WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

загрузка...
   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

Подобная тенденция наметилась еще в начале XX века в США, когда политическая наука стала строиться на принципах и основных положени­ ях господствовавшего тогда бихевиоризма, направления психологии, со­ зданного, в целом, по модели естественных наук. Отсюда главным объек­ том анализа политической науки тех времен были не законодательные нор­ мы и формальные элементы политической организации общества, не об­ щество и политика в целом, а поведение индивида; основное внимание уделялось эмпирическим фактам и их обработке. Из политической науки изгонялись всякие выводы, основанные на умозаключениях ценностного, мировоззренческого, идеологического порядка; политическая наука объяв­ лялась свободной от ценностей.

Под напором политических событий середины века, обнаруживших не­ состоятельность бихевиористских методов для анализа явлений политики, имела место так называемая постбихевиоральная революция, сущность которой заключалась в неприятии такого политического исследования, ко­ торое стремится превратить изучение политики в жесткую научную дис­ циплину, основанную на методологии естественных наук. Провозглаша­ лось, что детерминизм в политическом исследовании должен уступить место индетерминизму; что субъект, наконец, должен быть введен в науч­ ную теорию со всеми своими ценностными, мировоззренческими установ­ ками; что новая политическая наука должна встать в большей степени на антропологическую позицию, подразумевающую рассмотрение всех науч­ ных проблем, даже сугубо практических, основываясь на глубоком анали­ зе человеческой сущности, ее не только политической и экономической, но и психологической составляющей. Большее внимание в политических концепциях стало уделяться бессознательному как мощному источнику политических действий и политического поведения индивида.

В российской политико-юридической науке подобные перемены в силу известных причин только начинаются. Осознание необходимости преодо­ ления односторонности и догматичности марксистско-ленинской теории государства и права способствует привлечению философских и психоло­ гических знаний в эту область и уже дало импульс развитию смежных наук вроде политической психологии, политической философии, социального психоанализа, философии права, юридической антропологии и др.

Изменения в юридической науке в целом находят отражение и в теории государства и права. Переосмыслению подвергаются как понимание пред­ мета теории государства и права, так и подход к методам исследования го­ сударственно-правовых проблем; большее внимание уделяется ценностным аспектам исследования. В связи с этим автору представляется необходи­ мым рассмотрение демократического государственного режима в свете кон­ цепций психологии масс и психологии народов.

Во втором параграфе "Основные подходы к пониманию демократи­ ческого государственного режима в отечественной и зарубежной науке" диссертант описывает изменения в методах исследования демократическо­ го государственного режима, дает краткий обзор основных подходов к его изучению и обосновывает избранную логику построения исследования.

В теоретическом исследовании государственного режима, как и других госу­ дарственно-правовых явлений, происходят изменения, вызванные необходимо­ стью комплексного его рассмотрения и использования данных не только юри­ дических наук, но и философии, политологии, социологии, психологии.

При анализе государственного режима, в том числе демократического государственного режима, в современной теории государства и права уде­ ляется внимание не только объективным факторам, но и субъективным.

Среди субъективных факторов выделяются факторы, именуемые "духом и волей народа", либо "душой народа", на которые обращается внимание в основном при исследовании крупных социальных общностей, в том чис­ ле этнических общностей, народов, наций и их социально-психологичес­ ких характеристик. Это отражает признание современной юридической наукой психологии масс и психологии народов важнейшими факторами, влияющими как на становление и функционирование государственного режима, в том числе демократического государственного режима, так и на государственно-правовое бытие вообще.

Исходя из этого, диссертант заключает, что тенденции в изучении демок­ ратического государственного режима, наблюдающиеся сегодня в отече­ ственной юридической науке, вполне адекватны общенаучной смене ори­ ентиров в познании социальных явлений, соответствуют формирующейся сегодня парадигме социального познания, и дают основания для привле­ чения в исследование демократического государственного режима, в час­ тности, данных психологии масс и психологии народов с целью более полного и всестороннего анализа этого сложного явления.

На основании вышеизложенного диссертант рассматривает понятие де­ мократического государственного режима.

Диссертант рассматривает государственный режим как обобщенную харак­ теристику форм и методов осуществления государственной власти в той или иной стране; считает понятие "государственный режим" более узким, чем по­ нятие "политический режим", относя его к элементам формы государства.

Рассматривая в соответствии с традиционным подходом понятие госу­ дарственного режима как более узкое по сравнению с понятием полити­ ческого режима, диссертант в то же время полагает, что государственный режим, влияющий на всю систему общественных отношений, принципи­ ально не отличается от политического режима в своих социальных, и, что особенно важно, психологических основаниях.

Диссертант выделяет два основных подхода к демократическому госу­ дарственному режиму, которые соответствуют двум подходам к государ­ ственному режиму вообще. Демократический режим выступает обычно либо простой технологией формирования и осуществления власти, в сущ­ ности нейтральной к нравственным ценностям (а значит и к социокуль­ турному контексту своего существования), либо шире - способом функ­ ционирования и развития всего общества как целого, логикой взаимодействия всех его частей, отражающей их внутреннее строение и в свою оче­ редь влияющей на него.

Диссертант полагает, что "государственный режим", анализируемый с точки зрения психологии масс и психологии народов, то есть с точки зре­ ния своих социально-психологических оснований, должен рассматриваться « исходя из логики второго подхода, когда в расчет принимаются культур­ ные и исторические предпосылки режима, анализируются его социальный фундамент и ценностное наполнение.

Автор считает, что обращаться к понятию демократического государ­ ственного режима целесообразно, принимая во внимание прежде всего оп­ ределенные глубинные психологические установки, ценностные ориенти­ ры индивидов, объединенных в "общество", проявляющиеся не только в конституционных установлениях, законах, принципах государственного уп­ равления, не только в политической и правовой культуре этого общества, но и конституирующие собой его культуру как таковую, мировоззрение ин­ дивидов его составляющих.

Обосновывая логику построения исследования, диссертант формулиру­ ет два блока вопросов, являющиеся наиболее дискуссионными и актуаль­ ными в современном мире, в том числе в российском государстве.

Первый уровень проблем касается ценности демократического государ­ ственного режима как культурного, политического и правового института;

подразумевает исследование плюсов и минусов демократического режима в масштабе общества и на индивидуальном уровне. Второй уровень проблем содержит в себе вопросы заимствования и применения устоявшихся в ми­ ровой практике моделей демократического режима к той или иной государ­ ственно-правовой действительности, к психологии того или иного народа.

Эти два уровня проблем вполне соответствуют в своих глубинных ос­ нованиях двум направлениям социальной психологии - психологии масс и психологии народов, ибо при помощи первой возможно решить вопрос об общественной и индивидуальной ценности демократического государ­ ственного режима, при помощи же второй - относительно психологичес­ кой восприимчивости конкретного народа к тому или иному виду государ­ ственного режима.

Во второй главе "Проблемы понимания и социально-психологичес­ кого обоснования демократического государственного режима в свете психологии масс" диссертант, во-первых, характеризует демократический государственный режим как политический, правовой, психологический компромисс в развитии современной цивилизации; во-вторых, выясняя роль и методы современного демократического государства в формировании социально-психологических факторов функционирования демократичес­ кого государственного режима, вводит и обосновывает понятие массы, опи­ сывает признаки "массовой души", механизмы массообразования, характер действия толпы на индивида; в-третьих, анализирует последствия описан­ ного выше воздействия государства на общество в виде психологических черт человека массы как социально-психологического типа, являющегося основой функционирования демократического государственного режима.

В первом параграфе "Демократический государственный режим как политический и психологический компромисс в развитии современной цивилизации" диссертант рассматривает демократический государственный режим как средство достижения компромисса политических, правовых, эко­ номических, а также психологических факторов в жизни общества.

Диссертант исходит из того, что демократический государственный ре­ жим представляет собой как политический, так и психологический комп­ ромисс в развитии современной цивилизации, причем первый возможен лишь постольку, поскольку возможен второй; что демократический госу­ дарственный режим есть срединный путь между политическими крайнос­ тями в жизни современного государства, поскольку играет важную роль в преодолении психологических крайностей в душе индивида.

Психологическое равновесие между силами порядка и разрушения дос­ тигается не гармоничным развитием всех психологических функций ин­ дивида, но нивелированием его личностных характеристик. Диссертант по­ лагает, что психологический, а значит и политический, компромисс дос­ тигается путем такого воздействия государства на индивида, которое вы­ ражается в формировании у него психологических качеств, присущих че­ ловеку массы, или, другими словами, через массификацию общества.

Формирование человека массы есть глубинная потребность демократи­ ческого государства, призванного за счет этого решать другие, более гло­ бальные (с точки зрения современных приоритетов) - политические, эко­ номические и иные задачи, заключающиеся в обретении равновесия во всех сферах общественной жизни путем создания если не бесконфликтного, то малоконфликтного общества, где конфликты эти должны быть управляе­ мы и направляемы. Это имеет целью достижение стабилизации обществен­ ного развития как условия экономического роста - главного сегодня кри­ терия благополучия государства.

Таким образом, через психологическое воздействие современного демок­ ратического государства на индивида, заключающееся в формировании че­ ловека массы, формируются социально-психологические предпосылки фун­ кционирования демократического государственного режима как системы политических, экономических, правовых и иных компромиссов в разви­ тии современной цивилизации.

Во втором параграфе "Понятие психологии масс и ее роль в форми­ ровании социально-психологических факторов функционирования демократического государственного режима" автор вводит понятие мас­ сы и освещает теоретическую часть психологии масс, представленную тру­ дами наиболее крупных исследователей.

Масса, характеризуемая Г. Лебоном как психологическое образование, существующее по специфическим для нее законам, основывающимся на бессознательных мотивах поведения индивидов, ее составляющих, обяза­ но своим появлением на исторической сцене нескольким процессам, ко­ торые, видимые каждым исследователем по-своему, вряд ли полностью ис­ ключают друг друга.

С. Московичи считает, что причина появления толп - бурный экономи­ ческий рост второй половины XIX века, глобальная индустриализация жиз­ ни: собранные в нестабильные городские конгломераты люди, становились массой; на необъятном рынке города рождалась массовая культура и мас­ совые формы потребления. Отличая свою точку зрения от теории классо­ вого общества, С. Московичи подчеркивает, что изменения, коснувшиеся общества во второй половине XIX века, состоят не в пролетаризации че­ ловека или обобществлении экономики, а, напротив, заключаются в массификации, т.е. смешении и стирании различий между социальными груп­ пами - различий психологических, более глобальных и существенных, чем различия экономические.

В другом - по преимуществу политическом - аспекте, затронутом X.

Ортегой-и-Гассетом, появлению толп непосредственно способствовал процесс, начало которого можно отнести еще к эпохе Возрождения. Именно с тех пор индивид начинает активно освобождаться от гнетущей и умаляющей его сущ­ ность власти церкви и на основе передовых либеральных и демократических идей приобретает - сначала в теории, а потом и на практике - беспрецедент­ ный набор "прав и свобод", которые, начиная с XIX века, он начинает реализовывать в политической жизни общества.

Далее диссертант освещает теоретическую часть психологии масс, зак­ лючающую в себе знания о механизмах формирования и признаках масс, рассматривает психологические способы и приемы образования массы. Для выяснения этих законов, механизма деятельности толп, причин и следствий растворения в них индивида, диссертант обращается к исследователям, уг­ лубленно занимавшихся этой проблемой - Г. Лебону, Г. Тарду, 3. Фрейду, С. Московичи.

При всех нюансах взгляда на проблему каждого психолога, вышеназван­ ные исследователи сходились в признании основных черт свойственных массам, будь то массы в пределах площади или в пределах общества. Глав­ ной характеристикой массы, способствующей интеграции в ее рамках раз*> личных в своих индивидуальных признаках индивидов, является то, что она функционирует на бессознательной основе, одинаковой у всех индивидов как в части архаичных своих пластов, так и содержания, вытесненного ци' вилизацией, при стирании индивидуальной сознательной надстройки.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |






© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»