекс идей, лежащих в их основе. Коммунистическая перспектива выступает в ее исследовании фоном, на котором показана ситуация в исторической науке. Также в диссертации Т.Ю. Луциной отсутствует обращение к сознанию и представлениям населения СССР. Несмотря на ряд весьма интересных выводов, в целом можно сказать, что Т.Ю. Луциной не удалось систематически проработать проблематику коммунистических перспектив на рубеже 50-60-х гг. Таким образом, данная диссертация и работа Т.Ю. Луциной, на первый взгляд имеющие значительное формальное сходство, содержательно существенно различаются.

Зачастую идея «развернутого строительства коммунизма» интерпретируется как авантюрная инициатива Н.С. Хрущева. Поэтому анализ «коммунистического строительства» можно обнаружить в исследованиях, касающихся личности Н.С. Хрущева6. Недостатки анализа коммунистических перспектив в этих работах обусловлены точкой зрения авторов, которые коммунизм и его строительство выводят из особенностей личности партийного лидера.

Личностный взгляд на восприятие коммунизма нашел свое отражение и в разнообразных работах, проведенных с большой временной дистанцией, очевидцев принятия новой Программы партии7. Помимо присутствия личных См.: Луцина Т.Ю. Миф «развернутого строительства коммунизма» в советском обществе в середине 50-х — начале 60-х годов. Дисс. … канд. ист. наук. Ижевск, 2002.

См.: Медведев Р.А. Н.С. Хрущев: политическая биография. М., 1990.; Н.С. Хрущев (1894-1971): Материалы научной конференции, посвященной 100-летию со дня рождения Н.С. Хрущева. 18 апреля 1994 года. М., 1994.;

Гриневский О. Тысяча и один день Никиты Сергеевича. М, 1998.; Поползунов Ю.А. Н.С. Хрущев как политический лидер. Дисс. … канд. полит. наук. М., 2003.

См.: Носов Е. Кострома не Айова // Никита Сергеевич Хрущев: Материалы к биографии. М., 1989.; Бурлацкий Ф. Глоток свободы. М., 1997. кн. 1.; Вайль П., Генис А. 60-е. Мир советского человека. М., 1998.

Pages:     || 2 | 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»