WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

В результате проведенного анализа, автор приходит к выводу, что каждой системе свойственны как положительные, так и негативные аспекты. И, несмотря на исторические различия в системах общего и континентального права, идет процесс их сближения и взаимозаимствования в области материального и процессуального права, учитываются достижения и недостатки в развитии правовых систем.

Сравнение российской правовой системы и системы общего права автор проводит с целью определения возможных элементов механизма имплементации на уровне правовых семей. Для этого он выявляет существующие правила в системе общего и российского права; сопоставляет эти правила с целью познания их общих и отличительных свойств; уточняет исторические причины существования данного правила в каждой системе; устанавливает необходимость внесения изменений в существующее правило в российском законодательстве; изучает совместимость идей, заимство См.: Цвайгерт К., Кетц X. Введение в сравнительное правововедепие в сфере частного права. Т. I. M., 1998.

ванных из системы общего права с природой российской правовой системы; выясняет жизнеспособность, эффективность данного правила в российском законодательстве.

Автор заключает, что общему праву не свойственна строгая отраслевая классификация, хотя базовые отрасли получили устойчивое развитие. Более весомы правовые институты. По мнению автора, для системы общего права характерна развитость юридического процесса, на основе которого существуют материальные отрасли права. Это одно из кардинальных отличий, как считает автор, системы общего права от континентального и российского права в частности. Автор рассматривает такие элементы системы общего права, на предмет имплементации в российское законодательство, как институт судебного прецедента, институт суда присяжных, процедуру рассмотрения судебных споров, принцип предсказуемости законов; стабильность и правопреемство решений властных структур и т.д.

Сравнительный анализ на уровне правосознания показывает, что узловой идеей правосознания в странах системы общего права должна быть признана идея свободы. Идея естественного права является логическим следствием идеи свободы, поскольку естественным право может быть только тогда, когда оно не обусловлено никакими внешними причинами, а проистекает из заложенной в самом человеке способности к самоопределению, самореализации.

В свою очередь, уточняет автор, идея естественного права определяет смысл идеи гражданского общества как общества наиболее полно соответствующего природе и закономерностям общественных отношений, прежде всего, отношений собственности. Идея закона в правосознании населения стран системы общего права является следствием идеи гражданского общества и смысловым основанием идеи свободы.

Узловой же идеей российского правосознания, как показывают результаты исследования, можно считать идею правды и наиболее очевидным и ближайшим логическим следствием ее выступает идея милости. В такой интерпретации идея милости характеризует способ достижения и реализации правды и ее непосредственного ценностно-нормативного воплощения -справедливости.

Сопоставление логик российского правосознания и правосознания населения стран системы общего права на уровне системообразующих идей приводит автора исследования к выявлению сопряженности идей. Это позволит, по его мнению, решить вопрос о совместимости логик культурных форм правосознания, а стало быть - и вопрос о характере их взаимовлияния.

' При этом автор обращает внимание на то, что особенности правовых культур фактически непреодолимы, а взаимодействие культур возможно только при первенстве плюрализма ценностей и смыслов. Поэтому, по мнению автора, основными направлениями сближения стран системы общего права и России должны быть интеграция логик системообразующих идей и господствующих правовых ценностей.

В третьем параграфе «Характеристика основных элементов системы общего права» автор дает характеристику английского и американского права в системе общего права, выделяет характерные черты системы общего права и особенно обращает внимание на прецедентное право. В англо-американской правовой семье следует различать две группы: английского права и связанного с ним по своему происхождению права США.

Как известно, напоминает автор, Англия была крупнейшей колониальной державой, и английское общее право получило распространение во многих странах мира. В результате сегодня почти треть населения мира живет в значительной мере по нормам английского права. Вторую группу образует право США, которое имеет своим источником английское общее право и в настоящее время является вполне самостоятельным. В целом же, заключает автор, в США сложилась дуалистическая система, сходная с английской правовой системой: прецедентное право во взаимодействии с законодательным. Но это только в целом, поскольку автор обращает внимание на многочисленные структурные различия между американским и английским правом. Одно из таких различий связано с федеральной структурой США. Штаты, входящие в состав США, наделены широкой компетенцией, в пределах которой они создают свое законодательство и свою систему прецедентного права. В связи с этим можно сказать, что в США существует 51 система права - 50 в штатах и одна федеральная1.

В работе раскрывается первоначальное значение термина «общее право». Оно охватывало ту часть Англии, которая противостояла статутному праву и была общей для всей страны в противоположность местному праву. Для характеристики современной системы общего права автор обращается к известному французскому компаративисту Р. Давиду, который справедливо писал, что в Англии и США одна и та же общая концепция права и его роли;

в обеих странах существует в общем одно и то же деление права, используются одни и те же понятия и трактовка нормы права2. Для подтверждения этой мысли автор приводит в пример категории «общее, право», «право справедливости», «доверительная собственность», которые понятны и естественны как для английских, так и американских юристов. И для тех, и для других право - это только право судебной практики. Нормы, выработанные законодателем, фактически входят в систему общего права лишь после того, как они будут неоднократно применены и истолкованы судами, когда можно будет ссылаться не на сами нормы, а на судебные решения, их применившие.

В процессе исследования автор приходит к выводу, что элементы системы общего права отличаются чрезвычайной гибкостью правового регулирования, близостью к фактическим общественным отношениям. Этот феномен объясняется особой ролью суда в создании и применении правовых норм.

В этой связи автор исследует институт судебного прецедента, который образовался в системе общего права. Правило прецедента, уточняет автор, требует от английского юриста тщательного анализа ранее выносимых решений. Особенностью судебной системы общего права является еще и то, что правило прецедента, применяется и в вопросах толкования закона. Важно иметь в виду, отмечает далее автор, что законодатель в странах общего права Соединенные Штаты Америки: Конституция и законодательные акты. М., 1993. С. 86.

Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности. М., 2003. С. 225.

ориентирован, прежде всего, на судью как основного адресата норм, тогда как в России и в большинстве стран Европы суд в этом качестве выступает опосредованно. И хотя, напоминает автор, официально опубликованная практика Верховного суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ судебным прецедентом не является, однако она фактически учитывается нижестоящими судами в вопросах применения и толкования права, устранения пробелов и др. Главное новшество последних лет состоит в конституционном закреплении возможности судебной проверки соответствия нормативных актов Конституции РФ, а также нормам и принципам международного права и международных договоров России.

Естественно, заключает автор, что система прецедентного права не может быть введена у нас произвольно, без учета глубоких и стойких исторических традиций, поскольку нет необходимости в ломке вековых традиций и эклектическом соединении разных правовых систем. Что касается сильных сторон судебного нормотворчества, то быстрэту и гибкость законодательства, по мнению автора, можно обеспечить благодаря систематическому наблюдению за эффективностью правовых норм и их своевременной корректировке. Можно добиться, чтобы закон усваивал только те социальные нормы, которые являются истинно правовыми, гуманными, защищающими права человека и личности.

В результате исследования теоретических основ имплементации элементов системы общего права в российскую правовую систему, автор делает вывод, что, несмотря на внешние отличия, и континентальная система, и система общего права базируются на общем культурном фундаменте христианских ценностей, либеральной демократии, признании прав человека. В XX-XXI вв. идет процесс их сближения, обусловленный интеграционными процессами в объединенной Европе.

Для выполнения взятых на себя обязательств Российской Федерации необходима помошь международного права, а также права других правовых систем, осуществление которой возможно в процессе имплементации общедемократических принципов и ценностей. Действующий механизм имплементации совершенствуется за счет дискреционных средств и методов имплементации институтов, элементов юридического языка и процедур системы общего права, взаимодействие с которым имеет историко-культурные основания. В результате имплементации элементов системы общего права происходит обновление нормативной правовой базы регулирования современной российской правовой жизни, поскольку введение принципов и ценностей развитых демократических систем мира отвечает объективным интересам и потребностям личности, общества и государства, сформировавшихся на современном переходном этапе развития.

Во второй главе «Реализация имплементированных элементов системы общего права в российском законодательстве» раскрываются особенности и основные этапы имплементации элементов системы общего права в российское законодательство, определяются направления и средства имплементации элементов системы общего права в российское законодательство и анализируется функционирование элементов системы общего права в отраслях российского законодательства.

Диссертант полагает, что имплементация элементов системы общего права в российское законодательство происходила в четыре этапа. Поэтому первый параграф «Особенности и основные этапы имплементации элементов системы общего права в российское законодательство» автор начинает с характеристики этих этапов. Первый этап непосредственно связан с судебной реформой 1864 г., когда впервые были имплементированы такие институты системы общего права, как институты судов присяжных, мировых судей, а также соответствующие процедуры и понятия. Второй этап начался в 20-е годы прошлого столетия в связи с образованием СССР и введением принципов федеративного устройства, самоопределения и других демократических свобод, характерных для системы общего права. Третий и четвертый этап, как считает автор, разделяет всего лишь десятилетие, начало и конец 90-х годов XX века.

В этот период была принята Конституция России 1993 г., где было введено понятие правового государства, провозглашен приоритет института прав и свобод человека и гражданина, уже получивший свое развитие в системе общего права. В Конституцию РФ были имплементированы такие элементы системы общего права, как принцип презумпции невиновности, институт импичмента, новые принципы федеративного устройства, исключающие процедуру сецессии.

Четвертый этап имплементации элементов системы общего права в российское законодательство, по мнению автора, можно назвать «европейским этапом». В 1998 г. Российская Федерация присоединилась к Европейской конвенции по защите прав и основных свобод человека и Протоколов к ней. Это наложило на нашу страну определенные обязательства, что выразилось в совершенствовании отраслевого российского законодательства в сторону дальнейшего расширения прав и свобод человека, в признании юрисдикции Европейского суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней. Учитывая это, толкование судами вышеназванной Конвенции должно осуществляться с учетом практики Европейского Суда по правам человека. Таким образом, полагает автор, прецеденты начинают входить в практику судов общей юрисдикции.

Таким образом, приходит к выводу автор, особенностями имплементации элементов системы общего права является соответствие определенным этапам исторического и социально-политического развития российской государственности. Регулирование же имплементационных процессов, по мнению диссертанта, происходит в результате соотношения объективных и субъективных факторов историко-правовой реальности.

В контексте работы авгор показывает, что на современном этапе имплементации, который можно назвать европейским, предлагается использовать средства интеграции систем общего и континентального права, на примере Европейского Сообщества. Кроме того, целесообразно вернуться к испытанным средствам интеграции стран социалистического содружества, которые были успешно реализованы в 50-70-х годах прошлого века.

Во втором параграфе «Направления и средства имплементации элементов систем общего права в российское законодательство» автор говорит о том, что достижение поставленных целей имплементации элементов системы общего права в российское законодательство обеспечивается соответствующими правовыми ресурсами, как путем прямого юридического воздействия на регулируемые отношения, так и созданием благоприятных условий для развития процессов самоорганизации, действия неправовых механизмов в соответствующих сферах социальной жизни.

Под средствами имплементации элементов системы общего права в российское законодательство автор понимает некоторую технологию, процесс, совокупность приемов, методов и способов, с помощью которых достигается желаемый результат деятельности. В контексте названной проблемы, автор обращает внимание на юридический текст, как средство выражения нормативного содержания права. И останавливается на основных правилах организации юридического текста российского законодательства и способах его усовершенствования. Кроме того, автор рассматривает и технологию процесса имплементации на уровне институтов и процедур. Для подтверждения теоретических выводов, автор приводит в пример технологию имплементации института президента и импичмента в Конституцию СССР 1977 г. и Конституцию РФ 1993 г.

А также анализирует возрожденную процедуру судопроизводства с участием присяжных заседателей, отмечает ее достоинства и недостатки.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»