WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Во втором параграфе «Дискуссия о пределах деликтоспособности корпораций в Средние века» рассматривается развитие представлений о юридической ответственности корпораций в эпоху Средневековья. Отмечается, что данная эпоха вообще представляет собой время наивысшего расцвета коллективной правосубъектности и разнообразных союзных форм, которые структурировали общественную жизнь. Прослеживается процесс зарождения общеправовой конструкции юридического лица в рамках синтеза схоластической философии и римского права в позднее Средневековье. Автор приходит к выводу о том, что средневековые юристы не были столь последовательны в различении организованных союзов и неорганизованных объединений, как римляне. В Средние века теряется очевидное для римских юристов разграничение частной и публичной сфер. В результате, в эпоху Средневековья категория юридического лица впервые приобретает несвойственные ей функции, заменяя собой фактический коллектив как реальный субъект права. Если в римском праве коллективы наделялись качествами юридического лица исключительно для целей гражданского оборота, то сейчас корпорация рассматривается во всех ее проявлениях как единый юридический субъект, практические функции упрощения имущественного оборота отходят на задний план, уступая место целям публичным и политическим.

Все это приводит к расширению правосубъектности корпораций, наделения их функциями регулирования частной жизни, установления собственных норм и даже осуществления внутрикорпоративного правосудия. В таких обстоятельствах корпоративная деликтоспособность не могла ограничиваться теми строго определенными формальными гражданскоправовыми рамками, что имелись в распоряжении римской юриспруденции, и также существенно расширяется за счет признания корпораций субъектами преступления и карательной ответственности. Первоначально этому противились глоссаторы, имевшие дело с римскими текстами; их мнение выразил создатель известной теории фикции папа Иннокентий IV: корпорация – лицо фиктивное, не имеющие души, посему она не способна к вменяемому действию и не может быть субъектом правонарушения и ответственности.

Однако, такой подход не соответствовал мировоззрению эпохи, благодаря чему сравнительно легко был вытеснен менее последовательным, но более соответствующем практике учением легистов. Мнение последних выразил итальянский проф. Бартол: коллегия или корпорация - есть не просто механическое объединение членов, но высшее единство, способное к самостоятельным решениям и действиям, следовательно, она сама должна нести ответственность за эти действия и быть подвергнута наказанию. В результате, широкое распространение на практике получило применение к коллективным субъектам (корпорациям, городам и т.п.) мер не только гражданской, но и уголовной ответственности.

В третьем параграфе «Учение о деликтоспособности и юридической ответственности коллективных субъектов в рамках основных направлений юриспруденции Нового времени» исследуются подходы к пониманию коллективных субъектов юридической ответственности в рамках школы естественного права, исторической школы, а также органической и позитивистской научных школ, а также делаются выводы по главе в целом.

Рассматриваются экономические, социальные и культурные факторы, влияющие на развитие коллективных субъектов в Новое время; проводится систематизация взглядов на природу коллективных субъектов с точки зрения принадлежности к господствующим течениям в юриспруденции.

Прослеживается эволюция воззрений на деликтоспособность коллективов от полного отрицания таковой в трудах представителей естественно-правовой школы до утверждения возможности неограниченного ее расширения в работах авторов органического и позитивистского направлений.

В результате проведенного исторического исследования автор выделяет два конкурирующих подхода к пониманию юридического ответственности коллективных субъектов права. Первый основан на узком понимании дееспособности союзов свойственном римским юристам. Классическая римская юриспруденция ограничивала ответственность коллектива исключительно имущественными рамками с правовосстановительной целью; любые карательные меры возможны лишь по отношению к членам или органам муниципии (коллегии). Та же идея присутствует в Средние века в работах канонистов (Иннокентий IV): корпорация наделяется чертами формально дееспособного, но не имеющего собственной воли субъекта; такой субъект не может нести ответственность, по крайней мере, в карательном смысле. В Новое время та же мысль: отрицание самостоятельной деликтоспособности любого союза легла в основу учения теории фикции, согласно которой у юридического лица нет по природе своей воли, своего особого психического процесса, собственной дееспособности; в силу признаваемой законом фикции происходит замена волеизъявления коллектива волеизъявлением его органа или представителя, однако такая замена возможна лишь в узких рамках цивильной правоспособности; фикция ни в коем случае не может быть основой вменения и карательной юридической ответственности.

Противоположный подход также имеет глубокие исторические корни.

Впервые он получил обоснование в позднее Средневековье при попытке легистов обосновать возможность применения мер ответственности к корпорациям на основе архаичного принципа объективного вменения. Более глубокое и современное обоснование той же идеи в Новое время представлено в трудах сторонников идей социальной реальности юридического лица. По их мнению, в современных союзах правоспособность не исчерпывается цивильными задачами; союз есть реальное объединение, в действиях которого реализуется его собственная воля, складывающаяся из воль входящих в него членов. На основании данного обстоятельства обосновывается максимальное расширение сферы юридической ответственности коллективных субъектов, вплоть до уголовной.

Историческое развитие представлений о юридической ответственности коллективных субъектов необходимо рассматривать как результат борьбы противоположностей, представленных в виде двух названных выше конкурирующих подходов. В ходе такого развития выделяется три главных этапа, каждый из которых характеризуется утвердившейся в данный исторический момент научной парадигмой. Первый этап представляет собой римская юриспруденция, благодаря которой в праве вообще появляется организованный и деликтоспособный коллективный субъект; при этом сфера его деликтоспособности максимально ограничена: она распространяется исключительно на имущественные отношения; допускается лишь правовосстановительная ответственность объединений, да и то с рядом оговорок. Второй этап утверждается в позднее Средневековье, когда благодаря деятельности легистов теория и практика отказываются от римских канонов и корпорации признаются ответственными не только по договорам и гражданским деликтам, но и за преступления. Основой такого кардинального расширения сферы деликтоспособности коллективных субъектов в то время по существу стала примитивная конструкция объективного вменения. Следующий, третий этап начинается с начала Нового времени и продолжается до сегодняшнего дня. Подход к проблеме юридической ответственности организаций на этом этапе представляет собой диалектический синтез двух предшествующих, происходящий по мере развития научных школ и представлений о юридической ответственности вообще. В начале этапа, в трудах авторов естественно-правовой и исторической школ в XVIII-начале XIX вв. позиция по нашему вопросу близка к классической римской; в дальнейшем же, по мере утверждения в науке взглядов реалистической и позитивистской школ, представления о деликтоспособности корпораций существенно расширяются, вплоть до широкомасштабного установления уголовной ответственности организаций – юридических лиц. Одновременно с расширением сферы деликтоспособности коллективов в науке складывается концепция виновного поведения таких субъектов как необходимого основания или условия привлечения их к ответственности.

Во второй главе «Юридическая ответственность коллективных субъектов права в современной российской науке и законодательстве» исследуются современные подходы к пониманию правового статуса коллективных субъектов права, дается систематизация таких субъектов, определяются пределы и условия их юридической ответственности по действующему российскому законодательству.

В первом параграфе «Понятие и система коллективных субъектов права» исследуется природа коллективных субъектов права и предлагается их систематизация.

Коллективный субъект права понимается автором как относительно устойчивое объединение людей, характеризующееся определенной степенью единства воли и цели, а также определенной внутренней организацией.

При исследовании коллективных субъектов права, по мнению автора, следует отвергнуть представленный в науке подход, согласно которому всякие субъекты права, не являющиеся естественными индивидами, обозначаются общим термином «юридическое лицо». Недостатком такого подхода, по мнению автора, является игнорирование многочисленных объединений, не имеющих статуса юридического лица, правосубъектность которых, тем не менее, признается позитивным правом, таких как народ, община, незарегистрированные общественные объединения, религиозные группы, профсоюзы и т.д. Приводятся аргументы в пользу того, что общая классификация субъектов права должна включать в себя не только организации и юридические лица, но и коллективы, не имеющие оформленных организационных свойств. Вместе с тем, не может быть принята и трехчленная классификация субъектов (организации – социальные общности – индивиды), предложенная рядом авторов, поскольку и организации и социальные общности являются, по сути, объединениями людей, т.е. коллективными субъектами, и как таковые они противостоят индивидуальным субъектам. И уже в рамках общего понятия коллективного субъекта права следует выделять две разновидности:

организации и социальные общности.

Критерием разграничения указанных двух категорий коллективных субъектов является степень внутреннего единства коллектива. Любой коллективный субъект, в принципе, обладает некоторой внутренней организацией, обеспечивающей возможность принятия общих решений.

Однако, для того чтобы выступать во вне как единое лицо, вступать в конкретные правоотношения, необходима четкая внутренняя структура, позволяющая совершать юридические акты, а также некоторые другие качества, в зависимости от сферы правовых отношений и требований объективного права (обособленное имущество, возможность юрисдикционной защиты прав и т.п.).

Такие качества присущи организациям, общности же их лишены, поэтому сфера их правосубъектности ограничивается кругом отношений, именуемых в науке «общими» или «общерегулятивными».

Универсальным критерием организованности для негосударственных объединений в современном праве является статус юридического лица: именно он позволяет коллективному субъекту выступать в обороте от своего имени, нести обязанности и быть субъектом ответственности. Вместе с тем, статус юридического лица является лишь одним из способов выражения организованности коллективного субъекта права, поэтому юридическое лицо не следует рассматривать как субъект права само по себе; понятие «юридическое лицо» не является тождественным понятиям «организация» или «коллективный субъект права». Юридическое лицо или, точнее, юридическая личность, есть лишь некое свойство, статус, признаваемый государством за определенными коллективными субъектами с целью упростить и упорядочить их участие в некоторых правовых отношениях. Для публичных организаций статус юридического лица является второстепенным и необязательным, поскольку эти образования создаются государством, которое в каждом случае может придать создаваемому образованию свойства организованности, не закрепляя за ним качеств юридической личности. Правосубъектность таких организаций выражается в компетенции, закрепленной за ними законом или иным нормативным актом.

Во втором параграфе «Пределы и условия деликтоспособности коллективных субъектов в современном российском праве» формулируется понятие юридической ответственности и исследуются наиболее общие вопросы применения юридической ответственности к коллективным субъектам права.

В рамках диссертационного исследования ретроспективная юридическая ответственность вслед за рядом авторов понимается как одна из форм государственно-принудительного воздействия на нарушителя норм права, заключающаяся в применении к ним предусмотренных законом санкций, влекущих дополнительные неблагоприятные последствия. В зависимости от превалирующей функции выделяется две основные разновидности юридической ответственности: правовосстановительную и карательную.

Обосновывается вывод о том, что на современном этапе развития права условием деликтоспособности коллективного субъекта является наличие у такого субъекта свойств организации. Только наличие четкой организационной структуры позволяет коллективам обнаруживать и проявлять во вне собственную волю при совершении противоправных действий (бездействий), за которые они могут быть привлечены к ответственности; наличие той же структуры позволяет организациям быть участниками правоотношений, возникающих в процессе применения мер ретроспективной юридической ответственности, в частности, быть стороной в судебном разбирательстве, с которым неразрывно связана процедура юридической ответственности.

Современное российское законодательство признает субъектами административной ответственности только индивидов и организации, имеющие статус юридических лиц. Субъектами гражданско-правовой ответственности, помимо двух указанных категорий, также выступают государство, субъекты федерации и муниципальные образования. Такой подход, в частности, позволяет государственным органам, не имеющим статуса юридического лица, избегать ответственности или, по крайней мере, перекладывать ее на государство в целом. В результате создается режим фактической безответственности, безнаказанности государственных органов, не имеющих статуса юридического лица. По мнению автора, поскольку наличие свойств организации не обязательно связано со статусом юридического лица, постольку целесообразно признать субъектами как гражданской, так и административной ответственности государственные и муниципальные органы, для чего необходимо системно урегулировать правовой статус таких органов в законе.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»