WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |

В настоящее время позиция ученных в отношении к судебному прецеденту как к одному из источников права вообще и российского права в частности, кардинально изменилась. Во многом это обусловлено реальной действительностью (смена формы государства, изменения, проходящие в экономической, социальной и др. сферах общественной жизни), отчасти, это связано с полученной возможностью наконец-таки избавиться от одностороннего подхода к познанию предметов научных исследований.

Существующее законодательство содержит множество обтекаемых и расплывчатых формулировок. Чтобы обеспечить единство судебной практики, высшие органы судебной власти вынуждены прибегать к официальному толкованию разного рода оценочных категорий, таких, например, как «особая жестокость», «крупный размер» и т.п.

Руководящие разъяснения базируются на проводимых Верховным судом обобщениях судебной практики и материалах анализа судебной статистики. Их основу составляют результаты изучения больших массивов судебных дел, что повышает практическую ценность содержащихся в них выводов.

Во втором параграфе «Судебная практика и судебный прецедент» рассмотрены вопросы, касающиеся понятия судебной практики, форм выражения судебной практики, соотношений судебной практики и судебного прецедента.

Судебная практика выступает в качестве относительно самостоятельного правового явления. И как каждое правовое явление, она имеет свое, только ей присущее содержание, свои, только ей принадлежащие формы. Это обстоятельство позволяет юридической науке изучать судебную практику, использовать ее для разработки предложений о совершенствовании законодательства, об укреплении правопорядка и законности. Именно эти свойства судебной практики дают возможность соответствующим судебным органам обобщать и систематизировать ее, руководствоваться ею.

Самостоятельность судебной практики как правового явления имеет и законодательные основы.

Так, в соответствии со статьей 126 Конституции Российской Федерации верховный суд российской Федерации является высшим судебным органов по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

В статье 127 Конституции российской Федерации установлено, что Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Эти конституционные положения воспроизводятся в федеральных законах, регулирующих деятельность судебной системы в Российской Федерации. Так, например, в пункте 5 статьи Федерального конституционного закона от 31 декабря 1996 года «О судебной системе Российской Федерации» говорится о том, что Верховный Суд РФ дает разъяснения по вопросам судебной практики. Аналогичное положение содержится в пункте 5 статьи 23 данного закона по отношению к Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации.

В статье 39 Федерального закона «О прокуратуре российской Федерации» содержится положение, согласно которому Генеральный прокурор Российской Федерации вправе обращаться в Пленум Верховного Суда РФ, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ с представлениями о даче судам разъяснений по вопросам судебной практики по гражданским, арбитражным, уголовным, административным и иным делам.

К судебной практике не относится любое решение суда, определение кассационной либо надзорной судебной инстанции или даже сумма решений по конкретной группе дел. Далеко не все определения судебных коллегий Верховного суда и даже руководящие разъяснения пленумов этих судов и их постановления по отдельным делам могут быть включены в судебную практику. Не относятся к судебной практике, например, напоминания о содержании закона, которые нередко имеются в определениях и постановлениях кассационных и надзорных инстанций высших судебных органов, равно как и изложение этого содержания в решениях судов первой инстанции. Любое решение суда представляет собой юрисдикционный акт, акт судебной деятельности, ибо судебное решение - это применение закона к данному конкретному отношению, но не всякое решение есть судебная практика.

Во многих решениях суда воспроизводится содержание закона, поэтому такие указания не могут быть отнесены к категории судебной практики. Речь в этих случаях идет лишь о том, чтобы напоминать судам о законе, ясные и исчерпывающие указания которых по каким-либо причинам игнорировались судами или неправильно ими применялись.

Становление судебной практики как компонента и результата судебной деятельности начинается с того момента, когда суду, для того чтобы применить закон к спорному случаю и вынести по делу правосудное решение, необходимо истолковать закон, уяснить его смысл и содержание путем конкретизации тех понятий, которые выражены в словесной формуле закона.

Решения судов, содержащие уяснение закона (результат толкования), можно назвать разъяснительными. В этих разъяснениях делаются необходимые логические выводы, раскрывающие содержание закона, не сформулированные в его тексте. Разъяснения, даваемые кассационными и надзорными судебными инстанциями, имеют большое значение для нижестоящих судов. Будучи обязательными, для данного конкретного дела, они служат образцом для решения аналогичных дел.

Судебная практика в целом - специфическая область проявления общих закономерностей, обусловливающих практическую деятельность. Общественная практика выступает как деятельность, направленная на преобразование природы и общества, и как деятельность, ведущая к познанию определенных закономерностей такого преобразования, т.е. выступает в диалектическом единстве непосредственной деятельности и итога, результата этой деятельности, которые находят свое опосредованное выражение в понятиях, принципах, категориях и т.п. Выработка в процессе правоприменения правоположений осуществляется на той же гносеологической основе, на которой происходит выработка понятий, принципов, категорий в общественно-производственной практике человека: углубление познания именно в процессе практической деятельности, учет повторяющихся особенностей общественных отношений.

Судебная практика - это всегда определенные положения, обладающие соответствующей степенью обобщенности и обязательности и соответствующей степенью распространенности на аналогичные дела, аналогичные ситуации. Поэтому, можно считать, что общие положения, выступающие содержанием судебной практики, как специфический итог, результат судебной деятельности представляют собой именно правовые положения, т.е. положения, обладающие определенной степенью обобщенности и обязательности.

Судебная практика облекается в определенные формы, т.е. те способы выражения, которые позволяют правоположениям, вырабатываемым судебной практикой, существовать в объективированном виде. Определение форм судебной практики, помимо теоретического, имеет и большое практическое значение, так как четкое различие всех форм судебной практики позволяет успешно осуществлять ее систематизацию.

Формы судебной практики есть то объективированное воплощение, которое приобретают определенные стороны судебной деятельности, связанные с конкретизацией правовых норм в процессе их применения.

Традиционной формой выражения судебной практики в отечественной юридической науке и практике является - Постановления Пленумов Высшего Арбитражного Суда и Верховного Суда РФ.

Такие постановления являются актами официального толкования высших судебных органов, появляющиеся как результат обобщения деятельности судов по рассмотрению какой-либо категории дел. Другой формой выражения судебной практики являются информационные письма Президиума Верховного Суда РФ и Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ, которыми они информируют нижестоящие суды о результатах рассмотрения вопросов судебной практики. К формам выражения судебной практики можно также отнести обзоры судебной практики, решения по конкретным делам, текущую переписку судов, материалы работы Научно-консультативного совета.

Руководящие разъяснения как форма объективирования судебной практики, содержат в себе все закономерности, которые присущи процессу конкретизации правовых норм.

Руководящие разъяснения содержат положения, конкретизирующие и детализирующие в рамках закона правовые нормы. Они носят руковддящий характер, т.е. ими обязаны руководствоваться все иные звенья судебной системы при решении соответствующих вопросов.

О нормативном характере этих актов свидетельствует и то обстоятельство, что руководящие разъяснения определяют меру поведения судебных органов и в силу специфики судебной деятельности меру поведения неперсонифицированных участников общественных отношений, опосредуемых судебной деятельностью.

Не менее важное значение в российской правовой системе имеют принципиальные решения судов по конкретным делам. Эти решения при соответствующих условиях также становятся формой выражения судебной практики.

На современном этапе развития российского законодательства, все чаще, к таким принципиальным решениям относят постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Постановления Конституционного Суда РФ являются окончательными, общеобязательными, действуют непосредственно и вступают в силу с момента провозглашения, фактически имеют силу нормативного акта.

Судебная практика действует в рамках, установленных для права законодателем, тогда как деятельность самого законодателя состоит именно в установлении этих рамок. Значение права, создаваемого судебной практикой, уже в силу этого ограничено.

Правовая норма, созданная судебной практикой, к сожалению, в настоящее время, не имеет того авторитета, которым обладают законодательные нормы. Она достаточно не прочна, ее можно в любой момент отбросить или изменить в связи с рассмотрением нового дела. Судебная практика не связана нормами, которые она сама создала; она даже не может должным образом сослаться на них для обоснования принимаемого решения.

Современное состояние законодательства и особенно практика его применения стали подвергаться систематической критике с разных позиций. Поэтому на суд стали смотреть как на орган, могущий если не устранить, полностью, то по крайней мере сгладить конфликт между буквой закона и реальной действительностью, между требованиями законодателя и социальными нуждами. Судебный процесс стал наполняться новым содержанием вплоть до наделения судей нормотворческими функциями. Судебная практика стала источником права, в котором нашли отражения такие реалии, как обычай и традиции народа, житейский опыт судей, внутренние убеждения о понятии добра и зла, справедливости, долга и ответственности, о социально желательном и полезном или, наоборот, антисоциальном и вредном поведении. Вклад судебной системы в дело контроля за отклоняющимся поведением также оказался весьма конструктивным. Новое восприятие судебного процесса вначале основывалось на позитивизме, признававшем за правом гораздо больший потенциал созидательных возможностей, чем представители ранее возникшей естественно-правовой доктрины.

Приняв дело к производству, судья вынужден во многих случаях решать дело по аналогии или на основе общих принципов права. Поэтому, вполне может быть создан судебный прецедент.

Между судебной практикой и судебным прецедентом существуют тонкие грани различия. К таким различиям можно отнести: 1.Прецеденты устанавливаются только высшими судебными инстанциями, а не всеми судами. Судебная практика является результатом деятельности судей различных ступеней судебной системы; 2.Прецедентами могут быть только те решения соответствующих судов, которые вынесены большинством голосов членов суда. Судебная практика может быть «продуктом» творчества судьи, выступающего в единоличном качестве; 3.Прецедентами могут быть только те судебные решения, которые помимо постановляющей, определяющей частей состоят из основания решения (положения или принципа, или основы, на которой принимается решение) - той части решения, которая излагает норму и носит обязательный характер, и той части решения, которое именуется -заявление, относящееся к вопросу, не являющемуся предметом решения и носит убедительный характер. Структура судебных решений, входящих в судебную практику носит более упрощенный («стандартный») характер. Судебное решение должно содержать три компонента:

постановляющую часть, определяющую часть и собственно решение. В постановляющей части решения излагаются установленные по делу факты, прямые и косвенные доказательства. В определяющей части решения содержатся правовые принципы, в соответствии с которыми надлежит решить правовую проблему, лежащую за конкретными фактами дела. Собственно решение суда по существу представляет собой выводы, которые делает суд на основании применения положений права к фактам, обнаруженным в данном деле. Иными словами собственно решение судебного прецедента состоит из двух частей: нормы права и дополнительной, аргументирующей части. А собственно решение судебного решения содержит выводы по фактам; 4.Основание решения может применяться в качестве прецедента, когда судьи договорились об этом, и факты, изложенные в деле, совпадают с фактами дела, в решении по которому было установлено основание решения. Это правило судебного прецедента указывает на степень его юридической силы. Судебная практика, в отличии от судебного прецедента, по общему правилу не обладает обязательной силой, и носит характер официального акта толкования, призванного обеспечить единство правоприменительного процесса.

Понятия судебный прецедент и судебная практика не однозначны как в отношении этимологии этих понятий, их правовой природы, так и в отношении правовых последствий их применения.

В третьем параграфе «Особенности применения судебных прецедентов в процессе правового регулирования» - рассматриваются особенности применения судебных прецедентов в процессе правового регулирования.

В теории государства и права применение права определяется как властная деятельность компетентных органов и лиц по подготовке и принятию индивидуального решения по юридическому делу на основе юридических фактов и конкретных правовых норм.

Правоприменительный процесс осуществляется судами при рассмотрении конкретных гражданских, уголовных, административных дел. Правоприменение отодвинуто во времени от исполнения, соблюдения и использования. Оно возникает там, где нарушен один из названных способов реализации права.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»