WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

Открытость (гласность в узком смысле) правосудия следует рассматривать не только как процессуальный принцип, но и как общерегулятивное правоотношение, возникающее по поводу сведений, отражающих правосудие, между конкретно определенным государственным органом (органами) и всеми субъектами гражданского общества. Объектом в таком правоотношении выступает информация, отражающая только деятельность суда по осуществлению правосудия. Сведения о действиях иных участников процесса могут бытъ объектом правоотношения гласности только в случаях, когда они неразрывно связаны с судебной информацией (например, в силу канала связи: показания свидетелей в присутствии публики и т.п.). Объектом правоотношения гласности будет не вся информация, отражающая правосудие. Являясь информационной избыточностью, гласность правосудия включает в себя предоставление гражданскому обществу информации о процессе подготовки и принятия судебного решения при осуществлении казуального и нормативного правосудия, а также содержание казуального судебного решения. В то время, как информирование населения о содержании нормативного судебного решения не является гласностью, поскольку оно изначально предназначено для индивидуально неопределенного круга лиц, т.е. подлежит доведению до сведения общественности в порядке осуществления нормативного судебного управления.

Сторонами правоотношения гласности выступают конкретно определенный государственный орган или органы (обязанный субъект) и любой элемент гражданского общества (управомоченный субъект). Все граждане и организации обладают равным объемом правосубъектности, но в зависимости от наличия или отсутствия заинтересованности в конкретной судебной информации, управомоченный субъект можно поделить на публику; лиц, имеющих личный интерес; и лиц, имеющих профессиональный интерес.

Содержание гласности правосудия составляют корреспондирующие права и обязанности субъектов, которые должны быть зафиксированы в законодательстве, поскольку отсутствие нормативно закрепленного содержания означает неправовой характер общественного отношения.

Во второй главе - «Содержание гласности (открытости) правосудия», основываясь на сравнительном анализе конституционного, арбитражнопроцессуального, гражданско-процессуального и уголовно-процессуального права, автор выделяет права субъектов гражданского общества и обязанности государственных органов, составляющих гласность (открытость) правосудия.

В первом параграфе рассматривается содержание открытости информации, отражающей судебное разбирательство. Принцип открытости традиционно применяется именно к этой части правосудия, однако его содержание в науке четко не определено. В частности, отдельные современные авторы склонны придерживаться двоякой трактовки гласности, предложенной еще в дореволюционной российской юриспруденции, когда выделяется информирование участников процесса (гласность для сторон) и информирование лиц, не участвующих в процессе (гласность для публики). Не соглашаясь с подобной трактовкой и основываясь на трудах советских ученых, автор выделяет следующие корреспондирующие элементы содержания гласности судебного разбирательства:

1) субьективные права, принадлежащие всем лицам, достигшим шесшадцатиле'шего возраста: а) присутствовать в зале судебного разбирательства; б) наблюдать за ходом осуществления правосудия; в) фиксировать ход судебного разбирательства в форме, установленной законодательством.

2) юридические обязанности суда: а) допускать всех желающих на заседание суда, пока в части зала, отведенной для публики, имеются свободные места; б) не препятствовать фиксированию хода судебного разбирательстваа и любой форме, разрешенной законодательством.

Одновременно автор не соглашается с высказанным в науке мнением, что право публики и средств массовой информации информировать других лиц о том, 410 они наблюдали на судебном процессе, следует включать в содержание гласности. Данное правомочие характеризует движение информации о правосудии внутри гражданскою общества, следовательно, это элемент общесоциального явления гласности, но не открытости правосудия. Также не входит в содержание правоотношения гласности право представителей народа и общественности на участие в судебном, разбирательстве, поскольку это элемент процесса судопроизводства, а не движение избыточной информации.

Необходимо отметить, что в законодательстве детально урегулировано только право фиксации информации, воспринимаемой в ходе судебного разбирательства. Иные же юридические права и обязанности подразумеваются, но не закреплены в нормативном виде. В связи с чем, необходимо внести изменения в статью 9 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" и процессуальное законодательство.

Во втором параграфе рассматривается содержание гласности правосудия на стадиях, не входящих в судебное разбирательство.

Первоначально автор анализирует возможность распространения принципа гласности на стадиях, предшествующих судебному разбирательству: принятие дела к производству, подготовка дела к слушанию, предварительное слушание, и приходит к выводу, что на данном этапе судопроизводство содержит не столько деятельность суда, сколько различные действия сторон процесса либо иных государственных органов (прокуратуры, органов предварительного расследования и т.п.).

Работа суда на стадиях, предшествующих судебному разбирательству, сводится фактически к помощи сторонам в сборе доказательств, иной подготовительной деятельности, а все решения суда закрепляются в форме того или иного акта. Оглашение такой не собственно судебной информации не соответствует целям контроля со стороны общественности за деятельностью суда и может помешать достижению целей правосудия. Поэтому достаточным и необходимым объемом гласности на данном этапе должна быть открытость принимаемых судом актов.

Далее рассматривается вопрос о гласности судебных актов, в частности, судебного решения. В настоящий момент в законодательстве закреплено только одно правило - судебное решение по делу подлежит обязательному оглашению в зале судебного заседания (хотя и в этой части возможны отступления oт общего правила). Гласность же иных судебных актов совершенно не урегулирована. Необходимо учитывать то обстоятельство, что в судебных актах информация имеет документированную форму, и, соответственно, в отличие от коммуникативной информации в судебном разбирательстве, ее восприятие не ограничено столь жесткими временными рамками. Однако доступ к архивным судебным актам также практически не урегулирован в законодательстве, впрочем, как и возможность ознакомления с иными материалами судебного дела. На практике возможности ознакомиться с такими документами у рядовых граждан нет. С такой произвольной закрытостью нельзя согласиться. Судебные акты, в особенности судебное решение, по своему содержанию представляют ту же информацию, что циркулирует в судебном разбирательстве, только она приобретает документированный (фиксированный характер). Следовательно, акт, принятый в открытом судебном разбирательстве, содержит информацию, уже известную обществу, и не должен иметь закрытый характер. На все акты, припятые судом, в порядке судопроизводства должен распространяться тот же информационный режим, что и на судебное разбирательство.

Содержание гласности судебных актов можно выразить через следующие корреспондирующие элементы: а) право ознакомиться с текстом оглашенною судебного решения, иного принятого судебного акта непосредственно либо путем направления запроса и корреспондирующая ему обязанность предоставить такой текст в полном объеме либо частично; б) право делагь выписки либо копии оглашенного судебного решения, иного принятого судебного акта и корреспондирующая ему обязанность не препятствовать копированию судебного решения. Для судебного решения гласность дополняется еще одним элементом:

обязанность суда огласить судебное решение либо его резолютивную часть в открытом судебном заседании и право граждан требовать такого оглашения.

Иные материалы судебного дела представляют собой информацию совершенно иного рода: они фиксируют различные факты, обстоятельства того или иного дела, которые в подавляющем большинстве случаев затрагивают интересы частных лиц (индивидов или организаций). Оглашение таких сведений в ходе судопроизводства носит, как правило, принудительный характер, поскольку при иных обстоятельствах участники судопроизводства вряд ли захотели бы огласить их для широкой общественности. Разглашение такой информации после окончания судебного разбирательства нельзя считать оправданным, потому для всех материалов дела, решение по которому вынесено и вступило в силу (за исключением судебных актов), необходимо установить режим закрытости.

Однако такая закрытость не носит абсолютного характера. Без соотношения судебного решения с материалами, на основе которых оно вынесено, невозможно проверить беспристрастность и справедливость суда. В то же время судебный архив не должен быть открыт для праздного любопытства. Представляется, что разрешить это противоречие можно, предоставив возможность знакомиться с материалами дела только лицам, обладающим профессиональным или личным интересом, а право принимать решение о допуске таких лиц нужно предоставить председателю соответствующего суда.

Содержание гласности материалов судебного дела можно выразить через следующие корреспондирующие элементы: а) законный интерес лиц, имеющих профессиональную, родственную, иную заинтересованность, знакомиться с материалами судебного дела непосредственно или путем направления запроса после вступления судебного решения по такому делу в законную силу и корреспондирующее ему полномочие суда при наличии такого законного интереса предоставить материалы судебного дела для ознакомления; б) право граждан делать выписки, либо копии материалов судебного дела и обязанность суда не препятствовать копированию материалов судебного дела.

Третья глава - «Ограничения и гарантии гласности (открытости) правосудия» посвящена изучению ограничений и гарантий гласности правосудия.

В первом параграфе рассматриваются основания и формы ограничения гласности правосудия. Значительная часть сведений, фигурирующих в правосудии, отражает частную жизнь лиц или деятельность негосударственных организаций. Необоснованное разглашение таких сведений может нарушить неприкосновенность частной жизни или иную тайну, гарантированную законодательством. Возможно исследование таких фактов и обстоятельств, разглашение которых может поставить под угрозу важные общественные и государственные интересы, отрицательно повлиять на мораль населения, в особенности несовершеннолетних граждан и т.п. Во избежание этих негативных последствий гласность правосудия нуждается в ограничении.

Несмотря па широкое употребление термина "ограничения гласности" какое-либо четкое определение такого понятия в юридической науке не дается.

В этой связи предлагается определить значение термина "ограничение", исходя из этимологического значения слова: а) рамки, границы, условия, которые делают что-либо меньше, сокращают охват чего-либо; б) правило, ограничивающее какие-нибудь действия, права. Такая двоякая трактовка отражается в делении ограничений гласности на два вида: естественные и легальные. Под естественными ограничениями следует понимать факторы природного или технического характера, которые в той или иной степени сужают, сокращают процесс передачи судебной информации гражданскому обществу. К этой категории относятся любые особенности элементов информационного процесса (канала передачи информации, передатчика, приемника и т.п.), которые в той или иной степени снижают передачу сведений о правосудии (отсутствие в зале заседания мест для публики, рассмотрение юридических дел в рабочее время и г.п ) Тaкие факторы являются негативным явлением, поскольку они снижают либо делают невозможным контроль со стороны населения, тогда как его осуществление было бы вполне правомерным. С естественными ограничениями необходимо бороться посредством гарантий гласности.

Легальные ограничения, напротив, являются позитивным ограничением гласности правосудия в интересах охраны интересов отдельных лиц либо государства в целом. Под легальными ограничениями следует понимать частичное, исключительное сужение общего распространения принципа гласносш, т. e. непредоставление судебных сведений, отражающих в целом открытую деятельность суда - правосудие. При этом легальные ограничения следует отличать oт пределов гласности - условных границ, отделяющих открытую судебную информацию от закрытой. Ограничение движения информации, отражающей правосудие, возможно как исключение лишь в отношении деятельности, открытость которой установлена в качестве общего правила (например, информация, циркулирующая в судебном разбирательстве). Для информации, в отншении которой презюмируется закрытость (например, информация, зафиксированная в материалах судебного дела), ограничения гласности не могут бьть установлены, поскольку она уже лежит за пределами гласности.

Легальные ограничения гласности правосудия включают в себя два основных элемента: а) основания - предусмотренные законом обстоятельства, сферы общественных отношений, информация о которых не может бьпь предоставлена субьектам гражданского общества; б) форму ограничения движения информации - меры, принимаемые судом в целях не допустить поступление таких сведений к субъектам гражданского общества.

Основания ограничения гласности правосудия устанавливаются каждым процессуальным законом отдельно, в связи с чем наблюдаются расхождения и их перечне Однако на основе сравнительного анализа процессуального законодательства можно выделить следующие основания, а) совещание судей по вынесению судебного решения; б) юридическое дело, содержащее обстоятельства, составляющие государственную, семейную, коммерческую, иную тайну, в) юридическое дело о преступлениях несовершеннолетних; г) защита общественной нравственности; д) обеспечение безопасности граждан.

Авгор рассматривает каждое из оснований и предлагает делить их на два вида:

- абсолютные - обстоятельства, которые не могут рассматриваться в открытом судебном заседании ни при каких условиях;

- относительные - обстоятельства, вопрос о закрытом или открытом рассмотрении которых принимается по усмотрению суда, в том числе с учетом мнения лиц, интересы которых такие обстоятельства затрагивают.

Подобное различие оснований ограничения гласности правосудия, по мнению автора, должно наши отражение и в законодательстве. В частности, предлагается внести конкретные изменения.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»