WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В первом случае речь идет о виновном неисполнении должником своей обязанности, который имел техническую возможность выполнить действия, входящие в содержание его обязанности, но отказался, то есть имел свободу выбора вариантов своего поведения, однако, его выбор был сделан не в пользу исполнения обязанности. В этом случае ответственность должника строится на началах вины. Во втором случае у должника отсутствует свобода выбора вариантов поведения, отсутствует само деяние, поэтому вопрос о вине должника неуместен, поскольку вина есть категория свободы выбора. Здесь следует говорить о законодательном распределении риска неблагоприятных последствий объективно сложившейся ситуации, а не об ответственности.

Как правило, такой риск возлагается на должника-предпринимателя, но встречаются и иные законодательные решения.

Диссертант приходит к выводу, что в российском праве договорная ответственность предпринимателя строится на принципе вины. Вывод подтвержден также анализом нормы п.1 ст.901 ПС РФ, освобождающей профессионального хранителя от обязанности возместить вред при порче поклажи в случае неосведомленности об опасных свойствах вещи.

Параграф четыре «Правонарушитель и потерпевший как субъекты правоотношения ответственности в частном праве» раскрывает динамику субъектного состава отношений по взысканию убытков, неустойки, сумм причиненного вреда.

Общая теория права устанавливает принцип персональной юридической ответственности, предполагающий применение мер государственного принуждения непосредственно к лицу, своими действиями совершившему правонарушение. Рассмотрение отношений, квалифицируемых теорией частного права как юридическая ответственность за правонарушение, с точки зрения реализации названного принципа позволила сделать вывод о не тождественности взыскания неустойки, убытков, причиненного вреда мерам юридической ответственности.

Российская цивилистика предусматривает случаи перехода прав и обязанностей от одного лица к другому лицу в порядке универсального или сингулярного правопреемства. Отношения по взысканию неустойки, убытков и сумм причиненного имущественного вреда допускают правопреемство. Так, наследник физического лица, принявший наследство, обязан погасить долги наследодателя, включая и те, в состав которых входят убытки, неустойка или обязанность возмещения имущественного вреда. При реорганизации юридического лица на правопреемника последнего переводится несение перед кредиторами обязанностей по возмещению убытков, имущественного вреда и выплате неустойки, если такие обязанности были у его правопредшественника. Нормы гражданского процессуального законодательства и арбитражного процессуального законодательства также устанавливают возможность процессуального правопреемства на любых стадиях процесса, включая стадию исполнения судебного акта. Таким образом, мера ответственности будет применяться к лицам, не совершавшим правонарушение.

Такая же ситуация складывается в некоторых правоотношениях обеспечительного характера. Так, в силу договора лицо может являться поручителем должника. В соответствии со ст. 363 ПС РФ в случае неисполнения обязательства должником поручитель несет ответственность перед кредитором должника, в том числе и по гражданско-правовым санкциям в виде выплаты неустойки и возмещения убытков кредитора. Аналогичное положение складывается в отношениях банковской гарантии (ст.368-378 ГК РФ). Банковскую гарантию и поручительство с точки зрения правоотношения ответственности роднит то, что во всех случаях речь идет по существу о добровольном вступлении гаранта, поручителя или залогодателя в правоотношение частноправовой ответственности в качестве лица, привлекаемого к юридической ответственности, лица, к которому будут применяться санкции за несовершенное им правонарушение. Сам правонарушитель фактически освобождается от несения ответственности, а возможные последующие регрессные иски, исходя из их правового основания, к мерам юридической ответственности отнесены быть не могут.

В подобной же плоскости рассмотрены отношения, возникающие в связи с заключением договоров страхования риска ответственности. Заключением договора страхования риска договорной ответственности или риска ответственности за причинение вреда третьим лицам, страхователь фактически устраняет в будущем вероятность привлечения его к ответственности за причиненный вред или убытки. Применение имущественных санкций в этом случае возлагается на страховую компанию. В данном случае проблема имеет дополнительный аспект.

Одним из важнейших понятий страхового права является страховой интерес. Отсутствие страхового интереса, равно как и наличие интереса, страхование которого законом запрещено, выступает в качестве запрета (препятствия) к заключению договора страхования. Статья 928 ГК РФ прямо запрещает страхование противоправных интересов. Стремление, интерес субъекта к уклонению от несения предусмотренных законом мер ответственности за совершенное им правонарушение по своей природе противоправен.

Именно поэтому законом запрещено страховать риск убытков, вызванных уплатой штрафа за совершение административного правонарушения, риск утраты заработка в связи с увольнением за совершение прогула без уважительных причин. Однако интерес субъекта к устранению обязанности по уплате неустойки, возмещению причиненного вреда или убытков, законодателем не отнесен к противоправному. Названные ранее виды договоров имущественного страхования разрешены федеральным законодательством (ст. 931, 932 ГК РФ), в некоторых случаях такие договоры страхования являются обязательными для отдельных категорий лиц.

В правоотношении юридической ответственности замена правонарушителя на любое другое лицо, которое правонарушение не совершало, невозможно в принципе. Институты правопреемства и замены должника в правоотношении по уплате неустойки и убытков свидетельствует о том, что это правоотношение не тождественно правоотношению юридической ответственности.

Дополнительным доводом к отграничению возмещения вреда, убытков, взыскания неустойки от мер юридической ответственности является невозможность в подобном случае применить принцип индивидуализации наказания, поскольку субъект ответственности может быть заменен уже после вынесенного судебного решения на стадии исполнения. Мера ответственности в таком случае не достигает цели перевоспитания и исправления При этом, как отмечалось ранее, регулятивное значение права себя почти полностью исчерпывает и правоотношение юридической ответственности в этом случае лишается практического смысла.

В работе исследованы частноправовые институты солидарной и субсидиарной ответственности, в сравнении с институтом соучастия в совершении правонарушения. Сравнение названных институтов не выявило признаков, подтверждающих их качественную однородность. Институт соучастия предполагает прямую причастность каждого соучастника к совершению правонарушения. Причастность означает, что действие каждого соучастника находятся в причинной связи с результатом, то есть в той или иной степени повлияли на противоправный результат. Большинство солидарных должников по общему правилу не совершают правонарушения, субсидиарные должники во всех случаях не причастны к фактическим действиям Соучастники в уголовном праве несут ответственность всего лишь в одинаковых верхних и нижних пределах санкции соответствующей нормы закона, ответственность каждого индивидуализирована. Солидарные должники имеют один на всех объем ответственности перед кредитором. Проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что институт солидарных должников имеет качественные отличия от института соучастия.

Глава вторая «Государственное принуждение и юридическая ответственности в частном праве» состоит из трех параграфов.

Параграф первый «Назначение и процессуальные особенности применения санкций в частном праве» содержит сравнительный анализ судебных актов, возлагающих меры ответственности на нарушителей в иных отраслях права. Диссертант приходит к выводу, что обязанность возместить вред, убытки, выплатить неустойку существует до принятия судебного акта и независимо от него, в публично-правовых отраслях обязанность нарушителя возникает на основании и после вступления в силу акта применения права.

Исходя из принципа неотвратимости наказания, в публично правовых отраслях права вступивший в законную силу акт о наложении наказания подлежит обязательному исполнению. Исполнение акта о взыскании неустойки, убытков, причиненного вреда, судебный акт определяется только потерпевшим, поскольку по своей правовой природе является способом реализации субъективного права и служит исключительно этим целям.

Важным для понимания правовой сущности частноправовой ответственности является институт мирового соглашения. В соответствии со ст. АПК РФ и ст. 165 ГПК РФ заключение мирового соглашения допускается на любой стадии судебного процесса и является основанием к полному и бесповоротному прекращению судебного производства по делу. При заключении мирового соглашения после вынесения решения по делу судебный акт подлежит отмене. Таким образом, публично-правовой судебный акт о взыскании не является обязательным для истца и ответчика, поскольку они имеют возможность совместными процессуальными действиями фактически аннулировать его юридическую силу.

В публичном праве прекращение производства по делу означает полное освобождение лица от юридической ответственности. В частном праве при заключении мирового соглашения и прекращения производства по делу возможность применения мер государственного принуждения не исключается.

Юридическая ответственность в административном или уголовном праве реализует публичный интерес, преследует цели частной и общей превенции, исправления и перевоспитания правонарушителя; потерпевшим не предоставляются имущественные блага, виновный не принуждается к исполнению имущественных обязанностей по отношению к потерпевшему. В сфере частного права юридическая ответственности (убытки, неустойка) представляет собой правовое средство удовлетворения материального (имущественного, экономического) интереса потерпевшего.

Параграф второй «Правовая природа содержания санкций в частном праве» включает сравнительный анализ сущности санкций (взыскание неустойки, убытков, причиненного вреда), реализуемых в отношениях частноправовой ответственности и однотипных санкций, применяемых в классических правоотношениях юридической ответственности.

В теории права юридическую ответственность отождествляют с применением санкций правовых норм. По мнению диссертанта, следует разделять санкции - репрессивные меры в форме наказания и санкции - репарации, служащие исправлению негативной ситуации. Так, взыскание алиментов представляет собой реализацию правовой санкции, осуществление государственного принуждения в отношении лица, нарушившего предусмотренную законом обязанность и субъективное право ребенка. В данном случае налицо:

противоправность поведения, причинение ущерба охраняемым законом интересам несовершеннолетнего, наличие вины, субъект-нарушитель, неблагоприятные последствия. Однако при фактическом наличии всех признаков состава правонарушения алиментные обязанности не относятся к мерам семейно-правовой ответственности.

Обязанность правонарушителя принудительно подвергнуться наказанию, предусмотренному нормами уголовного или административного права, имеет процессуально правовую природу, возникая именно как результат процессуальной деятельности суда либо органа, уполномоченного рассматривать дела об административных правонарушениях. Обязанность же субъекта частного права по уплате неустойки, возмещению убытков или причиненного вреда имеет материально-правовую природу и возникает на основании установленных нормами материального права юридических фактов. Суд только подтверждает соответствующее обязательственное право требования истца к ответчику, придавая ему публичную достоверность.

Применение в частном праве санкций в виде взыскания убытков или неустойки далеко не всегда носят характер имущественной потери, поскольку в некоторых случаях допускает возможность перевода неблагоприятных последствий на третье лицо, (контрагента по договору, страховщика). В классических отношениях юридической ответственности подобная ситуация невозможна, поскольку она сводит на нет воспитательное значение наказания, не служит целям общей и частной превенции.

Меры имущественной ответственности в публичном праве не носят экономического (товарного) характера. Наложенный штраф или принятое решение о конфискации вещи в рамках уголовного или административного производств не относятся к категории «имущество». Не допускаются замена предмета исполнения или иные соглашения о порядке, сроках и субъектах исполнения государственных (властных) решений о наказании. Обязанность лица, совершившего административный проступок или преступления, по уплате, например, штрафа не учитываются в качестве пассива в составе имущества правонарушителя. При исполнении решения о наложении штрафа или конфискации имущества, не допускается взыскание штрафа с наследника правонарушителя, имущество реально не конфискованное у нарушителя до его смерти не изымается у его наследников. Взыскание убытков, неустойки по своей природе представляет собой частный долг, экономическую категорию товара. Именно такой позиции придерживается судебная практика.

Имущественные наказания и в уголовном праве, и в административном праве имеет строгую размерность, определяемую только законом. Наличие в законе четко выраженной по качественным и количественным характеристикам санкций служит целям эффективности правового регулирования, поскольку дает субъекту точное представление о возможных последствиях его поведения и служит базой для выработки поведенческой линии. Предел имущественного бремени, возлагаемого за совершение нарушения, заранее известен и определен правовой нормой.

Размер подлежащих взысканию убытков, неустойки, сумм причиненного вреда законом не ограничен. Боле того, закон допускает последующее изменение размера имущественных санкций, применяемых к нарушителю.

Размер подлежащего взысканию вреда, причиненного здоровью, смертью кормильца увеличивается как в связи с ухудшением состояния здоровья потерпевшего, так и в связи с инфляционными процессами. Диссертант приходит к выводу, что рассматриваемым в настоящее время теорией частного права мерам имущественной ответственности свойственны: количественная неопределенность, отсутствие максимального предела, возможность индексации и зависимость от требований потерпевшего. Данные свойства не присущи имущественным санкциям, предусмотренным в уголовном и административным праве.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»