WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

Для изъятия сокровищ широко использовались солдаты, которые, по утверждению командующего Московским военным округом Н.И.Муралова, радостно принимали такие приказы и «не только чувствовали жажду мести», но и выражали желание «пострелять в попов и спекулянтов».1 Комиссии охотно использовали военнослужащих, что же касается специалистов Губмузея, то их зачастую приглашать забывали, чему имеются многочисленные архивные подтверждения.

О многочисленных актах вандализма по отношению к сокровищам церкви сообщали в правительство Главмузей, Российская академия наук и Академия истории материальной культуры, простые граждане. Но все было безрезультатно. Более того, в середине 1922 года к реализации художественных ценностей подключился и Главмузей, специалисты которого советовали не превращать в лом богослужебные предметы, а реализовать и через антикварно-ликвидационный фонд Помгола. К тому времени из храмов было изъято 34 пуда золота, 23998 пудов серебра, 82 пуда иных ценных металлов, 33456 бриллиантов и алмазов. К осени общая стоимость всего изъятого оценивалась в восемь триллионов рублей в ценах того времени.

Из 26000 пудов благородного металла, просмотренных к началу 1923 года, эксперты Главмузея отобрали 400 пудов предметов, имеющих художественно-историческое значение: 10000 вещей поступило в Оружейную палату и около 3000 в Эрмитаж.

Ликвидация религиозных общин превратилась в разгром, в уничтожение выдающихся культурных сокровищ. По своим последствиям этот было огромной и непоправимой потерей для отечественной культуры.

В третьем параграфе главы «Судьба культовых памятников в 20-х годах» речь идет о политико-правовом состоянии культовых памятников в 20-годах.

Декрет об отделении церкви от государства и изданная в развитие его инструкция Наркомюста оставались основными нормативными актами, на которых основывались все распоряжения и действия местных Отечественные архивы.1993.№6.С58.

властей. В этой связи 19 июня 1923 года и недр Наркомюста и НКВД выходит совместный документ «По вопросам, связанным с проведением декрета об отделении церкви от государства». Новым в нем явилось то, что теперь решения о закрытии церквей принимали не волостные или уездные власти, а президиумы губернских и областных исполкомов.

С целью своевременного надзора со стороны Главмузея за реставрационными работами в действующих храмах Главнаука советовала местным властям издавать свои Обязательные постановления. С целью обеспечения научной постановки вопроса по ремонту и реставрации памятников церковного зодчества и богослужебных историкохудожественных предметов, в августе 1923 года Главнаукой издается еще одна инструкция.

Почти одновременно с ней в сентябре СНК запрещает отпуск государственных средств на ремонт зданий религиозного культа. В счет не бралась даже их архитектурная значимость.

Своеобразным развитием совнаркомовского постановления явился декрет от 19 сентября 1923 года «О реализации церковного имущества обиходного характера», с передачей вырученных от этого сумм в доход государства.

К 1923 году на учете Главнауки состояло 1500 церквей и около монастырей, которые остались без финансовой поддержки со стороны государства. Главнаука также пыталась разрешить острую проблему, возникшую с арендой архитектурных памятников, но не всегда это было удачно, особенно в провинции. Мощный удар по состоянию церковной архитектуры нанесла столица, в которой в середине 20-х годов началась реконструкция, по генеральному плану которой предполагалось уничтожить до 90% памятников архитектуры и ценной городской застройки, в основном храмового зодчества.

Вторая половина 20- годов стала переломным для сохранения всех видов культовых памятников: храмы в массовом порядке закрывались, а их здания продавались на слом строительным организациям. В это время возобладал принцип, по которому чуть ли не единственным мерилом полезности церковного сооружения стало качество в нем кирпича.

Этот процесс затронул еще один вид богослужебных предметов колокола. Государство, испытывающее острый сырьевой голод особенно в цветных металлах, обратило внимание на колокола. Началось мероприятие без большой огласки и согласия с Главнаукой. С мест в адрес последней стали поступать тревожные сигналы о самоуправстве представителей Рудметаллторга, уничтожающие колокола без учета их ценности. К тому же, изымались они самым варварским способом, разрушая архитектурные памятники.

В сложившейся ситуации, когда план реконструкции народного хозяйства довлел над культурными задачами, руководству Главнауки приходилось маневрировать, чтобы как-то смягчить очередное разрушение историко-культурного наследия. За короткий период становления с мая 1926 года по май 1927 года ею было издано 4 инструкции, постановления, рекомендации касающиеся колоколов. Но все это не стыковалось с тогдашней обыденностью: жизнь проходила по своим законам, зачастую далеким от нормативно-правовых требований и здравого смысла.

Утилитарные проблемы переплетались с политическими, идеологическими и «гармонично» дополняли друг друга.

Следует подчеркнуть, что все эти антирелигиозные и антихудожественные по своей сути действия правительства, как правило, проходили на фоне безразличия или страха за свою судьбу одной части населения, и слабых попыток противодействия другой.

Глава III. Государство и церковь в условиях демократических преобразований В первом параграфе главы «Правовые особенности взаимоотношения государственных и церковных институтов в посткоммунистической России» исследуются процессы становления и взаимодействия институтов государственной и духовной власти в изменяющемся демократическом российском обществе на пороге XXI века.

Политическая нестабильность в России первой половины 90-х годов XX века свела на нет первоначальные положительные усилия по развитию отношений между церковью и государством. Механизм контроля за деятельностью конфессий со стороны государства был утерян ввиду утраты Советами своих властных полномочий, а впоследствии и полной их ликвидации. Государственно-церковные отношения как часть государственной политики в этой связи развивались под воздействием двух противоречивых факторов: во-первых, кризиса политической власти (исполнительной и законодательной ветвей), во-вторых, несовершенства законодательной базы и отсутствия четкого механизма правового регулирования.

Поляризация общества на сторонников реформаторского курса и его противников, среди которых значительная доля ратовала за возврат к старым (коммунистическим) ценностям общества, оказывала существенное влияние на формирование законодательной базы и механизмов исполнения и контроля, особенно на местном уровне власти. В этой связи состояние государственно-церковных отношений описываемого периода во многом определялось состоянием межличностных контактов руководителей государства, региональных органов власти и церковных организаций.

Результатом демократических перемен, происходивших в России в этот период, стала принятая референдумом 12 декабря 1993 года Конституция Российской Федерации. По ней провозглашается светское государство, в котором никакая религия не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной. Религиозные объединения объявляются отделенными от государства и равными перед законом. Закрепляется равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от расы, пола, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Каждому гражданину Российской Федерации гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними.

Наряду с Конституцией создаются: Комитет по делам общественных объединений и религиозных организаций Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации; Комиссия по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации, Совет по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте Российской Федерации. Они призваны для рассмотрения вопросов, возникающих в сфере взаимоотношений государства и религиозных объединений; подготовки предложений по урегулированию вопросов, связанных с деятельностью религиозных объединений и требующих решения Правительства Российской Федерации; информационноаналитического обеспечения деятельности органов государственной власти по вопросам, затрагивающим сферу взаимоотношений государства и религиозных объединений и т.д.

Конституция ликвидировала систему Советов народных депутатов, в результате чего в структуре государственно-церковных отношений исчез экспертно-консультативный совет, призванный решать спорные вопросы регистрации и отличать религию от псевдорелигии. Следовательно, исчезла и контрольная функция государства за соблюдением закона «О свободе вероисповеданий». Регистрация новых религиозных объединений превратилась в автоматическую, и именно с 1994 года начались громкие скандалы вокруг деятельности так называемых «деструктивных сект».

1 октября 1997 года вступил в силу Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», определивший новые взаимоотношения общества, государства и религиозных объединений в России конца XX века. Однако по-прежнему осталось много спорных вопросов, которые до конца законодательно так и не были отрегулированы.

В этот же период проходит процесс активизации деятельности религиозных объединений. Русская православная церковь, взяв курс на интенсивную выработку социального учения, проводит ряд заседаний Архиерейских соборов (1994, 1997, 2000 гг.). Подписываются совместные заявления о сотрудничестве с Министерством обороны РФ, Министерством внутренних дел РФ, Федеральной пограничной службой РФ, Министерством по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям РФ и Федеральным агентством правительственной связи и информации РФ.

В Духовном управлении мусульман Европейской части СССР и Сибири (ДУМЕС) с 1991 по 1994 гг. происходит дробление. Из ДУМЕС выделились Башкирское, Татарское, из ДУМ Закавказья - Нахичиванское, из ДУМ Северного Кавказа - Дагестанское, Ингушское, Кабардино-Балкарское, из ДУМ Средней Азии и Казахстана - соответственно Таджикское, Узбекское, Казахстанское, Кыргызстанское управления мусульман. Учреждаются ряд региональных управлений без национальногосударственной принадлежности. В 1994 году появилось Духовное управление мусульман Центральной части России с резиденцией в Москве. Возникли самостоятельные управления в Сибири (Омск), Нижнем Поволжье, Санкт-Петербурге. Каждое управление возглавил свой муфтий, а председатель бывшего ДУМЕС Талгат Таджуддин стал именоваться Верховным муфтием Центрального Духовного управления мусульман России и Европейских стран СНГ.

Трагичный опыт борьбы с религиозным экстремизмом на территории Российской Федерации в 90-х годах XX века нашел отражение в законодательных актах, принятых на региональном уровне. В частности, в Законе Республики Дагестан «О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан» 1999 года и в воронежском законе «Об охране семьи, материнства, отцовства и детства». Они фактически стали законодательными новеллами в осуществлении конституционного принципа свободы совести и вероисповедания на местном уровне, например, дав законодательное понятие религиозной безопасности.

Во втором параграфе главы «Деятельность религиозных конфессий и объединений в современной России и их правовая регуляция» раскрываются вопросы взаимосвязи религии и политики в российском обществе конца XX века, а так же охарактеризована современная религиозная ситуация в России на основе активизации новых религиозных движений (НРД) и разного рода маргинальных духовных учений. Проблема впервые образованных религиозных движений для России нова, поскольку Российское государство не имеет опыта регулирования своих взаимоотношений с ними.

В 1989 году проходят выборы народных депутатов СССР, а в году проходят выборы народных депутатов РСФСР. В состав высших органов законодательной власти СССР и РСФСР вошли и священнослужители.

В конце 80-х начале 90-х годов в России были основаны религиозные общественные организации: Христианско-демократический союз России (ХДСР), Российское христианско-демократическое движение (РХДЦ), Российская христианско-демократическая партия (РХДП), Православное политическое совещание. Всероссийский христианский союз (ВХС), Союз мусульман России, «Hyp» («Свет») и Мусульмане России.

Также наиболее рельефно на региональном уровне проявили себя партия «Иттифак» (Татарстан) и Исламская демократическая партия (Дагестан).

На федеральном уровне довольно громко заявила о себе Исламская партия возрождения.

В конце 1999 года возникает своеобразная ситуация, заключающаяся в том, что по тем или иным причинам, особенно исламские политические партии и движения, на парламентских выборах не были представлены. Той активности, которая наблюдалась в 1995-1996 годах, не было. Но это компенсировалось другим интересным обстоятельством.

Летом и осенью 1999 года, в канун выборов в Государственную Думу, активизировали свою деятельность мусульманские политики из высшего российского эшелона. Прежде всего, это президент Башкортостана М.

Рахимов, президент Татарстана М. Шаймиев, президент Ингушетии Р.

Аушев и некоторые другие, взявшие на себя отчасти исполнение программных обязательств существующих общественно-политических движений мусульман.

В 2000 году планировалось проведение учредительного съезда Всегражданского христианского союза (ВХС). Утверждалось, что ВХС будет "сугубо светской организацией, объединяющей людей, разделяющих христианские ценности, для обустройства собственного дома", намеревающейся ориентироваться на Русскую православную церковь, активно взаимодействуя с ее иерархами. С этой целью союз рассматривал участников своего движения как социальную базу центристских политических сил и опору существующей российской государственности.

Сегодня в России существует несколько общероссийских религиозных партий, однако ни одной из них не удалось стать влиятельной политической силой. Одна из наиболее важных причин тому: эти партии так и не сумели объединить вокруг себя верующих, занимающихся политической деятельностью. Надо сказать, что эта задача очень непростая. Несмотря на общность религиозных принципов, верующие имеют очень разные политические взгляды, и в силу этого поддерживают партии по всему политическому спектру России. Однако многие христианские партии зачастую создают стимул не для объединения, а для нового раскола.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»