WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Другие исследователи (A.M. Баранов, И.Д. Невважай, В.Р. Петров и др.) включают в понятие правового нигилизма только факты пренебрежительного, отрицательного или безразличного отношения к праву, осознанного игнорирования требований закона, которые сопровождаются отсутствием противоправного умысла.

Диссертант отмечает, что в юридической литературе (А.Б. Венгеров, И.Д.

Невважай, И.В. Гойман, Г.И. Иванец, В.И. Червонюк и др.) правовой нигилизм рассматривается как имманентная, органическая часть деформированных сторон правосознания, которая встроена в него, является необходимым спутником и имеет свою структуру и соответствующие формы и уровни. При этом, исследователи вкладывают разное смысловое значение в понятия формы и уровни правового нигилизма.

Одни авторы (И.В. Гойман, Г.И. Иванец, В.И. Червонюк и др.) выделяют формы правового нигилизма, которые проявляются: в правовой идеологии отражающейся в доктринах, течениях, идеях и представлениях; в правовой психологии выступающей в форме своеобразных позиций, установок, стереотипов неверия в правовые идеалы; в юридической практике характеризующейся различными формами отступления от правовых установлений, правового цинизма и правового скепсиса. И указывают на уровни правового нигилизма: общесоциальный, групповой, индивидуальный.

Другие (А.Б. Венгеров, И.Д. Невважай, Е.И. Темнов и др.) - исходят из известного различения уровней и форм проявления правосознания (соответственно и правового нигилизма), выделяют по субъективному составу такие уровни как:

индивидуальный, общественный, групповой, а по особенностям содержания обыденную, профессиональную и теоретическую формы.

Одновременно, в юридической литературе встречается мнение ряда авторов (В.А. Бачинин и В.К. Самигуллин, В.А. Туманов), которые не разграничивают понятия «форма проявления правового нигилизма» и «уровень проявления правового нигилизма».

Диссертант отмечает, что в юридической научной литературе немалый спор вызывает вопрос о соотношении правового нигилизма с другими смежными понятиями: правовая демагогия, правовой (юридический) фетишизм, правовой инфантилизм, правовой цинизм, перерожденное правосознание, правовая патология, «теневое право». При этом, одни авторы (В.К. Бабаев, В.М. Баранов, В.Р.

Петров, В.А. Толстик) рассматривают правовой нигилизм, как структурный элемент (составная часть, вид) более общего понятия - деформированного правосознания. Другие исследователи (Р.С. Байниязов, И.В. Гойман) отводят правовому нигилизму свое самостоятельное значение, подчеркивая его тесную органическую связь с правовым менталитетом, который представляет собой неоднозначный, чрезвычайно сложный, противоречивый, а вместе с тем оригинальный, самобытный социально-правовой феномен, отличающийся небрежным, отрицательным отношением к праву и являющийся одной из форм существования и выражения правового нигилизма.

Таким образом, видно, что в юридической науке нет единого подхода не только к пониманию сущности правового нигилизма, но и к уровням, формам его существования и проявления. Диссертант предлагает рассматривать правовой нигилизм в контексте различных типов правопонимания. Такой подход дает одновременную возможность не только исследовать теоретическую природу правового нигилизма, формы и уровни его проявления, но и под особым, более полным, углом зрения, оценить сущность права.

Реальностью является противоречивость, спорность, взаимоисключающая сущность различных типов правопонимания, что не способствует укреплению веры в право, размывает представление о его ценности и социальном значении.

Разные концепции права отражают собственные ценности, посредством которых производится оценка иных ценностей. Если ценности разных концепций несовместимы, если каждая концепция является специфической формой понимания правовой действительности, то каждая из них либо находит в правовой действительности то, что соответствует системе ценностей определенной концепции, либо не находит. Взаимная оценка концепций может привести (и приводит) к непризнанию ценностей друг друга. Это дает нам возможность сделать предположение о том, что как юридический позитивизм, так и естественное право, в известной ситуации, могут быть формами проявления взаимного правового нигилизма. Последняя ситуация и определяет правовой нигилизм на теоретическом уровне, который является результатом оценки сущности одной концепции права другой концепцией. Такие противоречия между сторонниками естественного и позитивного права, несмотря на очевидную опасность и пафос отрицания его принципов, порождают нигилистические тенденции в юридической теории и практике, являются существенным фактором развития общества, поскольку способствуют высвобождению и проявлению созидательных сил и, при известных обстоятельствах, способствуют прогрессу.

Многозначность понятия правового нигилизма (свойств, качеств, форм проявления и т.д.), делает проблематичным его использование в качестве научного термина. Исходя из требования дальнейшей научной проработки сущности, социального значения правового нигилизма, а также уточнения границ и выработки его определения, правовой нигилизм диссертантом рассматривается, как имманентное свойство правосознания и правового менталитета, характеризующееся своими широкими границами проявления: который, с одной стороны, отрицает правовые начала и играет деструктивную роль, а с другой, при известных условиях, может нести в себе прогрессивные качества.

Такой подход к определению сущности правового как иммасвойства правосознания позволяет выделить его важнейшие существенные свойства и признаки:

во-первых, правовой нигилизм, как и правосознание, имеет свои различные, в зависимости от основания, по которым будет проводиться классификация, формы, виды и уровни;

во-вторых, правовой нигилизм, будучи явлением антисоциальным, носи г регрессивный, вредный обществу, характер;

в-третьих, правовой нигилизм, при оценке в государстве законодательства, с точки зрения его соответствия естественно-правовым началам, несет в себе прогрессивные качества;

в-четвертых, это есть один из путей к высокому (доктринальному, научному) правосознанию;

в-пятых, правовой нигилизм, является таким сложным многоплановым феноменом правосознания, к изучению которого необходимо подходить комплексно, объективно, всесторонне и обстоятельно.

Вторая глава - «Эволюция и формы проявления правовою нигилизв российском обществе» - включает в себя два параграфа.

I) первом параграфе проводится исторический анализ причин правового форм его проявления и развития в общественном сознании дореволюционной России.

Исследование исторических корней правового нигилизма, его причин, форм проявления диссертантом проводилось в рамках общего учения о праве, правосознании, социальном детерминизме, которые позволили учесть все социальные и правовые явления и конкретно-исторические условия дореволюционной России.

Анализ различных источников позволяет утверждать, что правовой нш илизм имеет свои глубокие исторические корни, уходящие в далекое прошлое, к детерминантам которого можно отнести: глубокий и длительный кризис самодержавного, крепостнического государства, вызывавшего протест и ответную реакцию против тоталитарных основ государственности с сильно разветвленным профессиональным бюрократическим аппаратом; многовековое крепостничество, массу людей правосубъектности, правовую необеспеченность и понесправедливость законов; применение силы при решении важных вопросов в государстве, в процессе проведения государственных реформ и преобразований, которые в общественном сознании формировали понимание права исключительно как приказа государственной власти.

Диссертант отмечает, что на разных этапах исторического развития российского общества, правовой нигилизм получал свои специфические формы выражения и существования. К формам проявления относит:

взгляды деятелей русской православной церкви XV - XVI веков; бопо содержанию и многообразный по жанрам народный фольклор, отражавший социальные настроения, общественное мнение, отчетливое отношение к праву в российском обществе.

Изучение широкого круга источников (А.Л. Алиева, И.А. Ильин, Б.А.

Кистяковский, А.И. Новиков, П.И. Новгородцев, В.Р. Петров, С.М. Степняк Кравчинский, Л.И. Спиридонов, И.Л. Честнов, С.Л. Франк, С.Е. Хоиман, В.В.

Ячевский и др.), позволило автору выявить единогласное мнение исследователей о том, что нигилизм в России приобрел свое наиболее полное воплощение, во второй половине XIX века и явился мировоззренческой основой революционнодемократических направлений социально-философской и общественномысли. Одной из самых типичных и феноменальных форм проявв дореволюционной России было движение русской «революционное народничество» - анархизм, прошедшее ряд стадий своего развития. Анархизму, по словам известного исследователя нигилизма А. И. Новикова, было характерно концептуальное отрицание правовых и государственных начал в обществе и присущи все конкретные формы нигилизма.1 В связи с этим, диссертант считает справедливым мнение исследователей (Л.И.

И.Л. Честнов, А.Л. Алиева, В.В. Ячевский и др.) о том, что художественная литература того периода (Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский), являясь баобщественной жизни и народных настроений, также выступала одной из форм отражения правового нигилизма в обществе.

Развернутая теоретическая характеристика социального, одновременно и правового нигилизма, была дана в трудах С.Л. Франка «Этика нигилизма», Б.А.

Кистяковский «В защиту права». Вместе с тем, правовой нигилизм трактовался в большей степени с философских, социологических и психологических позиций.

О исследователи говорили как об отрицании принципиальных оценок, объективного различия между добром и злом, своеобразном, рационально непостижимом и вместе с тем жизненно-крепком слиянии «антагонистических мотивов в могучую психическую силу».В диссертационном исследовании отмечается, что наряду с анархизмом, одновременно возникает либеральное народничество связанное с именами Н. К.

Михайловского, Б.Н. Чичерина, которое положило начало либеральной философско-правовой мысли в России и способствовало появлению и развитию различных направлений в праве: психологическая теория права (Л.И. Петражицкий);

юридический позитивизм (Г.Ф. Шершеневич); естественно-правовая концепция (П.И. Новгородцев Б.А. Кистяковский, Е.Н. Трубецкой). Несмотря на различие концепций, все мыслители последовательно выступали против негативного отношения к праву, вели борьбу за реабилитацию права как такового. В этом смысле их правовое мировоззрение характеризовалось рядом сходных черт, позволяющих говорить об общем понимании ими самой идеи права.

Таким образом, во взглядах представителей разных течений, движений и школ в дореволюционной России (за исключением анархизма), мы не находим явного отрицания права. По мнению диссертанта, в понятие правового нигилизма сторонниками разных политико-правовых взглядов, вкладывался далеко не однозначный смысл. Правовой нигилизм, в этот период, выступал скорее, как особая форма правового мышления, способствовавшая эволюции правового мышления, зарождению все новых методов познания, предполагающая способность к критике и создающая нетрадиционные подходы к пониманию сущности права. Поэтому, многие идеи русских мыслителей о правовых и духовных основах общества, соотношении власти, нравственности и права имеют непреходящее значение и поучительны для современного российского общества.

Во втором параграфе подвергается анализу становление социалистического правопонимания и правосознания, на фоне чего исследуется развитие и дальнейшая эволюция правового нигилизма, как результата реформаторской деятельности политических органов государственной власти.

В диссертации констатируется, что принципиальные основы социалистического права в России были заложены уже после событий октября 1917 года.

Первые годы советской власти характеризуются проявлениями торжества революционного фанатизма и идеями отмирания права. Анализ различных источников дореволюционного периода (Б.А. Кистяковский, С.Л. Франк и др.) и современных исследователей (А.И. Алатворцева, В.О. Мушинский и др.) показывает, что марксистско-ленинская идеология, унаследовавшая нигилистические начала предыдущего столетия, приняла эстафету правового нигилизма от революционных народников, которые говорили о марксизме как о воинствующем социалистическом народничестве и «нигилистической религии земного благополучия».1.

В основе этой идеологии лежала неограниченная правом и законом диктатура пролетариата, политической власти в государстве.

Исследователи (С.С. Алексеев, Ю.В. Тихонравов, В.А. Туманов и др.) называют наиболее последовательного сторонника кардинального отрицательного отношения к праву В.И. Ленина, идеи которого получили свое отражение в многочисленных работах и высказываниях, оказали решающее воздействие на дальнейшее развитие теории права и практики. Диссертант считает, что основная причина такой степени, категоричности и бескомпромиссности отрицания права, прежде всего, кроется в самой сущности марксистсколенинской, классовой идеологии. Отрицание буржуазного права, которое идеологами марксизма рассматривалось как средство закрепления капиталистических отношений эксплуатации и неравенства было, перенесено на право как таковое. Эта идеология формировала взгляд на право как на явление временное, отмирающее и малосущественное. Поэтому традиционный, идущий из прошлого юридический негативизм и теория отмирания права были опасным сочетанием.1 Революционная идеология права, носила демагогический (по отношению к праву) характер, по своей сути, была сопоставимая с правовым нигилизмом, отвечала интересам власти, в государстве и оправдывала любые ее противоправные действия.

Под властью идеологического диктата оказалась юридическая наука, которая связывала теорию социалистического права с официальной идеологией. В социалистической теории права развивалась концепция нового, высшего революционного, пролетарского права как средства осуществления диктатуры пролетариата, отвергались правовые принципы, подводилась теоретическая основа под режим политического насилия, что соответствовало духу потребностей предстоящих репрессий.

Это подтверждается анализом многочисленных источников советского периода (А.А. Герцензон, А.Г. Гойхбах, П.И. Стучка, Д.И. Курский, М.Ю. Козловский, Н.В. Крыленко Е.Б. Пашуканис, М.А. Рейснер, И.П. Разумовский, М.М.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»