WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

Помимо положений, характеризующих научную новизну исследования, его теоретическая значимость и вклад диссертанта в развитие науки теории и истории права и государства, в частности, выражается в следующем: проведён исторический анализ и выделены основные этапы развития представлений о юридической ответственности коллективных субъектов права; выделены два основных подхода к определению пределов деликтоспособности коллективных субъектов права в истории; проведена систематизация взглядов на природу коллективных субъектов в Новое время с точки зрения принадлежности к господствующим направлениям в юриспруденции; установлены общие закономерности развития представлений о деликтоспособности коллективных субъектов; обоснована необходимость межотраслевого подхода к проблемам юридической ответственности коллективных субъектов права; доказывается целесообразность и возможность применения мер юридической ответственности к таким субъектам как государственные и муниципальные органы, не являющиеся юридическими лицами; доказывается невозможность применения мер юридической ответственности к социальным общностям;

предлагается общее решение проблемы соотношения понятий «коллективный субъект права» и «юридическое лицо»; обосновывается ряд предложений по совершенствованию действующего законодательства. Также сформулирован ряд других теоретических выводов и практических рекомендаций, направленных на дальнейшее совершенствование рассматриваемых норм и институтов.

На защиту выносятся следующие основные положения диссертационного исследования:

1) В истории развития права выделяется два конкурирующих подхода к определению сферы деликтоспособности коллективных субъектов. Первый основан на узком понимании дееспособности союзных образований, разработанном первоначально римскими юристами: согласно ему ответственность коллектива ограничена исключительно имущественными рамками с правовосстановительной целью. Сторонники второго подхода рассматривают коллектив как реальный и вполне дееспособный субъект права;

соответственно, сфера деликтоспособности коллективных объединений при таком подходе включает в себя возможность применения к ним мер не только правовосстановительной, но и карательной (в частности, уголовной) ответственности.

2) Историческое развитие представлений о юридической ответственности коллективных субъектов необходимо рассматривать как результат борьбы противоположностей, представленных в виде двух названных выше конкурирующих подходов. В ходе такого развития выделяется три главных этапа, каждый из которых характеризуется утвердившейся в данный исторический момент научной парадигмой. Первый этап представляет собой римская юриспруденция, которая деликтоспособность организованного коллектива распространяла исключительно на имущественные отношения с правовосстановительной целью. Второй этап утверждается в позднее Средневековье, когда корпорации признаются ответственными не только по договорам и гражданским деликтам, но и за преступления; основой чего стала примитивная конструкция объективного вменения. Третий этап начинается с начала Нового времени и продолжается до сегодняшнего дня; подход к проблеме юридической ответственности организаций на этом этапе представляет собой диалектический синтез двух предшествующих, происходящий по мере развития научных школ и представлений о юридической ответственности вообще.

3) В определении общего понятия коллективных субъектов права следует различать две разновидности: социальные общности и организации. Критерием разграничения указанных двух категорий коллективных субъектов является степень внутреннего единства коллектива. Организациям присуща четкая внутренняя структура, позволяющая совершать юридические акты, и быть субъектом конкретных правоотношений. Общности такой структуры не имеют.

Универсальной формой внешнего выражения свойств организованного коллективного субъекта частного права является наличие у него статуса юридического лица. Вместе с тем, статус юридического лица является лишь одним из способов выражения организованности коллективного субъекта права, поэтому юридическое лицо не следует рассматривать как субъект права само по себе; понятие «юридическое лицо» не является тождественным понятиям «организация» или «коллективный субъект права».

4) На современном этапе развития права способность быть субъектами юридической ответственности присуща лишь организованным коллективным образованиям. Только наличие организационной структуры позволяет коллективам обнаруживать и проявлять во вне собственную волю при совершении противоправных действий (бездействий), за которые они могут быть привлечены к ответственности; наличие той же структуры позволяет организациям быть участниками правоотношений, возникающих в процессе применения мер ретроспективной юридической ответственности, в частности, быть стороной в судебном разбирательстве, с которым неразрывно связана процедура юридической ответственности. В связи с этим положения, закрепляющие применение мер ответственности к социальным общностям, в частности, в виде запрещения деятельности, следует исключить из действующего законодательства, внеся соответствующие изменения в Федеральные законы РФ «Об общественных объединениях», «О свободе совести и религиозных объединениях», «О противодействии терроризму», «О противодействии экстремистской деятельности».

5) Условием для признания коллектива субъектом юридической ответственности является наличие четкой организационной структуры, позволяющей коллективу осуществлять волеизъявление и совершать юридические действия, что не обязательно связано со статусом юридического лица. В связи с этим целесообразно признать субъектами как гражданской, так и административной ответственности государственные и муниципальные органы, для чего необходимо системно урегулировать правовой статус государственных и муниципальных органов без образования юридического лица.

6) Ответственность коллективных субъектов должна строиться на тех же основаниях, что и ответственность граждан. В случае, если закон прямо не предусматривает возложение мер ответственности без вины причинителя вреда (в гражданском праве), необходимым условием ответственности организация является собственная вина организации. В связи с чем следует отвергнуть высказанную рядом авторов идею внедрения в право безвиновной ответственности для организаций.

7) С учетом особенностей правового статуса коллективных субъектов, вину организации при совершении правонарушения можно определить как непринятие необходимых и возможных по обстоятельствам дела и требованиям закона разумных мер для предотвращения нарушения юридических обязанностей или причинения вреда. От противоправности как характеристики объективной стороны правонарушения вина при таком подходе отличается указанием на возможность надлежащего исполнения обязанностей. Именно наличие или отсутствие такой возможности является главным предметом, устанавливаемым судами и арбитражными судами при определении вины организаций, как по гражданским, так и по административным спорам. При таком подходе организация должна быть признана невиновной, если ею были приняты все разумные меры для предотвращения нарушения, которые можно было ожидать от добросовестного лица по обстоятельствам дела. Достоинством предложенного понимания вины организации является возможность использования его в различных отраслях права, как в сфере правовосстановительной, так и в области карательной ответственности (в частности, в гражданском, налоговом и административном праве).

8) Предлагаемая рядом авторов конструкция, согласно которой юридические лица несут ответственность за действия своих представителей и работников как за «чужую вину», не может быть принята, так как противоречит сущности вины и вносит неопределенность в отношения юридической ответственности. Последовательное проведение предложенного выше понимания вины организации позволяет решить проблему субъективного основания ответственности для коллективных субъектов. Деятельность организации складывается из действий многих людей, находящихся друг с другом в определенных взаимоотношениях; нарушение обязательств может быть результатом непосредственных действий органов, представителей или работников организации, либо совместных действий физических лиц из нескольких групп. Но при этом во всех случаях субъективным основанием ответственности является собственная вина организации, которая заключается в том, что органы или другие лица, определяющие деятельность коллектива, формирующие его волю, не обеспечивают надлежащее исполнение юридических обязанностей, когда это было возможно по обстоятельствам дела.

Практическая значимость исследования состоит в том, что, во-первых, результаты данного исследования могут быть использованы в дальнейших научных разработках как в рамках теории права, так и в отраслевых науках; и, во-вторых, ряд высказанных предложений может быть использован в правотворческой и в правоприменительной деятельности.

Апробация работы. Диссертация выполнена на кафедре теории и истории государства и права Пермского государственного университета, где проведено ее рецензирование и обсуждение. Основные положения работы неоднократно излагались автором на научно-практических конференциях, проводимых на базе Пермского государственного университета. Многие теоретические положения и выводы, содержащиеся в диссертации, используются в преподавании курсов «Теория государства и права», «История политических и правовых учений», «Сравнительное правоведение», «Сравнительный анализ институтов гражданского и торгового права европейских стран».

Структура работы обусловлена предметом, целью и задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трёх глав, подразделённых на девять параграфов, заключения и списка использованных источников.

СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Во Введении обосновывается актуальность темы исследования, определяются его цели и задачи, методологическая и теоретическая основы, характеризуется степень научной разработанности темы, научная новизна, научная и практическая значимость исследования, содержатся сведения об апробации результатов работы.

Первая глава «Основные этапы развития представлений о юридической ответственности коллективных субъектов права» посвящена историческому исследованию различных подходов к пониманию юридической ответственности коллективов, существовавших в разные исторические эпохи, и выявлению закономерностей исторического развития данного института.

В первом параграфе «Становление правосубъектности и института ответственности коллективных образований в римском праве» рассматривается процесс становления в праве Древнего Рима организованных коллективных объединений, признаваемых самостоятельными субъектами юридической ответственности. Отмечается, что в римском праве впервые обнаруживается разграничение двух видов создаваемых людьми объединений – это социальные общности, известные праву с древнейших времен, и организованные коллективные субъекты, являющиеся изобретением римской юриспруденции. Рассмотрен, в общих чертах, процесс приобретения свойств организованного коллектива такими субъектами как государство, муниципии, частные коллегии.

Устанавливается связь процесса становления самостоятельной деликтоспособности объединений с приобретением ими свойств юридической личности. Неорганизованные объединения (общности) никогда не рассматривались как субъекты ответственности; при совершении их членами индивидуального или коллективного нарушения ответственность возлагалась именно на самих членов (пусть в некоторых случаях и солидарно); приобретая же качества юридической личности, коллективы становятся самостоятельными субъектами юридической ответственности. При этом ограничение ответственности членов союза совершенно не имелось в виду римскими юристами. Цель состояла в том, чтобы упростить участие коллектива в гражданском обороте. Но, приобретая возможность заключать от своего имени сделки, выступать стороной в суде, коллектив одновременно неизбежно приобретает и свойства деликтоспособности; ответственность переносится с членов на само объединение. Процесс этот шел медленно, отставая от прочих элементов дееспособности. В Риме область деликтоспособности объединений ограничивалась исключительно гражданско-правовой ответственностью. И это вполне объясняется тем, что свойства юридической личности вообще есть лишь обособление одной из сторон деятельности коллективного субъекта, а именно – сферы его имущественных отношений.

Правоспособность организованных коллективных субъектов в Риме ограничивалась почти исключительно областью гражданского права и состояла, в частности, в следующем: они могли иметь в собственности имущество, приобретать права требования и обязываться по долгам, быть стороной в судебном споре и нести самостоятельную ответственность. В частности, не вызывает сомнений существование договорной ответственности государства, городских общин и прочих коллегий. Что же касается внедоговорной, деликтной ответственности, то она однозначно допускалась в отношении коллегий и муниципий за неосторожные нарушения; а в некоторых случаях (причинение вреда в результате насилия, обмана или угрозы) и за умышленные деликты. Однако, пределы ответственности коллективных субъектов были несколько уже ответственности индивидов, что было связано с проблемами определения умышленной вины коллективных образований при совершении правонарушений. Не имея возможности сформулировать общий подход к определению такой вины, а также заботясь о соблюдении публичных интересов, осторожные римские юристы предпочли просто ограничить возможные пределы ответственности коллегий и муниципий в таком случае уплатой процентов и убытков, не превышающих размеров неосновательного обогащения. Возможность же привлечения объединений к уголовной ответственности за преступления в Риме не обсуждалась.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»