WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

11. Середина 70-х годов ознаменовалась разрядкой напряженности в международных отношениях, заключением Хельсинского Соглашения по безопасности и сотрудничеству в Европе (01.08.1975 г.), под которым была подпись и главы Советского государства. В «Декларации принципов» в разделе VII, названном «Уважение прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, религий и убеждений», содержалось обязательство участников этого соглашения «уважать права человека и основные свободы». Это наложило отпечаток на государственно-церковные отношения в Советском Союзе. Существование и деятельность религиозных организаций начинают рассматривать как необходимое условие обеспечения свободы вероисповедания, а оно, в свою очередь, является составляющей комплекса «прав человека».

12. Высказываются следующие предложения по совершенствованию государственной политики в религиозно-церковной сфере и законодательства, действующего в этой области:

- в России имеется целый ряд государственных органов, которые призваны регулировать вопросы взаимодействия между институтами церкви и государства, но которые реально не действуют, поэтому необходимо вернуть первоначальную роль созданным при Администрации Президента РФ, Правительстве РФ и Государственной Думе комитетам и советам по делам религии. Восстановить их в первоначальных правах. Принижение роли деятельности данных органов ведет к некомпетентности высших российских руководителей в религиозном вопросе.

- следует законодательно урегулировать вопросы о взаимоотношениях религиозных объединений с силовыми структурами государства. Это предотвратит опасность возникновения возможности дестабилизации целостности общества по религиозному признаку.

- необходимо разработать целостную государственно-церковную политику во взаимоотношениях государства с находящимися на ее территории религиозными объединениями. При этом следует избрать равную правовую позицию по отношению ко всем конфессиям, иначе снова не избежать возникновения религиозного экстремизма, зарождения фундаментализма, что приведет к расшатыванию основ общественной жизни России и разжиганию гражданской войны на религиозной почве;

- требуется приведение в соответствие норм законодательства местного уровня с федеральным. Положительный опыт местных светских властей в области принятия законов по урегулированию религиозных вопросов нужно внедрить в федеральное законодательство, тем самым восполнив пробелы, существующие в действующих законах о свободе совести и вероисповеданий.

Теоретическая и практическая значимость исследования.

Теоретическое значение результатов исследования состоит в том, что сформулированные в нем теоретические положения и выводы развивают и дополняют некоторые разделы истории, теории государства и права, истории политико-правовых учений, конституционного права, связанные с взаимоотношением государства и церкви, исследованием генезиса построения светского государства в России в XIX – начале XXI в.

Результаты исследования могут быть использованы в целях налаживания диалога и поиска компромисса во взаимоотношениях между различными православными религиозными объединениями в рамках русского православия. Полученные выводы дают основания для постановки задачи о переоценке положения Церкви в современной России, отказе от ряда идеологических перегибов секуляризаторской политики в прошлом.

Содержание диссертации может быть использовано также в преподавательской деятельности.

Структура работы построена на основании сочетания хронологического и проблемно-тематического подходов. Диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

II. Основное содержание работы

В первой главе «Государство и церковь, право и религия в феодальной Руси» рассматриваются основные аспекты взаимодействия и взаимоотношения таких наиболее значимых общественных и политических институтов как государство, церковь, право и религия в феодальной Руси в контексте влияния и взаимопроникновения византийской и древнерусской культур.

В первом параграфе – «Государство и церковь в домонгольской Руси» - исследуется генезис взаимоотношения государства и церкви в домонгольской Руси.

Сопоставление древнерусской и византийской культур потребовало от автора сочетания двух ракурсов: взгляда из Византии и взгляда из Киева.

Взгляд из Византии определяет, что именно из византийской культуры усваивалось на Руси; взгляд из Киева решает проблему того, в какую новую систему преобразовались элементы византийского происхождения и каковы были принципы функционирования этой системы.

Проблема государства, права, церкви, отношения к личности, к ее судьбе выделяется в работе в качестве одной из важнейших цивилизационных доминант, противоположных на Западе и на Востоке. В Византии, а позже в России идея единства народа и власти, симфония церкви и государства, целостный характер метафизически-мистической картины мира в значительной мере препятствовали кристаллизации устойчивых форм самосознания отдельных городских слоев, форм, способных функционировать не только на уровне саморефлексии и самоидентификации, но и менталитета (К.В.Хвостова). Рационально-дискурсивное мышление, превалирующее на Западе, апеллирующее к рациональным аргументам, разваливая мифологическую целостность, позволило отдельному человеку сформировать самодостаточный автономный космос. Произошла неизбежная субъективизация человека, которая нашла свое выражение в системе социальных отношений.

В работе подчеркивается, что в России формирование и развитие государственности шло в иных условиях. Огромные последствия имели тесные культурные контакты с Византией: посольство патриарха Фотия в (867) году в Киев, создание святыми равноапостольными Кириллом и Мефодием славянской письменности и последующее принятие христианства из Константинополя. В Византии светская и духовная власть не противостояли, а дополняли друг друга, и патриарх, как правило, поддерживал императора. Был установлен союз трона и алтаря. Это устраивало Владимира, как и то, что греки перевели Священное Писание на доступный славянам язык.

Идеи об основах устройства православного русского государства появляются с принятием христианства на Руси. В XI веке Феодосий Печерский отмечал, что в защите православия, в исполнении его заветов состоит основной долг княжеской власти. Он сформулировал концепцию «богоугодного властелина».

Автором предпринимается попытка проследить динамику реализации идеи «симфонии» Церкви и государства в России на протяжении X-XVII веков. При этом им выделяется: модель «симфонии», близкая к Евангельскому идеалу разделения властей (Х-ХII вв.); национальная модель «симфонии» - Московской (XIII-перв. пол. XV вв.); Московская модель «симфонии» (вторая пол. XV-XVI вв.); «цезарепапизм» (XVI - XVII вв.);

абсолютная монархия (со смерти патриарха Адриана и прекращения деятельности Освященных Соборов - 1700 г.).

Во втором параграфе «Концепция Москва – третий Рим в контексте создания русского централизованного государства» раскрывается высказанная в работе мысль о том, что со второй половины XV в. начинается новый период в истории русской государственной и церковной жизни, во многом определивший ее дальнейший ход. Этот период характеризуется значительными взаимосвязанными переменами в государственном строительстве и правовом положении русской Церкви. В качестве таких перемен автором рассматриваются следующие:

а) победа Москвы над удельной независимостью русских княжеств, вольницей Новгорода и над двухвековым ордынским игом, укрепление власти великого Московского князя, формирование самодержавной монархии;

б) завоевание Константинопольского патриархата неверными становится началом самостоятельного (de facto) существования русской Церкви;

в) в середине XV в. вся Русская земля составила две большие государственные группы земель - восточную, под управлением московских князей, и западную, под управлением литовско-польского правительства.

Следствием канонической самостоятельности русской Церкви и новых отношений митрополита с московским великим князем, стало разделение Церкви на две митрополии - восточнорусскую (Московскую) и западнорусскую (Киевскую или Литовскую);

Сформированная в XV-XVI веках концепция «Москвы – третьего Рима» укрепила в религиозном сознании представление, что историческая роль «православного царства» после падения Византии принадлежит русскому государству. И противостояние католическому Западу является важнейшей задачей.

Автором особо подчеркивается мысль о том, что Концепция Москва – третий Рим связана с иосифлянством как идеологией русской православной государственности. Спор иосифлян и нестяжателей – одно из основных событий в духовной жизни Московского царства. В XV-XVI веках традиция исихазма с особой силой проявилась в идеологии заволжских старцевнестяжателей в их полемике с иосифлянством. Послание Филофея к великому князю Василию III имело два аспекта: 1) религиозный – со ссылкой на Византию. Москва воспринималась как «новый Иерусалим»; 2) политический – через имперский Рим: Москва предстает как институциализированная, государственная столица мира.

В ходе исследования идейных основ концепции Москва – третий Рим большое внимание уделяется трудам и мыслям старца Псковского Елеазарова монастыря – Филофея. Он полагал, что русское царство есть единственно православное царство в мире и соответственно хранитель православных святынь.

Автором обращается внимание и на то, что подходы к вопросу о месте Руси в мире и в истории не ограничивались концепцией Филофея.

Появлялись сочинения, где политические мотивы подчиняли себе теологическую составляющую. В XVI в. в число таких сочинений вошли «Русский Хронограф» и цикл «Сказаний о князьях Владимирских». В них мысль о праве Руси на своё место в мире проводилась с позиций политического и дипломатического прагматизма1. Концепция «Хронографа» и «Сказаний» служила утверждению высокого статуса великокняжеской власти на Руси. «Сказания о князьях Владимирских» и послания Филофея являли собой две разные стратегические и историософские линии. Их столкновением и взаимодействием определялось развёртывание дальнейших исторических процессов в России.

В третьем параграфе «Проблемы государственной власти в дискуссии никониан и старообрядцев (во второй половине XVII в.)» в первую очередь обращается внимание на то, что в отличие от двух предшествовавших периодов истории русской Церкви (988-1240 гг. - период зависимости от Константинопольского патриархата; 1240-1588 гг. - период постепенного перехода к самостоятельности), с 1589 г. наша Церковь получает статус особого патриархата, т.е. становится самостоятельной не только de facto, но и de jure. Кроме того в XVII веке совершается воссоединение восточнорусской (Московской) и западнорусской (Киевской) частей православной Церкви - все православные епархии Киевской митрополии признали власть Московского патриарха. В XVIII-XIX веках постепенно воссоединились с русской Церковью и униатские епархии (в связи с литовской унией западнорусская митрополия была разделена на две части: православные епархии остались в зависимости от Цареградского патриарха, а униатские епархии подчинились Римскому папе).

В качестве наиболее значительного события во взаимоотношении церкви и государства этого периода автором рассматривается церковный Сказание о послах Владимирских // ПЛДР: конец XV – 1-я пол. XVI вв. С.427-432.

раскол. При этом автор исходит из того, что образ церкви и священства в общественном сознании – один из самых важных в понимании сущности раскола. Вокруг него, так или иначе, преломлялись все остальные историографические сюжеты XVII в.: причины возникновения раскола, его характерные черты, идеи, эсхатологическая составляющая, его последствия для жизни церкви и государства.

Истоки раскола выделяются в работе следующим образом. Патриарх Никон (1605-1681), в миру Никита Минов, простой крестьянин мордовской деревни Нижегородского уезда, с 1653 года стал активно проводить реформу церкви с целью ее унификации, сближения с греческим, украинским, белорусским и южнославянским православием. Никон автор в том числе «Молебного послания», «Послания царю из Соловецкого монастыря». Он хотел поставить «священство выше царства», возвысить себя в качестве «русского папы». Задумал построить вселенский центр православия в Новом Иерусалиме под Москвой. В конечном счете он хотел сделать Россию мировой державой, а себя – фактическим правителем.

По мысли автора, раскол приводит к разделению на две части (правда, далеко не равные) такого важного института феодального общества, как церковь, но, прежде всего, в нем отразились все существенные противоречия тогдашнего русского общества: политические, социальные, религиозные, умственные.

Относительно предпосылок раскола высказывается мысль о том, что их необходимо рассматривать как в общем, так и в частном плане. Раскол возник в специфических исторических условиях на переломе русской жизни.

Раскол в русской церкви и русском обществе происходил в период быстрого развития капитализма в Западной Европе, что позволило ей в социальноэкономическом и культурно-научном отношении существенно обогнать Россию и Восток вообще. В этих условиях неизбежной была экспансия Запада на Восток, заложенная в самой природе буржуазных отношений.

Автором высказывается мысль о том, что Алексей Михайлович не случайно поддержал Никона. Дело в том, что русское православие в XVII веке претендовало быть не только частной, но и всеобщей формой, наднациональной церковью для всех православных. Этому способствовали политические условия: Россия стала крупнейшим славянским государством, и ее претензии на главенствующую роль в греко-славянском «православном» мире были не лишены реальных оснований. Идея главенства России над славянским Востоком к этому времени была не нова, эту идею развивал в XVI веке старец Псковского Елизарова монастыря Филофей, но возможность реализации ее в то время и в XVII веке резко различалась.

У патриарха Никона наблюдается резкий разрыв с традиционным взглядом на место царя в Церкви. Патриарх Никон приближается к идеям западной теократии о том, что духовная власть выше светской; вся же остальная церковная мысль решительно чужда этому взгляду.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»