WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Поиски исходных принципов, форм, взаимосвязей и согласованного взаимодействия права и власти, закономерно приведшие к идее правового государства, начались уже в древности, а подразумеваемые в связи с нею понятия и идеалы вынашивались в течение нескольких столетий, предшествующих появлению самого термина «правовое государство», что произошло в немецкой политической и юридической литературе первой половины XIX в.

Для либеральных юристов того времени правовое государство определялось, в первую очередь, формальными признаками, отождествляясь с конституционным правлением и ограничением государственной власти правом.

Справедливое законодательство представлялось им не только необходимым, но и достаточным условием воцарения социальной справедливости.

Позднейший критический анализ показал, что эти умозрительные построения воплощали ограниченные пристрастия зачинателей концепции правового государства. Но сами принципы конституционализма: равенство всех перед законом, верховенство закона, разделение властей, защита прав человека – ценные приобретения человеческой цивилизации.

В настоящее время под правовым государством традиционно понимают исторически сложившуюся форму организации и деятельности государственной власти, при которой само государство, все социальные общности, отдельный индивид находятся в одинаковом отношении к праву, при этом право является главным способом взаимосвязи государства, общества и индивида в условиях, когда все правовые акты соответствуют Конституции – основному закону страны. Взаимосвязанные компоненты или структурные элементы теории и практики правового государства, в совокупности выражающие его смысл и специфику, условно подразделяются на собственно правовые или юридико-нормативные; индивидуально-правовые права и свободы индивидов; организационно-правовые или институционально-правовые.

Первый признак – правопонимание, в рамках которого проводится различие между правом и законом. Смысл и значение разных вариантов различения права и закона для правового государства состоит в том, чтобы выявить объективные условия, необходимые для разграничения и противопоставления права и произвола, а также для того, чтобы закон был правовым, для достижения соответствия требованиям права всех общеобязательных актов в нормотворческой и иной деятельности публичной власти.

Второй компонент теории и практики правового государства состоит в утверждении правовой формы и правового характера взаимоотношений между публичной властью и подвластными субъектами права, в признании и надлежащем гарантировании формального равенства и свободы всех индивидов, прав и свобод человека и гражданина. Предполагается, что правосубъектность индивидов, их права и свободы, а также правовой характер их отношений с властью – это не продукт воли и усмотрения публичной власти, а существенная составная часть объективно складывающегося в данном сообществе права, соблюдение которого – юридическая обязанность всех субъектов.

Реализация двух первых компонентов возможна лишь при наличии третьего, то есть только при определенных организационных и социальноправовых условиях, исключающих монополизацию власти в руках одного лица или социального слоя и обеспечивающих соответствие всей системы публичной власти требованиям легитимности права и их последовательного соблюдения со стороны институтов власти. Главное из этих условий – конституционно-правовая регламентация суверенной государственной власти в соответствии с принципом разделения властей. Существенное значение при этом имеет институт конституционно-правового контроля за правомерностью нормативных актов и действий всех властей.

Диссертант рассматривает государственный строй в качестве той части социальной системы, которая несет ответственность за распределение общественных ресурсов и благ. Стабильность любого государственного строя, его долговременная способность принимать решения и обеспечивать их соблюдение без открытого применения силы также в значительной степени зависят от его законности и эффективности. Законность связана со способностью системы формировать и поддерживать убеждение в том, что существующие политические институты лучше всего подходят для данного общества; эффективность же означает фактическую деятельность, ту степень удовлетворительности, с которой система выполняет основные функции государственного управления, как их понимают большинство населения и его важнейшие влиятельные группы, например, армия и круги, контролирующие основные экономические институты. По мнению диссертанта, проанализировавшего различные типы и формы государственного правления, наилучшим способом избежать правовых и политических трений явилась бы легализация основных структурных изменений при сохранении традиционной законности в политико-правовых институтах, а высшим, идеальным воплощением принципа правового управления следует признать конституционную республиканско-демократическую государственность.

Во втором параграфе рассматриваются феномены правосознания и правопонимания, являющиеся фундаментом развитого гражданского общества. По мнению автора, главная причина того, что в полной мере правовое государство в России не сложилось и по сей день, это дефицит правосознания и своеобразие правопонимания русского народа, достаточно давно отмеченные в русской правовой философии. Автором феномен права рассматривается в пределах его национальной идентичности, посредством обращения к генетически первичным факторам при раскрытии сущностных компонентов права. По своей природе право должно интегрировать весь комплекс социокультурных связей и отношений, существующих в обществе, и, будучи надындивидуальной нормативной системой, являться следствием (продуктом) глубочайших традиционноментальных факторов. Лишь при этих условиях правовая система, включающая наряду с нормативным и организационным такой базисный уровень, как идеологический, являющий собой правосознание народа, может успешно сложиться и функционировать.

За свою тысячелетнюю историю Россия создала чрезвычайное разнообразие идей государственности. Но в русском правосознании очевидно преобладание нравственной проблематики над правовой. Это и сегодня объясняет преобладание содержательно-культурного (традиция) элемента в мотивационной и оценочной сферах деятельности россиян. Помимо этого, в основе российского правопонимания лежит не идея правозаконности, а идея правообязанности, состоящая в неразличении права и обязанности, а значит свободы и равенства, что весьма близко традиционным обществам Востока.

В работе показано, что исторические перипетии становления правовой государственности России имеют глубокие социокультурные и ментальные корни. Это наглядно демонстрирует, что правовое государство – явление не только правового, но и социокультурного порядка. И в этом смысле оно является продуктом длительного генезиса фундаментальных ценностей культуры, в системе которых право занимает центральное место. Современная правовая система Российской Федерации исходит из основополагающих принципов правового государства. Между тем о построении правового государства здесь говорить преждевременно. России еще предстоит «национализировать» эти принципы, то есть наполнить их не абстрактно-гуманистическим, а собственным национально-культурным содержанием. Для успешного осуществления демократиче ских преобразований, строительства правовой государственности необходимо искать собственную культурную почву и альтернативы этой перспективы быть не может.

Во второй главе «Развитие либеральной концепции государственного устройства на рубеже ХIХ – ХХ вв.» рассмотрен процесс зарождения и оформления идей либеральной государственности в российском обществе, ставший логическим завершением разработки теории государства, власти и права; прослежен процесс эволюции идеи правового государства в концепциях российских либералов; определено, с какими проблемами сталкивались либерально ориентированные правоведы и какие результаты имели попытки реализовать их идеи на практике после поворота России на путь конституционного развития; раскрываются причины политического поражения русского либерализма в начале XX века.

В первом параграфе диссертант, говоря о начале русского либерализма, зарождавшегося в условиях господства абсолютизма и самодержавия, выходит напрямую на анализ деятельности русских государей, которая во многом определяла политический и духовно-идеологический климат эпохи, способствовала или, наоборот, препятствовала появлению тех или иных политических и правовых идей. Диссертант разделяет позиции тех исследователей, которые относят политическое и идеологическое оформление русского либерализма к середине XIX в., так как при господствовавшем в более ранний период абсолютистском, централизованном, бюрократическом, полицейском государстве, по определению несовместимого ни с либеральной идеей суверенитета наций, ни с политической свободой, адекватные принципы либерализма не смогли получить в России распространения. По объективным условиям России признаком истинности либерализма, возможности подлинного его оформления следует признать постановку в той или иной форме вопроса о ликвидации крепостного права. Генезис либерализма в России, таким образом, резко отличался от становления либерализма на Западе, произошла своеобразная идейнополитическая инверсия. В Европе генерирование либеральной доктрины, ее претворение в политическую практику было более или менее синхронизировано с формированием правового гражданского общества, его основных институтов, с уровнем развития политического сознания. Для России же отыскание варианта, способа соединения либеральных принципов с особенностями развития государственности представлялось делом гораздо белее трудным ввиду совершенно особой роли самодержавия и государства в деле реформирования страны. Либеральные преобразования в России на всем протяжении ее истории наталкивались на мощное сопротивление консервативной элиты.

В России же длительное время либеральные идеи формировались не в открытой конфронтации с самодержавно-крепостнической системой, а в ее рамках. Решительное предпочтение реформистского пути развития радикальнореволюционному – тоже весьма существенное отличие русского либерализма.

В России либерализм, «запоздав» в своем генезисе, оформлялся уже в условиях развитой революционно-демократической тенденции, выступая как альтернативная конфронтационная идеологическая и политическая концепция. Это пре допределило накопление в российском либерализме консервативных черт, отсутствие у либеральной мысли прочной социальной поддержки в радикально настроенных низах, отсутствие массовой базы, что оказало значительное влияние на его дальнейшую судьбу.

Во втором параграфе автор рассматривает процесс формирования либеральной концепции государственного устройства в пореформенной России.

В пореформенный период либеральная мысль в поисках варианта модернизации обращается к истории либерализма в Европе, стремясь почерпнуть из реального опыта выводы и уроки для практики реформирования российского государства. Исходя из значительных различий в оценке зрелости русского общества к восприятию либеральных ценностей, либералы по разному подходили к построению модели новой русской государственности. В рамках по сути подготовительного периода русские либералы, основываясь на неизменной позиции о реформаторской роли самодержавия, всячески отвергали как различные проекты представительных органов, исходящие из кругов правительственной бюрократии, так и призывы к введению конституционных порядков по европейскому образцу, занимая четко определенную охранительную позицию по отношению к самодержавию. К концу ХIХ в. наступает осознание либералами более глубоких последствий реформ. Они формулируют положение о невозможности развития изменившегося (и продолжающего меняться) общества при прежней системе политического управления им, представляют варианты реформирования системы государственного устройства России и вплотную подходят к идее ограничения самодержавия системой народного представительства. Названные факторы меняют и положение либералов в обществе: от охранительного либерализма они переходят к либеральному консерватизму. На рубеже ХIХ – ХХ вв. либеральная мысль радикализируется. Уже в работах Б.Н. Чичерина открыто заявлена необходимость реорганизации системы государственного управления России на принципах конституционной монархии и как политической задачи, и в качестве шага на пути дальнейших политических преобразований в направлении утверждения парламентаризма в России.

Эволюция взглядов консервативных либералов в целом следовала, на взгляд автора, за изменениями самого общества и может рассматриваться как адекватный ответ на возникающие проблемы. Предложенная русскими либералами концепция государственного устройства являлась теоретической схемой, в большей или меньшей степени соотносимой с эмпирической реальностью, политической практикой и уровнем духовного развития российского общества второй половины XIX века – начала ХХ века. Отступлением от реального состояния вещей было длительно неизжитое представление русских теоретиков консервативного либерализма о возможности углубления и развития реформы только по инициативе самодержавия, выстраивавших свой идеал парламентаризма в виде народного представительства с совещательными функциями, а систему власти в стране – в образе монархии с народным представительством.

И только под давлением революционной части оппозиции либеральное движение медленно радикализуется, отражая переходы страны от абсолютной к конституционной монархии (1905 – февраль 1917 гг.), а затем к парламентской республике (февраль 1917 – октябрь 1917 гг.). Русская школа государствоведения существовала здесь в непростых политико-правовых условиях самодержавной власти. Ее представители отрицательно относились к революционным преобразованиям, поэтому считали возможным эволюционирование государственного строя России по западным образцам. Они не успели создать теорию российского республиканизма – слишком коротким для того оказался исторический период.

В отличие от ранней либеральной политико-правовой мысли, которой был присущ монизм, либеральное государствоведение России начала ХХ века основывалось на методологическом плюрализме. Либеральным государствоведам этого периода удалось по-новому обосновать и исследовать ряд теоретических проблем государства и права. Некоторые из них, например, общие черты сегодняшней теории социального правового государства, были впервые разработаны в государствоведении России. Позиция либеральных государствоведов имела объективное прогрессивное значение, потому что они теоретически обосновали необходимость провозглашения, защиты и гарантированности прав и свобод личности, требовали ограничения верховной власти и развития России по демократическому пути.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»