WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Кроме того, материалы диссертации целесообразно использовать при подготовке нормативно-правовых актов федерального и местного уровней, регламентирующих деятельность российского казачества, в определении наиболее эффективной формы привлечения казаков к охране границы, общественного порядка и другим видам государственной службы с учетом имеющегося историко-правового опыта, а также организаторами возрождения казачества.

Апробация результатов работы. Базовые положения и выводы исследования отражены в семи публикациях и выступлениях автора на всероссийских, региональных, межвузовских, вузовских и кафедральных научных конференциях, семинарах, «круглых столах», проводившихся в 2007–2008 гг.

Структура диссертации обусловлена целью и задачами исследования, а также избранной автором логикой изложения материала. Работа состоит из введения, трех глав (семи параграфов), заключения, списка источников и литературы.

ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во введении диссертации обоснована актуальность темы исследования, проанализирована степень ее научной разработанности, определены объект и предмет исследования, его цель и задачи, хронологические и географические рамки диссертации, рассмотрены ее теоретико-методологическая основа, источниковая база, отмечена научная новизна работы, сформулированы положения, выносимые на защиту, определено теоретическое и практическое значение, а также приведены сведения об апробации результатов представленного труда.

В первой главе «Основные направления государственной политики на Дону во второй половине ХIХ–начале ХХ вв.», состоящей из трех параграфов, дается подробная характеристика российского законодательства, отражающего государственную политику на Дону, в пореформенный период;

определяются главные критерии государственной власти при осуществлении правовой регламентации земледельческого и военного уклада жизни донского населения; анализируются государственное управление и местное самоуправление в казачьей Донской области.

В первом параграфе «Характеристика российского законодательства, отражающего государственную политику на Дону, в пореформенный период» подробно и всесторонне исследуется влияние отечественного законодательства, выражающего правовую политику царского правительства в отношении казачьего и крестьянского населения, проживающего на территории Донского казачьего войска во второй половине ХIХ века;

выясняется роль обычного права в истории российского законодательства;

определяется правовой статус донского казачества и крестьянства в рассматриваемый период.

Диссертант указывает, что во все времена закон играл огромную роль в жизни казачье-крестьянского населения Дона. И это вполне объяснимо, ведь именно через право, закон, нормативную юридическую систему осуществляется взаимодействие государственной власти и государственного управления.

Автор отмечает, что в конце ХVII–начале ХIХ вв. очень активно протекал процесс замены обычного права донских казаков российским законодательством, в результате чего обычное право утратило свою регулятивную сущность и общественное назначение. На смену обычного права на государственном и региональном уровне пришло законодательство Российской империи. Однако традиционное юридическое наследие казачества в дореволюционном Российском государстве было сохранено.

Диссертант обращает внимание на то, что согласно российскому законодательству коренные крестьяне и иногородние во второй половине ХIХ– начале ХХ вв., с одной стороны, являлись юридически свободными, а с другой, находились как в экономической, так и политической зависимости от казаков. Их положение было весьма нелегким и бесправным.

Казачество Дона, как и всей России, в пореформенное время оставалось феодальным служилым населением. Самодержавие постоянно акцентировало внимание на огромной важности казачьей службы России, но возмещало казакам их воинскую повинность лишь частично.

С точки зрения автора, анализируя российскую политику реформ в отношении казачьих войск во второй половине ХIХ–начале ХХ вв., целесообразно подразделить ее на три ключевых этапа. Так, с 1861 по гг. проходил первый этап. Он был связан с крестьянской реформой 1861 г. В обозначенное время в казачьей среде ликвидировались крепостнические формы организации труда. Безусловно, реформы носили явно ограниченный характер, но они все-таки выступили в роли катализатора в процессах разрешения сословной замкнутости казачьих общин, социальной дифференциации.

С наступлением же реакционного периода, начиная с 80-х гг. ХIХ в., данные реформы расценивались правительством как допущение “роковой ошибки”, последствиями которой может быть угроза существованию казачества как единого сословия. Этим и объясняется тот факт, что со стороны правительства были предприняты действия по отмене ранее вводимых законов, укреплению единоначалия, сословной замкнутости, ликвидации разделения военной и гражданской властей, исполнительной и законодательной.



Все вышеуказанные правительственные шаги вполне обозначали второй этап контрреформ в казачьих войсках. В эти годы наблюдается насаждение крупного офицерского землевладелия и противопоставление его “юртовому”, что повлекло за собой усложнение аграрных проблем даже на многоземельных войсковых территориях.

Третий этап реформ ознаменовался революционными событиями 1905 г., в которых принимала активное участие казачья беднота. Именно она и потребовала от правительства эффективных мер по превращению казачества в опору самодержавия. Несмотря на то, что в течение данного периода были предприняты весьма действенные меры в отношении муниципализации казачьих земель, укрепления экономики хозяйств, борьбы с расслоением общины, они не могли предотвратить объективные процессы разложения казачества и перехода его части на демократические позиции. Об этом свидетельствовало участие казаков в революциях 1917 г.

Диссертант подчеркивает, что вышеуказанная периодизация совпадает в своей основе с наиболее переломными моментами политики российского правительства в отношении крестьянства. Однако концепция реформ определялась особенностями положения казачества на социальной лестнице, экономическим положением регионов, в которых находились войсковые территории.

Во втором параграфе «Главные критерии государственной власти при осуществлении правовой регламентации земледельческого и военного уклада жизни донского населения» рассматриваются законодательные изменения в сфере землевладения и землепользования, показана эволюция земельных правоотношений в Донском казачьем крае в пореформенное время; анализируются особенности прохождения воинской службы, охраны общественного порядка и защиты внешних рубежей страны казачеством Дона и их закрепление в соответствующих нормативных актах; выясняются важнейшие критерии государственной власти при осуществлении правовой регламентации жизненного уклада различных категорий сельского населения Дона; рассмотрена роль норм обычного права в механизме правового регулирования общественных отношений у донского казачества во второй половине ХIХ–начале ХХ вв.

Диссертант указывает, что в основе системы правовых представлений казачества о владении и пользовании землей находилось сочетание регулирования коллективно используемых земель с индивидуальным. В ходе колонизации земель складывались формы казачьего землепользования.

Казачья община являлась полноправным хозяином земельного фонда.

В каждом казачьем войске юга России земельные отношения имели свои особенности. Значительное отличие наблюдалось в нормах обычного права, которые определяли земельное владение различных территориальных групп казачества. Все виды земельных владений донского казачества возникали на основе свободных захватов угодий, последствием чего и явилось ускорение процесса формирования частной собственности на войсковых землях.

Автор подчеркивает, что в течение имперского периода истории казачества обычное право претерпело изменения. В 1835 г. государственной властью был принят целый ряд законодательных актов, касающихся донского казачества. Данные документы носили компромиссный характер, так как в них признавалось наличие частных владений в системе казачьего общинного землевладения. Одновременно основное содержание новых норм свидетельствовало о закреплении уравнительного общинного землевладения.

Для подхода государственной власти к определению прав на землю казачьих обществ в войсках юга России был характерен дифференцированный подход. Различия в правовом регулировании земельных отношений были обусловлены разницей природных условий и численностью казачьего населения относительно размеров войсковой земли.

Необходимость экономического освоения казачьих территорий настоятельно требовала расширения прав возросшего по численности иногороднего населения. В связи с этим в 1868 г. и было принято положение “О дозволении лицам невойскового сословия приобретать недвижимую собственность в казачьих землях”. После появления этого документа правительством было пересмотрено казачье землеустройство. Преследуя цель согласовать интересы войскового и невойскового населения, царизм разделил все земли казаков на три различных формы казачьей собственности:

войсковую, общинную и частную.

Диссертант отмечает, что разработка единых мероприятий по улучшению землепользования на Дону, как и в других казачьих областях юга России, была затруднена из-за разнообразия местности, качества почвы, величины паевого надела. Ни одно из аграрных мероприятий к Октябрю 1917 г. не было доведено до конца и осуществлено на практике.

В отношении правовой регламентации военного уклада жизни донского населения, по мнению автора, следует подчеркнуть, что царское правительство в своей политике учитывало две противоположные тенденции – сохранение традиций казаков и максимальное приближение порядка прохождения воинской службы ими к службе регулярных войск.

На нормативно-правовых актах, регламентирующих воинскую службу, отразилось влияние российской сословности. Так, для разных сословий устанавливались различия по длительности и порядку прохождения службы.

Согласно же нормами обычного права казаков основной принцип организации воинской службы заключался во всеобщности и равенстве.

Диссертант делает вывод, что в пореформенный период органами центральной власти осуществлялись многочисленные реорганизации, касающиеся порядка несения военной службы казачеством юга России, в частности, Дона. Реформирование было обусловлено, прежде всего, государственной потребностью сохранить социально-политическую стабильность на недавно присоединенных территориях.

В третьем параграфе «Историко-правовой анализ государственного управления и местного самоуправления в казачьей Донской области» исследованы организационно-правовые основы управления казачества и крестьянства Дона в пореформенный период, показана противоречивость системы управления казачьих войск в начале ХХ в.

Диссертант отмечает, что вплоть до середины ХIХ в. преобразования управления донского казачества затрагивали исключительно структуры высшего войскового управления. Станичное управление по-прежнему регламентировалось в основном нормами обычного права.

Принятие в 1835 г. “Положения об управлении Войском Донским” было одним из наиболее значимых событий в истории развития административного управления казачьих войск юга России в первой половине XIX столетия. Этот документ существенным образом изменил порядок управления войском и послужил образцом при составлении положений для других казачьих войск.

Автор акцентирует внимание на том, что принципы организации управления казачьими войсками юга России претерпевали определенные изменения под воздействием государственной политики. Центральная власть от полного невмешательства в структуру управления перешла в XVIII столетии к контролю за деятельностью войсковых органов управления, постоянная реорганизация которых свидетельствует о поиске правительством эффективной системы управления.

Диссертант констатирует, что преобразования системы управления казачьих войск страны в пореформенный период представляли собой неотъемлемую часть военных реформ 60-х – 70-х годов ХIХ века и последовавшей за ними реорганизации в общегосударственном устройстве России.

В пореформенный период царское правительство в процессе реформирования органов управления казачьих войск старалось достичь унификации административного устройства всего государства. Именно с этой целью и был принят закон от 13 мая 1870 г. “О преобразовании общественного управления в казачьих войсках”. Согласно ему предполагалось применить к казачьим общинам основы самоуправления, которые были зафиксированы положением 19 февраля 1861 г. для российского гражданского населения.

Параллельно с коренными преобразованиями органов управления в казачьих войсках, округах и отделах шла весьма активная работа и по реформированию системы местного самоуправления. Структуру и функции органов местного самоуправления на Дону, также как и в других казачьих областях юга России, необходимо было приспособить к местным условиям.

При этом должна была сохраниться видимость распространения на территории южных казачьих войск “Положения от 19 февраля 1861 года”.

После проведения определенной работы, обусловленной необходимостью реформирования общественного местного управления на казачьих территориях, было разработано новое положение об общественном управлении казачьих войск, утвержденное 3 июня 1891 г.

Порядок местного управления на территории Донского казачьего войска, как и других войск юга страны, основывался на статьях “Положения” 1891 г.

вплоть до революционных событий 1917 г.

Диссертант приходит к заключению, что в основу управления казачества и крестьянства было положено их общественное управление, находящееся под достаточно жестким контролем и надзором со стороны правительства.

Жизнедеятельность крестьянской и казачьей общин оказалась законодательно вписанной в систему российского государственного управления.

Во второй главе «Государственная политика на Дону в период революций и Гражданской войны (1917–1920 гг.)», состоящей из двух параграфов, исследуется влияние государственной политики на казачьекрестьянские правовые отношения на Дону в марте–октябре 1917 г.;

выявляется специфика казачьей политики на Дону в правовом пространстве Российского государства в послеоктябрьский период и годы Гражданской войны (конец 1917–1920 гг.).

В первом параграфе «Влияние государственной политики на казачьекрестьянские правовые отношения на Дону в марте–октябре 1917 года» проанализированы аграрные правоотношения на территории Донского казачьего войска после свержения самодержавия; рассмотрено формирование органов местного управления и самоуправления на Дону весной 1917 г.;

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»