WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

2. Автор, используя новые архивные материалы, публикации, полно анализирует комплекс проблем становления автономии. В то же время подчеркнуто, что упрощенная политическая догма о решенности национального вопроса в СССР привела к игнорированию этнического фактора, что вполне определенно проявилось после включения автономии адыгов в состав Краснодарского края. Отсутствие в автономной области достаточной правовой защищенности, как показала практика, привела к серьезным последствиям. В 1924-1937 годах, в период утверждения командно-административной системы управления, область развивалась по нисходящей, поэтапно теряя свой правовой статус. Так, из субъекта РСФСР она, пройдя стадии вхождения в Северо-Кавказский и Азово-Черноморский края, была включена в более мелкое административно-территориальное образование - край. Вхождение автономных областей в состав краев не было закреплено конституционно. И только в 1977 году Конституция СССР, а следом и Конституция РСФСР определили, что автономная область входит в Федеративную республику только через край. Такое конституционное определение статуса автономной области явилось политическим и правовым шагом назад.

3. Изменение основ политической, экономической, социальной и культурной жизни в России к началу 90-х годов предопределило принятие новой Конституции Российской Федерации, что в свою очередь потребовало конституционного обновления и на уровне субъектов Российской Федерации, включая Республику Адыгея; принятие на основе новой Федеральной Конституции Основного Закона Республики Адыгея 1995 года требует переосмысления теории и практики государственно-правового строительства Республики Адыгея как субъекта Российской Федерации, исследования малоизученной проблемы взаимозависимости процесса развития государственности народа Адыгеи и современного статуса республики.

4. Ссылаясь на международный опыт обеспечения равенства, предоставление дополнительных прав для меньшинств, автор считает целесообразным принятие на федеральном уровне нормативного акта о статусе коренных народов, оставшихся в условиях своей национально-государственной территории национальным меньшинством.

Права меньшинств должны обеспечиваться дополнительными гарантиями.

Исторический опыт показывает, что полноценность политического и культурного развития наций напрямую зависит от степени ее суверенности и наличия собственной государственности.

5. Рассмотрение государственно-правовых признаков Республики Адыгея как субъекта Российской Федерации на основе комплексного подхода позволило автору выявить широкий спектр вопросов, нуждающихся в дополнительном правовом регулировании. Выделяются в первую очередь те признаки, которые свидетельствуют о государственной природе Республики Адыгея, а именно: наличие системы правовых актов, возглавляемой Конституцией Республики Адыгея; системы органов государственной власти; территориального верховенства; государственного языка и ряда других признаков.

Особое значение в теоретическом и практическом аспекте имеют вопросы гражданства. Автор обосновывает мысль о необходимости однозначного законодательного регулирования этих вопросов, которое должно отражать принцип единого гражданства в государстве, а именно гражданства Российской Федерации.

6. Своеобразным нормативно-правовым «наполнителем» государственно-правового статуса Республики Адыгея являются предметы ее ведения и полномочия как субъекта Российской Федерации.

Рассматривая современные проблемы разграничения предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и Республикой Адыгея, автор диссертации исследует одновременно и проблему суверенитета, особенности ее решения в условиях Российской Федерации. С учетом этого показывается связь данных вопросов с решением проблемы территориальной целостности Российской Федерации и оптимальное его обеспечение в рамках российской модели федерализма.

7. Руководствуясь проведенным анализом юридических новелл Конституции Российской Федерации и Конституции Республики Адыгея, диссертант обосновывает тезис о том, что Республика Адыгея как субъект Российской Федерации обладает полной государственно-правовой самостоятельностью на своей территории, в рамках своей компетенции, выражающейся в принадлежности ей всей полноты государственной власти вне пределов исключительного ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

8. Анализируя проблему обеспечения единства конституционно-правового пространства Российской Федерации, диссертант обосновывает, что положение части 1 статьи 1 и части 1 статьи 4 Конституции Республики Адыгея о верховенстве Конституции Республики Адыгея и республиканских законов на всей территории, и о высшей юридической силе Конституции Республики Адыгея означает лишь их верховенство в системе правовых актов Республики Адыгея.

В то же время все правовые акты, принимаемые в Республике Адыгея, как и сама Конституция Республики Адыгея не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Такое сочетание позволяет говорить о двухуровневой конструкции принципа верховенства конституционных актов в федеративном государстве.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение результатов исследования состоит в том, что сформированные в нем теоретические положения и выводы развивают и дополняют некоторые разделы истории государства и права России, посвященные развитию национальной государственности у народов Северного Кавказа, способствуют формированию специальных правовых норм, регулирующих федеративные отношения, совершенствованию государственной политики в сфере разграничения компетенции между федерацией и ее субъектами.

Результаты исследования позволяют проследить процесс становления государственности Адыгеи, сделать вывод о целесообразности построения федерации, субъектами которой выступают национально-государственные образования.

Исследуемые в диссертации вопросы правового регулирования статуса Адыгейской автономной области, а в последующем - Республики Адыгея на различных исторических этапах развития Российского федерализма, правовых форм реализации государственной политики в сфере национальной политики определяют теоретически важный аспект в круге фундаментальных проблем современной науки о государстве и праве, новые подходы к их теоретическому осмыслению, обуславливают теоретическую значимость и ценность проведенного исследования.

Практическое значение состоит в возможности применения содержащихся в исследовании выводов и предложений в целях совершенствования действующего республиканского законодательства, использовании результатов исследования в учебном процессе вузов, при подготовке спецкурсов и методических пособий.

Основные положения и выводы, содержащиеся в диссертации, нашли отражение в опубликованных автором статьях, а также в выступлениях на различных семинарах и научно-практических конференциях, проведенных высшими учебными заведениями (Научная конференция молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь.», Всероссийская научно-практическая конференция «Юридическая наука в начале третьего тысячелетия») и органами государственной власти Республики Адыгея.

Структура исследования.

Цель и задачи исследования обуславливают его структуру. В соответствии с ними диссертация состоит из введения, двух глав, объединяющих пять параграфов, заключения, списка литературы и приложения.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении обосновывается актуальность темы исследования и его структура, анализируется степень научной разработанности темы, формулируются предмет, цель и задачи исследования, раскрываются теоретическая и практическая значимость, методологическая и теоретическая основы, научная новизна.

В первой главе диссертации - «Государственно-правовой статус Адыгейской автономной области» диссертант не ставит перед собой задачу анализа всей предыстории образования государственности адыгейского народа, а обращается к истории вопроса в связи с рассматриваемой проблемой. В работе выделяются три основных этапа политико-национального определения: путь к автономии, собственное образование и развитие национальной автономии, становление и развитие Республики Адыгея как субъекта Российской Федерации. Первая глава посвящена первым двум этапам политиконационального определения.

В первом параграфе «Образование Адыгейской автономной области» анализируется политическое устройство региона в дооктябрьский и послеоктябрьский периоды, которое по разному влияло на национальное самоопределение адыгейского народа. В работе дается политическая оценка Декларации прав народов России, Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа, с учетом которых впоследствии проводилась национальная политика советского государства, осуществлялось национально-государственное строительство.

Диссертант отмечает, что форма национально-территориальной автономии - автономная область, появившаяся в первые годы после завершения гражданской войны, явилась целесообразной формой национальной государственности многих народов, в том числе и горских народов Северного Кавказа. После окончательного установления Советской власти на Северном Кавказе в первой половине 20-х годов XX века были созданы автономные области народностей Северного Кавказа, часть из которых после принятия Конституции года была преобразована в автономные республики.

Автономная область явилась формой национально-государственного самоопределения и для адыгейского народа.

Анализ государственно-правовой природы советской автономии, порядка ее возникновения и форм, предложенный отечественными правоведами 1920-1930 годов, позволяет говорить о том, что обоснование ее существования представляло для них огромные трудности. Они обуславливались, прежде всего, несоответствием между реальными обстоятельствами и идеологическими мотивами, которыми руководствовалась советская власть при их образовании, и необходимостью найти для них «юридически безупречное» объяснение.

Сложность поставленной задачи отразилась и на используемой терминологии. Вместо понятия «советская национальная государственность» использовалось более точное понятие «советская автономия».

С одной стороны, оно отражало определенную степень самостоятельности областей и республик, с другой стороны, подчеркивало их зависимость от советской государственной системы. Такая двойственность положения позволяла характеризовать советскую автономию как политическое образование, пределы самостоятельности которого зависели от центральной власти.

Автор, используя новые архивные материалы, публикации анализирует документы второго и третьего съездов горцев Кубани и Черноморья, деятельность ревкомов, Горского исполкома, а также комплекс проблем становления автономии.

В работе отмечается, что с образованием автономии советы Адыгеи занимались ликвидацией последствий гражданской войны и интервенции, восстановлением народного хозяйства, налаживанием промышленного производства, осуществлением аграрных мероприятий, проведением культурной революции.

Главным условием успешного решения стоявших перед советской властью задач оставалось привлечение трудящихся к управлению, которое давало возможность формировать государственность коренных народов Северного Кавказа.

Во втором параграфе «Изменение правового статуса Адыгейской автономной области в составе Северо-Кавказского края, Азово-Черноморского края» раскрывается процесс районирования на Северном Кавказе и его влияние на правовой статус Адыгейской автономной области.

В 1924 году началось районирование Юго-Восточного края. В ходе развивающихся административно-территориальных преобразований создавалась новая административно-территориальная единица - Юго-Восточная область. Адыгейская (Черкесская) автономная область, наряду с другими национальными автономиями, со 2 июня вошла непосредственно сначала в Юго-Восточную область, а затем с октября в Северо-Кавказский край.

В это время пересматривалось внутреннее деление области: ликвидировались округа и волости, вместо которых вводились районы и сельские советы. 5 августа 1924 года крайисполком утвердил новое деление области, а 2 сентября облисполком утвердил конкретную районную сеть. Область делилась на 5 районов и 32 сельсовета.

В течение 1924 года произошло разукрупнение некоторых сельских советов и к 1 января 1925 года область делилась на 5 районов и 40 сельсоветов.

Вплоть до 1934 года внутренние и внешние границы края подвергались неоднократному изменению, в основе которого лежали те же принципы хозяйственной целесообразности и удобства управления. После неоднократных преобразований, «выравнивания» районов и передачи отдельных территорий и городов в состав тех или иных автономий или русских областей, 10 января 1934 года СевероКавказский край был упразднен, точнее, разделен на два новых края:

Азово-Черноморский край с центром в г. Ростове-на-Дону и СевероКавказский край с центром в г. Пятигорске. Такое деление было признано наиболее целесообразным с географической и административной точек зрения. При этом в состав Азово-Черноморского края вошла лишь одна северокавказская автономия - Адыгейская автономная область, остальные оказались «связанными крепкими административно-хозяйственными узами» с Северо-Кавказским краем.

13 сентября 1937 года в соответствии с постановлением ЦИК СССР Азово-Черноморский край был разделен на Краснодарский край и Ростовскую область. Адыгейская автономная область вошла в состав Краснодарского края. До середины 1940-х годов происходило организационное упорядочение внутреннего деления края, уточнялись границы его районов, статус отдельных населенных пунктов.

На протяжении 1940 г. - первой половины 1950-х гг. значительных изменений в административно-территориальном устройстве области не происходило. Небольшие изменения затрагивали лишь состав сельсоветов отдельных районов. Они, как правило, сводились к их укрупнению и подчинялись задачам восстановления и последующего укрепления разрушенного войной народного хозяйства края.

Наиболее существенные и крупномасштабные преобразования пришлись на 1950 - вторую половину 60-х гг. Новое законодательство по административно-территориальным вопросам существенно расширило полномочия исполнительных комитетов краевых и областных советов депутатов трудящихся. Началось активное укрупнение ряда сельских советов. В Адыгейской автономной области оно было вызвано соответствующим решением крайисполкома от 17 июня 1954 г. К июлю 1955 г. в области действовали 7 районов и 33 сельских совета.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»