WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

В первом параграфе - «Понятие и виды правомерного поведения» - анализируются существующие концепции определения правомерного поведения в рамках тех или иных типов правопонимания, описывается существующая и предлагается авторская классификация видов правомерного поведения.

В соответствии с общепринятым и преобладающим в юридической литературе определением, правомерное поведение есть поведение, соответствующее правовым предписаниям, не противоречащее нормам права. По мнению автора, ограничивать понимание правомерного поведения, исходя из определения права, как совокупности определенных правовых норм, нельзя. Автор считает возможным предложить критерий правомерности поведения личности, связанный с одной из общих идей права. Критерием правомерности или неправомерности человеческого поведения выступает правовая справедливость. Исходя из этого, правомерное поведение личности - это поведение, ограничиваемое права и свободами иных субъектов общественных отношений, не противоречащее нормам позитивного права, признаваемое справедливым в конкретном обществе и в конкретную историческую эпоху.

Далее анализируется существующая дифференциация правомерного поведения в зависимости от характера мотивации правомерных действий. При этом в нее вносятся определенные уточнения. Отмечается, что правомерное поведение, обусловленное привычной мотивацией, - рациональный и целесообразный вариант правомерного поведения личности. В отличие от правомерного поведения с социально-активной мотивацией, обычное правомерное поведение не связано с дополнительными затратами и усилиями. Это повседневная служебная, бытовая и иная жизнь человека, соответствующая, в том числе, и правовым нормам. В рамках этого вида поведения граждане выполняют свои правовые обязанности, совершают те или иные юридические действия. Но их активность не превышает уровень правовых требований. Она обычна и необходима для нормальной жизнедеятельности человека в семье, государстве, обществе.

На взгляд диссертанта, цель правового воспитания - превратить образцы правомерного деяния в самодетерминируемое привычное правомерное поведение. Индивиду не нужно каждый раз обращаться к своим мировоззренческим установкам, сопоставлять элементы морального, правового, политического сознания, активизировать массив правовых знаний, когда можно выработать такую общую модель поведения, которая актуализировалась бы элементами правовой психологии.

Второй параграф - «Природа и содержание правосознания» - посвящен теоретическому анализу существующих подходов к определению природы правосознания, вопросам соотношения и взаимодействия правового сознания и правовой реальности, описанию механизма воздействия права и его элементов на поведение людей. Отправной точкой в исследовании проблем соотношения правосознания и реального поведения людей в сфере права должна послужить социально-деятельностная концепция взаимодействия правосознания и правовой реальности.

Существующее в теории представление о соотношении правосознания и правовой реальности исходит из двух основополагающих постулатов: 1) правовая реальность определяет правосознание, 2) правосознание относительно самостоятельно. Исходя из этого, правосознание чаще всего рассматривается как структурированное правовое знание, точнее - как знание-описание. Существующее фактическое отождествление форм правосознания и знания-описания есть ни что иное, как реактивный подход к определению сущности общественного сознания. Тем самым функционирование правосознания связывается с внешними по отношению к его сущности процессами.

Раскрытие тезиса об определяющей роли элементов правовой реальности по отношению к правосознанию предполагает анализ социальнодеятельностной, функциональной природы правосознания, когда когнитивное и регулятивное начала правосознания образуют нерасторжимое единство.

Социально-деятельностная природа правосознания определяется тем, что всякий акт сознательного отражения представляет собой единство двух противоречивых, взаимодополняющих процесса: познания (отображения) и регуляции. Соответственно, результатом такого единства является взаимополагание знаний-описаний и знаний-предписаний.

Можно отметить, что данная схема в полной мере применима к процессу формирования идеального образа правомерного поведения. Образ правомерного поведения представляет собой совокупность всех конкретных образцов правомерного поведения, обогащаемую индивидом в процессе его социализации. Затем данный образ, сложившийся в правосознании субъекта в процессе его социальной практики, активно влияет на оценку индивидом различных поведенческих актов на предмет их соотношения с идеальной моделью, а затем и с нормами позитивного законодательства.

В третьем параграфе - «Место правосознания в системе детерминант правомерного поведения» - описываются процессы взаимодействия и взаимной регуляции правосознания и иных форм общественного сознания (морального, политического) в механизме правомерного поведения. Подчеркивается, что соотношение правового и морального сознания как детерминант и регуляторов правомерного поведения может быть рассмотрено на следующих уровнях отношения субъекта к правовой реальности: оценочном (значимость), нормативном (долженствование) и идеальном (желаемое). Центральное место занимает вопрос о долженствовании.

Роль должного в механизме правомерного поведения индивида бесспорна.

Должное предстает в качестве активного средства освоения объективной реальности, призванного побуждать индивида соотносить свое поведение с требованиями и пожеланиями социума. Это обусловлено тем, что правовые и нравственные требования, выражая общую потребность в регуляции социальной деятельности, тем не менее, адресованы конкретным индивидам и социальным общностям, интересы которых могут противоречить общественным интересам.

Должное в правовых регуляторах социального поведения в наиболее концентрированном виде предстает как действие правовой нормы. При этом поведение человека фактически оценивается не столько как правомерное или неправомерное, сколько как законное или незаконное. На самом деле представление о правомерности поведения шире представления о его законсиимание должного как правомерного поведения приводит к выводу, что долженствующим характером обладают и правовая оценка, и правовой идеал. Точно так же сама правовая норма содержит в себе не только представления о должном, но и о значимом и желаемом правовом поведении.

На взгляд диссертанта, существует прямая связь между степенью участия моральных норм в детерминации правомерного поведения и видом мотивации такого поведения. На первый взгляд, социально-активная мотивация правомерного поведения должна испытывать большее влияние норм морали, нежели реактивное правомерное поведение. Но это не так. Социально-активная мотивация, детерминируемая профессиональным правосознанием, характеризуется высокой степенью вовлеченности субъекта в правовую жизнь. Данная мотивация базируется на солидном фундаменте правовых знаний. Правоприменитель и субъект, участвующий в правотворческом процессе (а именно они являются носителями активного профессионального правосознания), настолько погружены в правовую среду, настолько привыкли соотносить социальные реалии с правовыми ценностями и собственными правовыми идеалами, что при конфликте норм морального и правового сознания отдадут предпочтение последним.

Конформистская же мотивация, детерминированная прежде всего элементами обыденного (практического) правосознания, отличается большим участием моральных норм в процессе формирования правомерного поведения.

Сближающим правовое и моральное сознание моментом являются универсальные моральные идеи добра и зла и правовые представления о правомерности или противоправности поведения, которые конкретизируются в общей идее справедливости. В правовой сфере идея справедливости является предельно общим образцом правомерного поведения.

Природа политического сознания как регулятора социальной деятельности и правомерного поведения вытекает из специфических ценностных представлений относительно структуры государственной власти, форм и методов ее деятельности, регулирования отношений между социальными группами. Правовое же сознание в этом смысле есть осознание социальными группами и входящими в них индивидами потребностей в охраняемых государством общезначимых правилах взаимного поведения людей.

Идеи, взгляды, представления о сущности и принципах правовой системы, в наибольшей степени отвечающие характеру данной государственной власти, содержатся в общественном правосознании. Поэтому социальные группы, имеющие отношение к власти, наряду с политической программой действий, вырабатывают представления о принципах правового регулирования. Правовые ценности — специфическое осознание политических отношений, вытекающих из них требований политического характера. Ущербность правовых взглядов в известной мере есть ущербность взглядов политических.

Вторая глава - «Элементы правосознания в механизме правомерного поведения» - посвящена исследованию процесса детерминации правомерного поведения посредством различных элементов общественного и индивидуального правосознания.

В первом параграфе - «Правовой идеал и принципы правосознания в механизме правомерного поведения» - раскрывается ценностная сущность правового идеала и принципов правосознания, приводится классификация правовых идеалов, анализируются место и роль мировоззренческих и идейных компонентов правосознания в механизме правомерного поведения, Правовой идеал является концентрированным воплощением правовой идеологии, уникальность которого обусловлена двойственной природой его детерминирующих и регулирующих свойств: 1) правовой идеал - это цель деятельности правового субъекта, достигаемая правомерностью поведения; 2) цель деятельности одновременно является и ценностью, она содержит в себе знания о путях собственной реализации (знание-предписание как определенный способ оперирования с объектом). Правомерное поведение является индивидуальным средством достижения правового идеала.

Правовой идеал, будучи феноменом культуры, есть процесс движения к образцу правомерного поведения.

В каждом конкретном обществе функционирует система правовых идеалов. Эти идеалы можно классифицировать по различным основаниям: 1) по субъекту идеала (правовые идеалы личности, социальных групп и обществепный правовой идеал), 2) по степени развития творческого начала (продуктивные и репродуктивные правовые идеалы), 3) по форме выражения (обыденные и теоретические), 4) по отношению к действительности (реальные идеалы и идеалы-фикции).

В реальном правомерном поведении люди опираются не на знание конкретных норм права, а на некие предустановления к действиям, вырабатываемые как в процессе индивидуальной жизнедеятельности, так и передаваемые из поколения в поколение как обыденный социальный опыт («народная мудрость» в различных формах ее проявления). Такие предустановления к действиям сочетают в себе две крайние противоположности: знание конкретных жизненных ситуаций и опору на самые общие, идеализированные представления о праве.

Именно эти представления, в силу их общности, более доступны индивидуальному правосознанию.

Существенное значение в исследовании регулятивной природы правосознания имеет выяснение сущности принципов правосознания, их содержания и их регулятивных и детерминирующих возможностей. Под принципами общественного правосознания понимаются обычно такие основополагающие идеи, в соответствии с которыми формируется развитая правовая система и осуществляется правовое регулирование1. Можно выделить следующие характерные черты принципов общественного правосознания: это идеи, выражающие сущность правосознания и составляющие его главное содержание; они являются определяющей ценностной основой реализации правовых норм; в них отражаются важнейшие закономерности и устои правовой жизнедеятельности соответствующего социального субъекта; они обладают универсальностью, общезначимостью и детерминирующим характером.

Детерминирующая природа принципов правосознания и их функционирование как непосредственных детерминант правомерного поведения могут быть рассмотрены на трех уровнях их проявления. Первый уровень можно назвать уровнем ненормативной детерминации правомерного поведения. В понятии ненормативной детерминации правомерного поведения закрепляются наиболее общие признаки правовых детерминант, не входящих в систему правовых норм;

их меньшая императивность и индивидуализированность и большая самостоятельность и широта воздействия по сравнению с правовыми нормами.

Второй уровень - это уровень ценностной детерминации правомерного поведения. Понятие ценностной детерминации конкретизирует представления о процессе детерминации правомерного поведения. Оно служит для уточнения механизма усвоения личностью ценностей в процессе формирования личностных предрасположенностей к правомерному поведению.

Третий уровень - это уровень диспозиционной детерминации. Под диспозицией личности понимается совокупность фиксированных в ее социальном опыте предрасположенностей воспринимать и оценивать условия деятельности, а также действовать в этих условиях определенным образом. В качестве таких предрасположенностей в диссертации рассматриваются: жизненная позиция, направленность интересов, ценностная ориентация, социальная установка, субъективное отношение, доминирующая мотивация, субъективный смысл, придаваемый действиям.

Диспозиция представляет собой сложное психическое и социальное явление. В основе правовой диспозиции мы обнаруживаем социально-правовую установку. В ряде работ по теории правосознания и правомерного поведения выделяется такой вид правовой установки, как нормативно-правовая установка.

Представляется, однако, что для системного исследования детерминант правомерного поведения данной установки недостаточно. В качестве личностных предрасположенностей к правомерному поведению нельзя выделять лишь знание конкретных норм или даже принципов права. Детерминирующая правомерное поведение установка (социально-правовая установка) должна включать еще и систему ценностных ориентации, нравственных принципов.

Во втором параграфе — «Взаимодействие элементов сознательного и бессознательного в механизме правомерного поведения» - вопросы детерминации индивидуальным правосознанием правомерного поведения рассматриваются на примере участия элементов правовой психологии в механизме формирования установок правомерного поведения. Делается вывод, что в сознании индивида присутствуют такие образования, которые включают в себя признаки как правосознания, так и бессознательного.

Pages:     | 1 || 3 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»