WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

5. Под логико-структурными дефектами в структуре «субъектного» (как и любого иного) права автор понимает всякий «сбой» в системном построении права на ее вертикальном либо горизонтальном уровнях. Недостатки такого рода, утверждает диссертант, в той или иной степени присущи любой правовой системе. Однако в условиях России эта проблема особенно актуальна в силу незавершенности создания нового права и новой правовой культуры.

В этом контексте анализируются и классифицируются структурнологические дефекты права субъекта Федерации.

В вертикальной структуре права субъекта Федерации эти дефекты выражаются в нарушении принципа верховенства федеральной Конституции, конституции (устава) субъекта Федерации, а также в необоснованном расширении понятия законодательства субъекта Российской Федерации.

Дефекты в горизонтальной структуре «субъектного» права проявляются в нарушении логики построения и взаимодействия правовых норм как одинаковой, так и различной юридической силы, имеющих как общий, так и различные предметы правового регулирования.

Теоретическая и практическая значимость исследования заключается прежде всего в том, что оно имеет научно-познавательное значение и дополняет теоретико-правовые представления о праве субъекта Российской Федерации, его структуре и дефектах.

Разработанные автором теоретические положения, выводы и предложения могут быть использованы в правотворческой деятельности органов государственной власти субъектов Российской Федерации с целью совершенствования принимаемых ими нормативных правовых актов, а также при разработке учебных курсов, программ и проведении в высших учебных заведениях занятий по проблемам права субъекта Российской Федерации Апробация проведенного исследования. Основные положения, результаты и материалы настоящего исследования прошли апробацию в правотворческой, научной и научно-педагогических сферах. Результаты диссертации внедрены в учебный процесс Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, использовались при подготовке сборника методических материалов по разделу «Система права и система законодательства» курсов «Теория государства и права» и «Проблемы теории государства и права» (М.: РПА МЮ РФ, 2002).

Материалы исследования изложены в докладах на научно-практических конференциях в Институте философии и права Сибирского отделения Российской академии наук, Сибирской академии государственной службы, Сибирском университете потребительской кооперации. Результаты работы докладывались также на семинарах Ассоциации сибирских и дальневосточных городов. По теме диссертации опубликовано одиннадцать работ.

Некоторые предложения и рекомендации по вопросам системы нормативных правовых актов нашли применение в правотворческой деятельности органов местного самоуправления, в частности, при внесении изменений и дополнений в Устав города Новосибирска.

По результатам исследования автором опубликованы следующие работы:

«Проблемы системы нормативных правовых актов субъекта Федерации» (М., 2001), «Система норм права и система нормативных правовых актов субъекта Федерации» (М., 2001), «Система правовых норм субъекта Федерации как подсистема российского права» (Новосибирск, 2001), «Проблемы определения понятия системы нормативных правовых актов субъекта Федерации» (Новосибирск, 2001), «Некоторые проблемы логико-структурных дефектов системы правовых норм субъектов Федерации» (Новосибирск, 2001), «Некоторые проблемы: системы нормативных правовых актов, регулирующих отношения в муниципальных образованиях» (Новосибирск, 2001), «Некоторые проблемы правотворчества представительных органов местного самоуправления» (Новосибирск, 2001), «Проблемы определения понятия системы норм права субъектов Российской Федерации» (Новосибирск, 2001), «Проблемы права субъекта Российской Федерации» (Новосибирск, 2004).

Структура диссертации. Диссертация: состоит из введения, трех глав и заключения.

СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ Во введении обосновывается актуальность темы, излагается степень ее разработанности, определяются цели и задачи исследования, характеризуется методологическая основа работы, обосновывается научная новизна и практическая значимость предпринятого исследования, сформулированы основные положения, выносимые на защиту.

В первой главе «Право субъекта Российской Федерации: вопросы методологии» приведены аргументы необходимости изучения методологических вопросов исследования данной темы, а также рассмотрены подходы к исследованию проблемы в досоветской, советской и постсоветской отечественной правовой литературе.

Диссертант считает, что изучение проблем методологии данной темы обусловлено: необходимостью использования при ее исследовании научного инструментария, в качестве которого выступают прежде всего такие научные категории, как «право», «правовая система», «система права», «система законодательства» и др.; недостаточной разработанностью ряда этих категорий применительно к теме исследования; недостаточно четким разграничением в российском законодательстве предметов ведения и полномочий федерального центра и регионов.

В работе отмечается, что исследование структуры федеративного права.

с позиций общей теории права имеет своей исходной точкой определение права. Понимая сложность и многоаспектность данной проблемы, автор все многообразие взглядов на определение права сводит к двум основным подходам: «узкому», или нормативному, и «широкому», включающему в понятие.

права помимо норм также правовую доктрину и правоотношения. Специфика методологии данного исследования состоит в том, что она требует сочетания того и другого подхода. Так, разграничение предметов ведения как некий критерий между правом Федерации и ее субъектов предполагает нормативное, или «узкое», понимание права, ибо такое разграничение возможно лишь в рамках (на основе) правовых норм. Однако такой подход, считает диссертант, явно недостаточен для объяснения тех процессов и явлений правовой действительности, которые сопровождают переход России от одной общественной (и правовой) системы к другой. Для этого требуется широкий культурно-исторический подход.

В этих условиях, делает вывод автор, проблема права субъекта Российской Федерации должна исследоваться посредством категории «правовая система», понятие которой в отечественной юридической литературе рассматривается порой как синоним понятия «правовая культура». В данном случае это понятие отражает наиболее высокий уровень абстракции при изучении права как системного явления.

В ходе исследования показано, что имеющиеся в научной литературе подходы к исследованию данного понятия отличают две особенности: признание его многоаспектноети и неполное совпадение взглядов разных авторов на структуру правовой системы. Понятие «правовая система» («правовая культура») охватывает правовые явления «в целом» и само по себе не отражает специфики структуры права федеративного государства. Это обусловливает необходимость выявления граней, разделяющих право субъекта Российской Федерации и право Федерации, определения места «субъектного» права в структуре правовой системы. Его можно определить лишь при рассмотрении права субъекта Российской Федерации в качестве элемента правовой системы федеративного государства. В данном случае на первый:

план выдвигаются ее нормативный и институциональный аспекты. Первый из них можно рассматривать так же, как «узкое», или нормативное, понимание права, структура которого раскрывается с помощью понятий «система права» и «система законодательства». Второй аспект позволяет исследовать «субъектный» уровень правотворчества и правоприменения.

Автор считает, что понятие «система права» играет ключевую роль в системе категорий общей теории права. Вместе с тем серьезная значимость проблемы сочетается в данном случае с явно недостаточным уровнем ее изученности в контексте федеративной структуры права. Эта структура в рамках понятия «система права» раскрывается лишь применительно к системе общественных отношений, без учета специфики федеративной формы государственного устройства.

Актуальность методологических вопросов данного исследования, по мнению диссертанта, обусловлена также проблемностью ряда аспектов соотношения понятий «система права» и «система законодательства», вызывающей многолетние дискуссии в научной литературе.

В диссертации отмечается, что поскольку понятийный аппарат в этой сфере начал формироваться еще в досоветское время, то рассмотрение методологии вопроса следует начинать именно с этого периода. Изучив работы по общей теории права и юридической догматике (М. Капустина, Н.М. Коркунова, С.А. Муромцева, Г.Ф. Шершеневича и др.), автор пришел к выводу, что подходы к исследованию структуры права в досоветский период отражали влияние римской юридической традиции, столь характерной для стран романо-германского права, а также концепции юридического позитивизма, утвердившейся в России к концу XIX в.

Вместе с тем диссертант считает обоснованным вывод профессора Ю.А. Тихомирова о том, что для России в указанный период «своего рода двухуровневая правовая система, включающая и уровни законодательства, не являлась совершенно не известным явлением». Об этом, в частности, свидетельствуют работы П. Данилевского «Об источниках местных законов и некоторых губерний и областей России» (СПб., 1857), А.Э. Нольде «Очерки кодификации местных гражданских законов при графе Сперанском» (СПб., 1906) и других авторов. В этих работах отмечалась известная самостоятельность народов России, присоединенных к ней территорий (Финляндии, Польши, Малороссии), в применении ими местных законов, обычаев и т.д.

Однако эта своего рода двухуровневая правовая система все же не рассматривалась в качестве фактора, влияющего на структуру права.

Проведенный анализ работ по теории государства и права советского периода (С.С. Алексеева, С.А. Голунского, М.С. Строговича, В.А. Кирина, А.И. Королева, А.А. Ушакова, А.Ф. Шебанова и др.) позволил диссертанту сделать вывод, что в советской юридической науке важнейшее место занимала проблема классовой сущности права, принципиального отличия советского права от любого права эксплуататорского типа. Вместе с тем в ряде этих работ значительное внимание уделялось вопросам структуры права. Их решение отражало влияние факторов двоякого рода: теоретического обоснования неприемлемости частного права в условиях советского строя и федеративной формы государственного устройства. При этом исследования федеративного аспекта структуры права в советский период были немногочисленными, к тому же они скорее обозначали проблему и не предлагали путей ее решения. Вопросы системы и структуры социалистического права рассматривались в основном в рамках системы общественных отношений.

Проблемы же федеративной его структуры, а также структуры права субъекта Федерации, по сути, исследованы не были.

Анализ работ постсоветского периода (Р.З. Лившица, А.В. Мицкевича, В.П. Мозолина, Е.Б. Попондуполо, Ю.А. Тихомирова, В.В. Толстошеева и др.), в которых рассматриваются отдельные аспекты проблемы, позволил автору сделать вывод о специфике ситуации в современной России по данному вопросу. Она состоит в том, что, с одной стороны, используются старые подходы к рассмотрению понятия системы российского права, как правило, в рамках традиционно сложившихся научных категорий, с другой - предпринимаются попытки ее исследования с новых, нетрадиционных позиций, в том числе непосредственно на ее «субъектном» уровне. Такого рода попытки к исследованию обозначенной проблемы, по мнению диссертанта, представляются весьма продуктивными, поскольку не только выделяют в федеративном законодательстве его «субъектный» пласт, но и обозначают некие контуры его горизонтальной структуры. В этой связи автор ссылается, в частности, на работу профессора Ю.А. Тихомирова «Публичное право» (М., 1995), в которой обращено внимание на специфику конституций федеративных государств в разграничении законодательной компетенции федеральных и «субъектных» органов государственной власти. Диссертант считает обоснованным вывод Ю.А. Тихомирова о том, что предметом разграничения этой компетенции «могут быть отрасли законодательства, их подотрасли, правовые институты, группы однородных законов, отдельные законодательные акты». При этом для большинства конституций республик не характерно выделение какихлибо отраслей и речь идет главным образом об отдельных институтах.

Рассмотренные в диссертации подходы к исследованию права субъекта Федерации (сначала СССР, а затем Российской Федерации) в течение десятилетий ограничивались констатацией факта существования актов соответствующего уровня без глубокого анализа структуры этого права и места его в правовой системе Федерации. Следствием такого подхода было недостаточное развитие понятийного аппарата, дискуссионность ряда важных вопросов структуры права. После распада СССР актуализации этой проблемы способствовали новое правопонимание и новые конституционные принципы построения Федерации.

Диссертант считает, что в праве субъекта Федерации можно условно выделить группы норм, которые отличаются по своему содержанию от норм права федерального уровня. Это нормы, которые закрепляют: цели, задачи и принципы регионального правового регулирования; особенности компетенции органов государственной власти субъекта Федерации; специфику регионального правового регулирования в соответствующих сферах общественной жизни. Предлагаемая схема отражает структуру всего множества норм права субъектов Российской Федерации и позволяет, с одной стороны, конкретизировать предмет регионального правового регулирования, с другой - отграничить этот предмет от предмета правового регулирования соответствующих отраслей российского права.

Характер методов регионального правового регулирования, с одной стороны, определен методами соответствующих отраслей российского права, с другой - его специфика проявляется в составе участников соответствующих правовых отношений, в порядке и основаниях возникновения их юридических прав и обязанностей, действие которых ограничивается территориальными рамками субъекта Федерации.

Таким образом, совокупность норм права субъекта Федерации представляет собой формирующиеся правовые институты (подотрасли), интегрированные в соответствующие отрасли российского права.

Исследование права субъекта Федерации как элемента правовой системы России показывает явную недостаточность категорий «система права» и «система законодательства» как инструментов исследования «субъектного» права. Понятия «правовая система» и «система права» вообще не отражают форму государственного устройства - федеративную либо унитарную, а «система законодательства» не раскрывает горизонтальной структуры «субъектного» права.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»