WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Третья глава "Модель организации государственной власти в республике со смешанной формой правления** содержит обобщающий системный комплексный анализ смысловой модели организации государственной власти, присущей республикам со смешанной формой правления. На основании данного анализа, определяется и круг государств, которые на сегодняшний день функционируют по образцу данной модели.

В первом параграфе "Основные черты организации государственной власти в республике со смешанной формой правления** проводится анализ смешанной модели организации государственной власти, её достоинств и недостатков.

В данном параграфе делается вывод о том, что институциональная гибкость государственно-правовой модели смешанной республики позволяет ей, в зависимости от расклада политических сил, приближаться то к парламентарной, то к президентской моделям организации государственной власти.

Определяется главный принцип смешанной модели организации государственной власти. Он заключается в том, что, в отличие от иных моделей организации государственной власти только смешанная модель предусматривает возможность конкурирования между президентом и парламентом по вопросу о формировании правительства. В этом аспекте большое значение имеет их партийная принадлежность. Если она совпадает, правительство, по сути, формируется президентом (который при этом опирается на поддерживающее его парламентское большинство), если нет - парламентом (парламентским большинством).

Таким образом, независимо от того, какая партия - президентская, или оппозиционная ему побеждает на парламентских выборах, правительство всегда опирается на парламентское большинство. Исходя из этого, дуализм смешанной модели организации государственной власти означает, что правительство должно быть либо при президенте (президент правит вместе с правительством, фактически возглавляя его), либо при парламенте (правительство правит отчасти вместе с президентом, опираясь на поддерживающее его парламентское большинство) В работе особое внимание уделяется основе конкурирования между президентом и парламентом (парламентским большинством), которая напрямую связана с предоставленными президенту значимыми полномочиями, дающими ему шанс даже в "период сосуществования" пытаться сформировать правительство из представителей своей партии. Достижению этой цели в наибольшей мере способствует право роспуска парламента, вместе с тем имеющее ряд ограничений (в отличие от парламентарной модели организации государственной власти).

В заключении автором через сопоставительный анализ с иными государственно-правовыми моделями (президентской и парламентарной) делается вывод о плюсах и минусах рассматриваемой модели организации государственной власти.

Так, по мнению автора, смешанная государственно-правовая модель, с одной стороны, избегает проблем "двойной демократической легитимности", характерных для президентской модели, когда невозможность роспуска парламента президентом и отсутствие парламентской ответственности правительства зачастую приводят к серьезной конфронтации законодательной и исполнительной ветвей власти и тормозят осуществление государственной власти, в целом (особенно в период "разделенного правления").

С другой стороны, в отличие от парламентарной государственноправовой модели, смешанная модель не деперсонифицирует власть, не допускает правительственной нестабильности, когда постоянные изменения парламентского большинства делают невозможным проведение стабильного политического курса.

Главное достоинство смешанной государственно-правовой модели автору видится в наибольшей гибкости государственной власти, которая в большей степени предопределяется способом формирования органов государственной власти и тем объемом полномочий, которыми они обладают. "Двойная демократическая легитимность" данной модели исключает серьезные политические разногласия, которые могли бы привести к параличу власти. Баланс властен таков, что объем властных полномочий президента и парламента в наибольшей мере зависит от воли избирателей. Если они поддерживают президента и на парламентских выборах голосуют за его партию, то объем его властных полномочий возрастает. И президент, и парламентское большинство, и правительство в этом случае принадлежат к одной партии, что практически исключает конфликт властей.

Однако если президент утрачивает поддержку народа, то возрастает влияние партии, оппозиционной президенту, которая формирует "свое" правительство. Устанавливается период "сосуществования властей". При этом президент становится лишь одним из двух лиц, возглавляющих исполнительную власти (как показывает опыт последнего десятилетия в частности, во Франции, именно эту модель предпочитали французы в 80-ых годах).

Период "сосуществования властей", по мнению автора, в целом, ограничен временными рамками. Следующие за его установлением выборы должны показать, какие политические силы пользуются истинной поддержкой народа. Итогом этого может быть либо возврат президенту кредита доверия народа, победа его партии на парламентских выборах и, как следствие, установление единовластия в высших государственных структурах, либо победа оппозиции и установление "единовластия", но уже оппозиционного. Таким образом, можно сказать, что "период сосуществования" - это переходный период от правления одной партии к правлению другой.

Впитой параграф "Модель разделения властей в республике со смешанной формой правления".

Вывод о модели разделения властей в республике со смешанной формой правления может быть сведен к следующему: в данной форме правления нет строгого разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную. Поскольку правительство формируется президентом, но оно всегда должно опираться на парламентское большинство, базовой моделью разделения властей является не классическая триада (законодательная-исполнительная-судебная), а разделение властей на "партийную" (модели "партийно-президентской" и "партийноправительственной'' властей в зависимости от партийной принадлежности президента и парламента [парламентского большинства]), "административную " и судебную.

В рамках анализа модели разделения властей в работе рассматриваются оба возможных варианта организации государственной власти:

a. Период установления "партийно-президентской" модели организации государственной власти характеризуется единовластием в высших государственных структурах: президентской, парламентской и правительственной. В данный период если и существует, то лишь институциональный компонент разделения властей. В функциональном и субъектном аспектах высшая государственная власть осуществляется сверхмощной "партийной" ("партийно-президентской") властью, лидером которой является президент. Исходя из этого, говорить о разделении властей в этот период, в целом, вряд ли представляется возможным.

b. В период "сосуществования властей" власть также разделена на "партийную", административную и судебную. Однако применительно к данной ситуации "партийную" власть контролируют иные политические силы: партия, оппозиционная президенту и сформированное ею правительство. Исходя из этого, возникает "партийноправительственная", с одной стороны, и противостоящая ей "президентская" власти, с другой.

В рамках институционального компонента разделения властей различаются президент, опирающийся на собственную президентскую администрацию, и правительство во главе с премьер-министром, опирающееся на поддержку парламентского большинства и высшего эшелона бюрократии.

Субъектный компонент также очевиден: за "партийно» правительственной" и "президентской" властями стоят разные партии, разные соперничающие между собой политические силы.

Что касается функционального компонента, то в полном объеме он проявляется именно в данный период, когда, с одной стороны, существенно усиливается влияние парламента (парламентского большинства) и сформированного им правительства ("партийно-правительственной" власти), но с другой, в принятии этих решений им в силах в объеме своих властных полномочий противостоять президент ("президентская" власть).

Исходя из этого, равновесие в концепции разделения властей в смешанной республике вполне достижимо.

Третий параграф "Концепция 'президентской' власти в республике со смешанной формой правления" посвящен анализу двух диаметрально противоположенных друг другу концепций о сущности "президентской" власти.

В соответствии с первым подходом, власть президента, исходя из объема его властных полномочий, является властью арбитражной, контролирующей другие ветви государственной власти. Сторонники данного подхода считают вполне допустимым, и даже необходимым, наряду с известной триадой выделять еще и четвертую - контролирующую, арбитражную президентскую власть.

Сторонники второго подхода такую мысль считают грубейшим нарушением принципа разделения властей, т.к. с их точки зрения, ни о каком разделении властей не может быть и речи, если одна из властей оказывается приоритетной по сравнению с другими. Если одна власть контролирует другие, а сама находится вне их контроля, это уже не разделение властей, а организационное единство. Власти может уравновесить не специальный контролёр, а только другая власть. И если поставить одного контролёра над всеми остальными властными институтами, то он может фактически узурпировать их компетенцию.

Автор полностью разделяет вторую точку зрения и не считает верным выделять власть президента в республике со смешанной формой правления в самостоятельную "президентскую" ветвь государственной власти.

В исследовании проводится сопоставительный анализ властных полномочий президентов во всех трех моделях организации государственной власти и делается вывод о том, что в президентской и парламентарной государственно-правовых моделях президент либо возглавляет исполнительную власть (президентская модель), либо является номинальным главой государства (парламентарная модель). Что же касается президента смешанной республики, то он осуществляет исполнительную власть (по сути, возглавляет её в период установления "партийнопрезидентской власти", либо осуществляет совместно с премьерминистром -впериод "сосуществования-властей").

В четвертом параграфе "Организация государственной власти в государствах, относимых к числу республик со смешанной формой правления" проводится анализ государственно-правовой модели тех стран, которые учеными современности отнесены к числу республик со смешанной формой правления.

В первом подпараграфе "Классический вариант республики со смешанной формой правления: организация государственной власти во Франции, Португалии и Армении" делается вывод о том, что на сегодняшний день Португалия (по Конституции 1976 г., действующей с многочисленными изменениями) и Армения (по Конституции 1995 г.) в своём государственно-правовом развитии функционируют по образцу классической французской модели смешанной республики.

Модель организации государственной власти в данных странах полностью идентична французской модели, исходя из чего, данные государства по праву также можно отнести к числу классических республик со смешанной формой правления.

Во втором подпараграфе "Разновидности республики со смешанной формой правления: организация государственной власти в Литве и Словакии" на основе проведенного анализа государственно-правовой модели данных стран деляется вывод о том, что они, с одной стороны, безусловно, являются республиками со смешанной формой правления, но, с другой, имеют некоторые особенности, которые, в конце концов, позволяют причислить их к разновидностям данной формы правления.

Главное в организации государственной власти данных государств, что роднит их с моделью смешанной республики - это отраженная в тексте их Конституции возможность конкурирования между президентом и парламентом (парламентским большинством) по вопросу о формировании правительства. Вместе с тем, особенностью, отличающей данные государства от классических республик со смешанной формой правления является то, что и в Литве, и в Словакии данная конкуренция, связанная с предоставленным президенту правом роспуска парламента, в какой-то степени должна быть спровоцирована самим парламентом. В отличие от классических смешанных республик в которых президент свободен в вопросе о роспуске парламента (действуют только временные и количественны ограничения), Конституции Литвы и Словакии четко оговаривают случаи применения данного института (неутверждение кандидатуры премьер-министра, назначенного президентом, неутверждение программного заявления правительства), которые по своему содержанию все-таки влекут возможность конкурирования между президентом и парламентом (парламентским большинством) по вопросу о формировании правительства.

Третий подпараграф "О парламентарных государствах, которые ошибочно относят к числу республик со смешанной формой правления" посвящен анализу государственно-правовой модели Ирландии, Исландии, Латвии, Эстонии, Финляндии, Польши, Болгарии, Словении, Хорватии и Югославии.

Учеными современности все вышеперечисленные государства отнесены к числу республик со смешанной формой правления, однако, по мнению автора, ошибочно, т.к. ни в одном из этих государств не претворен главный принцип смешанной государственно-правовой модели. Безусловно, каждое из данных государств имеет определенную специфику (усиленные, или наоборот, ослабленные полномочия президента, например), однако всех их роднит паралментарная модель организации государственной власти.

В четвертом подпараграфе "Организация государственной власти в РФ по Конституции 1993 г." рассматривается спорный, с точки зрения современной науки вопрос о сущности модели организации государственной власти в России по Конституции 1993 г.

Иногда РФ называют смешанной республикой. Это, по мнению автора, ошибочно. В модели организации государственной власти РФ отсутствует главный принцип смешанной модели организации государственной власти: Государственная Дума не обладает столь весомыми полномочиями, чтобы конкурировать с президентом по вопросу о формировании правительства.

Правительство в РФ формируется президентом (участие Государственной Думы номинально). Также единолично президент имеет право принятия решения об отставке правительства (предоставленное Государственной Думе право выразить недоверие правительству не "влечет за тобой значимых правовых последствий для правительства), исходя из чего, политическую ответственность правительство несет только перед президентом. Все это говорит о президентской модели организации государственной власти в РФ.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»